Instagram

Неофициальный форум Татьяны Навки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неофициальный форум Татьяны Навки » Фигурное катание » Елена Вайцеховская о фигурном катании


Елена Вайцеховская о фигурном катании

Сообщений 61 страница 90 из 131

61

Канадская победа, японский триумф

http://ss.sport-express.ru/userfiles/press/2/20860/30896_345px.jpg
Суббота. Ницца. Канадец Патрик ЧАН защитил чемпионский титул. Фото AFP.

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Мужской турнир обошелся без российского участия в борьбе за призовые места, но это не помешало ему стать настоящим праздником: такого количества блистательных прокатов в чемпионатах мира не случалось давно

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Ниццы

Свернутый текст

ПОБЕДИТЕЛЬ

Произвольную программу выиграл чемпион мира-2011 канадец Патрик Чан. До этого он был первым и в коротком прокате и, соответственно, оказался выше всех в общем зачете, завоевав второй подряд высший титул, но я пишу про произвольную по простой причине: достаточно посмотреть на протокол, мысленно отнять от второй оценки Чана ту надбавку, которая по умолчанию плюсуется за количество выигранных турниров и выслугу лет, чтобы увидеть: отнюдь не Патрик стал героем вечера. А молодой японский парнишка Юдзуру Ханю, опередивший канадца почти на три с половиной балла в части техники.

Ханю упал в середине программы на дорожке шагов, сильно сбил дыхание, но даже это не помешало японцу завершить программу до такой степени вдохновенно, что зал сначала зарыдал, а потом поднялся на ноги - в овации.

Чемпион мира-2010 Дайсуке Такахаси, ставший в общем зачете вторым, проиграл Чану почти шесть с половиной баллов, но и это отставание было прежде всего компонентным - прямым следствием прошлогодних результатов, когда канадец выиграл мировое первенство, а Такахаси остался пятым.

Когда оценки Патрика, катавшегося последним, загорелись на табло, зал недовольно взвыл. Подозреваю, что недовольство относилось вовсе не к результату чемпиона. А прежде всего к тому, что любимец и все еще кумир всей Франции Брайан Жубер не попал на пьедестал: у него четвертое место.

ВОЗВРАЩЕНЕЦ

Так по-настоящему, по-мужски роскошно Жубер не катался уже несколько лет. После того, как он бесславно проиграл свои третьи Олимпийские игры - в Ванкувере, через год с восьмым результатом завершил мировое первенство, а в этом сезоне остался восьмым на чемпионате Европы, комментарии большинства моих иностранных коллег (в том числе и французских) сводились к тому, что "уходить с вечеринки следует вовремя". В Ницце Брайан сделал невозможное. И действительно опоздал.

Его прижали все теми же компонентами. Возможно, за длительное отсутствие результата. Или за то, что вот уже второй год подряд Французская федерация фигурного катания делает основную ставку на более юного и успешного Флорана Амодио, отводя легендарному ветерану второстепенную роль в национальной сборной. А может быть, свою роль сыграло и то, что, несмотря на блистательный прокат произвольной, это была все та же "Матрица", с которой Брайан дебютировал еще в 2004-м, выиграв в том сезоне европейское первенство у Евгения Плющенко.

Не думаю, кстати, что Плющенко, окажись он в Ницце, сумел бы откататься лучше, чем это сделал в родных стенах Жубер. В то же время не думаю, что и француз был способен кататься лучше, чем получилось. Поэтому и хотелось, чтобы ему досталась хоть какая-нибудь медаль. Кто же мог предположить, что на нее найдется такое количество охотников, чьи аргументы окажутся весомее?

СЫНКИ И ПАСЫНКИ

Много лет назад, беседуя с известным украинским тренером Валентином Николаевым о соперничестве Евгения Плющенко и Алексея Ягудина, я услышала от тренера: мол, Мишин вложил в Ягудина слишком много души. Поэтому до такой степени болезненным для него стал уход ученика.

Особенно часто я вспоминаю эту фразу, наблюдая за Дайсуке Такахаси. Вряд ли кто из тренеров вложил в него больше души, чем Николай Морозов, под чьим руководством японец завоевал серебро мирового первенства в 2007-м. Потом Такахаси ушел. По словам Морозова, расставание произошло из-за того, что в подготовку спортсмена слишком много вмешивалась Японская федерация фигурного катания и тренеру это просто надоело. На самом деле причина была иной. Сразу после чемпионата мира-2008 Морозов взял в группу еще одного японца - прямого конкурента Такахаси Нобунари Оду. Все договоренности на этот счет происходили за спиной Дайсуке. Он узнал об этом пост-фактум и посчитал, что его предали.

С японской точки зрения, подобное было совершенно недопустимо. Поэтому, кстати, Ода (по его собственным словам) первоначально наотрез отказался принять предложение Морозова перейти к нему в группу. Не хотел становиться тем человеком, который создаст для собственного кумира, почти небожителя, дискомфортную ситуацию. Но вскоре Нобунари стал виновником дорожно-транспортного происшествия, получил дисциплинарную дисквалификацию от японской федерации и был отстранен от соревнований на целый год. Именно в этот период Морозов связался с ним повторно, и Ода ответил согласием, сказав: "Похоже, кроме вас, я никому больше не нужен".

Такова японская версия тех событий.

Раздражение тренера по поводу ухода Такахаси было столь велико, что еще пару лет назад в разговоре со мной Морозов сказал: мол, никогда больше Дайсуке не поднимется на тот уровень, на котором был до ухода.

Такахаси поднялся. В 2010-м он стал чемпионом мира.

Морозов действительно вложил в этого фигуриста много сил. Создал, так сказать, фундамент, который японец продолжает благополучно развивать. При этом Такахаси (не исключаю, что тоже благодаря Морозову) абсолютно лишен привычной японской закрытости. Летнюю подготовку он традиционно проводит во Франции, работая над техникой конька с чемпионом мира в танцах на льду Оливье Шонфельдером, а за помощью в постановках обращается к Паскуале Камерленго: специалисту, который в этом сезоне ощутимо потеснил Морозова с позиции одного из наиболее интересных хореографов мира.

Если же говорить о нынешних любимцах российского тренера, то в мужском катании это, безусловно, Флоран Амодио. Во всяком случае, обе программы Амодио выглядели на порядок интереснее и выразительнее, нежели те композиции, с которыми в Ницце выходил на лед еще один подопечный Морозова - Сергей Воронов.

ПОСТРАДАВШИЕ

В Ницце Россия заработала всего одну мужскую квоту на чемпионат мира-2013. Воронов занял 17-е место, а бронзовый призер прошлогоднего мирового первенства Артур Гачинский остался 18-м. Александр Горшков сказал, что у него лично никаких претензий к Воронову нет. Мол, Сергей сделал почти максимум: мало кто из одиночников может похвастаться каскадом 4+3 в короткой программе. В произвольной Воронов сделал и четверной, и два тройных акселя. Допустил всего одну ошибку. Так что свою задачу, по словам Горшкова, выполнил на 99 процентов. А вот что касается несчастного случая с Гачинским, тут надо разбираться вместе с личным тренером.

Алексей Мишин назвал целый ряд причин, помешавших Гачинскому показать на нынешнем чемпионате успешный результат. Включая собственную болезнь и вынужденную смену учеником ботинок.

И все-таки было тяжело отделаться от мысли, что Артур просто-напросто не выдержал как возложенных на него медальных ожиданий, так и того, что он уже несколько лет постоянно, хоть и большей частью заочно, вынужден соревноваться с предыдущим звездным учеником своего наставника Евгением Плющенко. Делать аналогичные программы, прыжки и связки, стремиться к аналогичным результатам, соответствовать аналогичным тренерским требованиям и критериям. Дело даже не в том, что предложенная фигуристу планка слишком высока. А в том, что совершенно невозможно жить с постоянным ощущением рубахи не со своего плеча - и при этом не свихнуться.

В разговоре с Горшковым я спросила:

- Большинство болельщиков сейчас рассуждают одинаково: ничего страшного, что на следующий год у нас будет лишь один участник на чемпионате мира: вернется Евгений Плющенко и все поправит. А вы как президент Российской федерации фигурного катания рассчитываете на это?

- Рассчитываю, - последовал ответ.

Чемпионат мира. Ницца. 31 марта. Мужчины. 1. Чан (Канада) - 266,11. 2. Такахаси (Япония) - 259,66. 3. Ханю (Япония) - 251,06. 4. Жубер (Франция) - 244,58. 5. Амодио (Франция) - 243,03. 6. Бжезина Чехия) - 239,55... 17. ВОРОНОВ - 210,04. 18. ГАЧИНСКИЙ - 205,06.

http://winter.sport-express.ru/figuresk … ews/20860/

62

Татьяна Волосожар, Максим Траньков:
"Мы были слишком хорошо готовы"

http://ss.sport-express.ru/userfiles/press/2/20862/30898_345px.jpg

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Ниццы

Комплимента по поводу отыгранных в произвольной программе восьми с лишним баллов двукратный вице-чемпион мира Максим Траньков не принял, мрачно заметив, что предпочел бы отыграть сотые, но у второго места и что для себя считает чемпионат мира однозначно проигранным. Хотя с момента окончания соревнований спортивных пар прошло уже достаточно много времени, было понятно, что заноза глубока и болезненна.

Свернутый текст

- Максим, простите, что продолжаю ковыряться в ранах, но что все-таки случилось в короткой программе, где вы так нелепо упали в тодесе?

- Злую шутку на самом деле сыграло то, что мы с Таней были очень хорошо готовы к чемпионату. Слишком хорошо. Легко катали обе программы физически, не пропустили ни одной тренировки, выполнили все, что было запланировано нашими тренерами Ниной Мозер и Станиславом Морозовым. И не очень волновались соответственно. Вышли-то на лед первыми - впереди китайцев, впереди Савченко/Шелковы. Чего было нервничать? Тем более что в этом сезоне мы ни разу никому не проиграли короткую программу.

- И тут жахнуло?

- Сначала не совсем удалась подкрутка. Сделали ее мы вроде бы хорошо, но в сложности один уровень потеряли.

Татьяна: - Вдобавок я приземлилась в подкрутке слишком близко к борту и где-то в подсознании проскользнула мысль, что я совершенно не почувствовала ту грань, которая обычно хорошо ощущается. Так же подсознательно отметила для себя, что надо быть внимательнее, раз уж происходит что-то непонятное.

Максим: - На самом деле думать об этом было некогда, поскольку в короткой программе все элементы идут очень плотно один за другим. Следом случилась ошибка на выбросе. Татьяна чуть перекрутила обороты и приземлилась на две ноги. Но даже это нас не насторожило. Была внутренняя уверенность, что если мы сейчас "зажжем" на дорожке шагов, то все равно получим высокие оценки и выиграем короткую программу без труда.

Татьяна: - И в тодес зашли хорошо…

Максим: - Это правда. Я потом разговаривал с судьями, они мне сказали, что уже готовились дать нам "+3" за исполнение. И тут вдруг...

- Что вы чувствовали в момент падения, продолжая удерживать Татьяну?

- В том-то и дело, что ничего не почувствовал. Мы прекрасно выполнили первый оборот, я привычно поменял руку, более того, после всех предыдущих помарок думал как раз о том, чтобы выжать из тодеса максимум, а в следующую секунду уже лежал на льду.

Татьяна: - Я была полностью сконцентрирована на тодесе. На том, как зайти, как поставить лезвие конька. И ощущения были аналогичными: вроде только что все было в порядке - и вдруг ты лежишь, совершенно не понимая, что случилось и почему.

Максим: - В тодесе конек, на который опирается партнер, обычно делает во льду небольшую ровную лунку. А тут меня из этой лунки просто выбросило. Возможно, все дело в том, что в Ницце очень хрупкий лед, который под нажимом конька начинает крошиться. Многие наши соперники катаются на очень "мягких" ногах, и это помогает избежать чрезмерно сильного давления на лед. А российская школа - жесткая. Такая же, как до этого была советская. Жестконогим фигуристам сложнее даются некоторые вещи. Например - дуги. Вполне допускаю, что это тоже сыграло свою роль. Если посмотреть, кто в Ницце падал, так это в основном выходцы из советской школы.

- Таня, не хотелось убить партнера прямо на льду?

- Мы можем позволить себе выяснять отношения на тренировках. Но в соревнованиях - никогда. Кстати, мы никогда не пытаемся включать в программу элементы, которые не умеем исполнять. Это, если хотите, кредо. Не умеешь - не берись. Но упасть можно и в том, что выучено достаточно хорошо. За это мы никогда друг друга не ругаем. Скорее оба занимаемся самоедством. А в этих случаях каждый старается другого успокоить.

- Помню, Максим, как болезненно вы относились к собственным поражениям, когда только попали в сборную. Сразу начинали твердить, что вы неудачник, что над вами висит рок, который преследовал в спорте еще вашего отца-конника... После ошибки в короткой программе не нахлынули те же мысли?

- Еще как! Я целый день не мог говорить ни о чем другом. Твердил и тренеру, и партнерше, что такая карма, по всей видимости, впитана с молоком матери и что я никогда ничего не добьюсь.

Татьяна: - Я страшно разозлилась за это на Макса. Сказала: если человеку сто раз сказать, что тот - свинья, он захрюкает. И что самому уж точно не следует вешать на себя подобные ярлыки. Тоже мне, нашел неудачника! Есть цель? Вот и топай к ней. Молча!

Максим: - Вдвоем с Ниной Михайловной Таня быстро привела меня в чувство.

- То, что перед финалом у пар был лишний день отдыха, вам помогло?

Максим: - Очень. Первая тренировка после короткой программы прошла у нас чудовищно.

- А заснуть-то после выступления удалось?

Татьяна: - Спится здесь замечательно. Вот утром, когда проснулись и все вспомнили... Действительно было ужасно. А почувствовали, что полностью избавились от этих ощущений, только в самом конце произвольного проката. Когда поняли, что все элементы уже выполнены, и дали волю эмоциям.

Максим: - А я знал, что мы будем хорошо кататься. Единственное, чего боялся, - что не сумею сохранить в себе этот настрой в ожидании выхода на лед. Катались-то мы последними в группе.

- Извините за откровенность, но когда я увидела, что, готовясь к выступлению, вы, Максим, пришли в микст-зону, то подумала, что у вас совсем плохо с головой...

- Там было спокойнее всего. В "нашем" углу стояла заливочная машина, и там же без передышки ходили взад-вперед толпы народа. Во время короткой программы как раз туда прибегали все наши руководители и безостановочно ахали: "Ах, опять упали! Ах, на ровном месте!" Все это страшно отвлекало. Может, поэтому мы и не сумели должным образом собраться.

Татьяна: - И сквозило там страшно. А я люблю не просто быть одна перед выступлением, но чтобы мне при этом было еще и тепло и уютно.

- Кстати, хотела спросить: лечение в США после финала "Гран-при" вам реально помогло?

Максим: - Да. У нас с Татьяной были схожие травмы, которые сильно мешали. В Москве мы лечились от случая к случаю почти полгода, причем большую часть этого времени проводили в пробках или собирали какие-то бумажки и направления. В Нью-Йорке мы собрали все направления и заключения за один день. Нельзя сказать, что боль прошла немедленно, но облегчение почувствовали сразу. Хотя страх нагружать травмированную мышцу в полную силу сохранялся у меня еще довольно долго.

- Тренер ваших главных соперников Инго Штойер сказал в Ницце, что все спортсмены пробуют на тренировках элементы ультра-си и что ему, в частности, известно, что вы с Татьяной разучиваете четверной выброс, просто не афишируете этого.

Максим: - Мы много чего пробуем на тренировках, но могу с очень большой степенью уверенности сказать, что в нашей программе четверной выброс может появиться только в том случае, если его сделают обязательным элементом.

- Считаете риск неоправданным?

Татьяна: - На таких элементах очень легко получить травму и, соответственно, пропустить то время, которого у нас и так до Олимпийских игр осталось не так много.

- Вы хоть в какой-то степени чувствуете себя героями чемпионата?

Максим: - Ну, какие мы герои, в самом-то деле? Если бы мы эти 0,11 выиграли, а не проиграли, - дело другое.

- А если бы вам сказали до произвольной программы, что можно отыграть у соперников восемь с лишним баллов, вы поверили бы?

- В прошлом году мы отыграли у китайцев пять баллов. Но восемь... В парах, как я считал, это вообще нереально применительно к сильным соперникам. Нам еще повезло, что мы не попали во вторую разминку, где катались Кавагути и Смирнов.

- Считаете, очередность выступлений все еще имеет значение?

- Конечно. Причем во всех видах. Взять выступление Сергея Воронова в короткой программе под первым стартовым номером.

- Воронову нужно было тройной аксель прыгать, а не двойной. Не находите?

- Но компонентами-то его вообще убрали. Сергей набрал за короткую программу с каскадом 4+3 на два балла больше, чем Алена Леонова за свою с каскадом из двух "тулупов". Ну не бред?

- Может быть, сказалась не самая удачная постановка?

- Что значит "не самая удачная"? Это вопрос исполнения. Иногда в шоу дают такую музыку, что ты выходишь на лед и думаешь: "Господи, что же с этим делать?" А потом выходит Стефан Ламбьель - и зал визжит.

Проблема нашего мужского одиночного катания в том, что требования к мальчикам слишком сильно "заточены" под четверные прыжки. Не имея в программе этого элемента, спортсмен никогда не поедет ни на какие соревнования, как бы хорошо он ни катался и какой бы энергетикой ни обладал. Я впервые задумался об этом, увидев юниорский чемпионат мира в Корее, где выиграл русский канадец Андрей Рогозин, а третьим стал русский швед Александр Майоров. У нас они никогда не попали бы в сборную. И не поехали бы даже на юниорский "Гран-при", не то что на чемпионат мира.

- Соображения по поводу постановок нового сезона у вас уже есть?

- Да. Музыка для произвольной программы лежит у Николая Морозова уже много лет, просто, как нам сказала Нина Мозер, пока еще не было фигуристов, которые были бы способны ее катать.

Чемпионат мира. Ницца. 30 марта. Пары. Финал. 1. Савченко/Шелковы (Германия) - 201,49. 2. ВОЛОСОЖАР/ТРАНЬКОВ - 201,38. 3. Такахаси/Тран (Япония) - 189,69. 4. Цинь Пан/Цзян Тон (Китай) - 186,05. 5. Дюамель/Редфорд (Канада) - 185,41. 6. БАЗАРОВА/ЛАРИОНОВ - 183,68. 7. КАВАГУТИ/СМИРНОВ - 182,42.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ02.04.2012

http://winter.sport-express.ru/figuresk … ews/20862/

63

Золотая девочка

http://ss.sport-express.ru/userfiles/press/2/20861/30897_345px.jpg

На завершившемся в субботу в Ницце чемпионате мира россияне завоевали две серебряные медали: Татьяна Волосожар и Максим Траньков - в парном катании, Алена Леонова - среди женщин

Свернутый текст

Чемпионкой мира в женском одиночном катании стала итальянка Каролина Костнер. В ее карьере, включающей в себя выступления на десяти мировых первенствах, такое случилось впервые. Но для российских болельщиков по-настоящему золотой девочкой в Ницце стала Алена Леонова, выигравшая малое золото в короткой программе и в итоге поднявшаяся на пьедестал за первым в своей жизни серебром.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Ниццы

Комментируя итоги короткой программы у женщин, знаменитый российский тренер Алексей Мишин сказал, что и Леоновой, и Ксении Макаровой будет трудно бороться с соперницами в произвольной. Потому что те имеют более солидный технический арсенал.

Уже после соревнований я спросила Леонову, за счет чего она могла бы сделать еще один шаг наверх и возможно ли это в принципе.

- Конечно, я буду стараться этот шаг сделать, - ответила Алена. - Чувствую, что могу усложнить те же каскады. Сделать, допустим, не "тулуп-тулуп", а "флип-тулуп". Или даже лутц.

- А пробовали?

- Много раз. Просто никогда не удавалось довести задуманное до завершения. Постоянно возникала более важная работа. В прошлом сезоне я пробовала тройной аксель, а на сборах в Америке даже выехала его один раз. Сама не поняла тогда, что сделала, но раз получилось хотя бы однажды - значит, могу?

Каролине Костнер Леонова, оставшаяся в произвольной программе четвертой, проиграла не только техникой. Разница во второй оценке составила 6,62 в пользу итальянки. Понятно, что на судейские весы были положены весь предыдущий опыт и титулы Каролины, но и сама постановка итальянки смотрелась не в пример выигрышнее.

- Постановки - дело сложное, - сказал президент Российской федерации фигурного катания Александр Горшков. - Их не купишь в магазине и просто так не "наденешь". Надо еще, чтобы с ними справлялся спортсмен. Программы Леоновой, поставленные Николаем Морозовым, мне понравились. И короткая, и произвольная. Но они сделаны именно для Леоновой. Представить себе в такой программе Костнер сложно. И наоборот: программы Костнер вряд ли подошли бы Леоновой…

Собственно, эти слова объясняли многое. Николая Морозова, готовившего Леонову в числе прочих учеников весь последний год, в этом сезоне было принято скорее ругать за постановки, нежели хвалить. Но тот же Максим Траньков, которому с его партнершей Морозов тоже ставил программы, сказал: мол, многое зависит от исполнителя - как ты сам сумеешь донести до зрителя то, что задумал постановщик. И привел в пример швейцарца Стефана Ламбьеля, способного довести зал до экстаза, какую музыку ему ни включи.

В отношении Морозова президент федерации сказал, что к выступлению подопечных этого тренера в Ницце у него нет ни одного вопроса. И что пятое место морозовских танцоров Елены Ильиных и Никиты Кацалапова - это тоже определенный шаг вперед по сравнению с прошлым сезоном, где дуэт занял в чемпионате мира седьмое место.

"Танцевальный" шаг в сторону пьедестала, безусловно, был Еленой и Никитой сделан. Мог ли он стать более впечатляющим, вот вопрос.

На мой взгляд, вполне мог. Самое важное, что удалось сделать Ильиных и Кацалапову в Ницце, - окончательно застолбить за собой место первой российской пары. Если бы это случилось раньше, не исключаю, что результат, показанный россиянами в Ницце, мог бы выглядеть куда солиднее. Но вот парадокс: то, что потенциал этих спортсменов неимоверно велик, что они единственные, в отношении кого можно лелеять надежду подняться на олимпийский пьедестал в Сочи, а чемпионы России Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев все глубже забираются в некий беспросветный тупик, выяснилось не в Ницце, а гораздо раньше. Это еще год назад понимали все, и руководство федерации в том числе. Однако формально Лена с Никитой продолжали сохранять за собой статус "вторых". А со вторых какой спрос? Даже если они не тренируются должным образом, о чем на протяжении сезона говорили все кому не лень?

С другой стороны, Ильиных/Кацалапов (а значит, и Морозов тоже) сами создали ситуацию, в которой для рокировки внутри страны - несмотря на всю степень как спортивного, так и тренерского таланта - не было никаких оснований. Ведь чемпионат России был ими проигран? Да и в финал "Гран-при" этот дуэт не попал. Отчасти потому, что именно Бобровой и Соловьеву была "подстелена соломка" в виде более простых в плане соперничества этапов.

После своего выступления Лена Ильиных сказала в одном из интервью: теперь она точно знает, что им с партнером нужно делать. А на вопрос: "Что именно?" - ответила: "Очень много работать!" Дай-то бог, чтобы это были не просто слова.

Кстати, и Леонова, отвечая на вопрос, в чем она сильнее всего изменилась за прошедший, проведенный у Морозова, год, сказала: не только смена тренера привела ее к столь высокому результату, но и то, что сама она пересмотрела свое отношение к фигурному катанию в целом. Стала отчетливо понимать, чего хочет добиться, ставить перед собой понятные и совершенно конкретные цели. В том числе и те, что кажутся на данный момент недостижимыми. Для того, чтобы был стимул поскорее их достичь.

В самом деле: кто бы мог подумать всего неделю назад, что именно Леонова подарит всем нам в Ницце такой замечательный праздник?

Чемпионат мира. Ницца. 31 марта. Женщины. 1. Костнер (Италия) - 189,94. 2. ЛЕОНОВА - 184,28. 3. Сузуки (Япония) - 180,68. 4. Вагнер (США) - 176,77. 5. Мураками (Япония) - 175,41. 6. Асада (Япония) - 164,52... 9. МАКАРОВА - 149,48. 19. КОРОБЕЙНИКОВА - 129,98.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ02.04.2012

http://winter.sport-express.ru/figuresk … ews/20861/

64

Алла Шеховцова: первая леди

http://ss.sport-express.ru/userfiles/press/2/21079/31177_345px.jpg

Она - судья международной категории, член технического комитета Международного союза конькобежцев по танцам на льду, директор одинцовской школы фигурного катания. И все-таки, собираясь на интервью, я отдавала себе отчет, что прежде всего иду беседовать с супругой Валентина Писеева - крайне неоднозначного человека, который более двадцати лет стоял у руля сначала советского, а затем российского фигурного катания.

Свернутый текст

Да и саму Шеховцову как только не называли за это время: первая леди, серый кардинал. Нужное, как говорится, подчеркнуть...

КОВАРСТВО НОВОЙ СИСТЕМЫ

- Алла Викторовна, на последнем конгрессе ISU вас избрали в состав техкома по танцам на льду, но одновременно с этим пост председателя техкома потерял нынешний президент российской федерации фигурного катания Александр Горшков. Означает ли это, что позиции России в танцах на льду на международном уровне тоже в некотором роде утеряны?

- К сожалению, наша российская гегемония в танцах на льду была настолько велика и продолжительна, что "остальной" мир стал довольно активно искать способ эту гегемонию разрушить. Путь был найден простой: а именно - другая и совершенно непривычная для нас система оценки того, что происходит на льду. Когда мы говорим о достоинствах и недостатках новой системы судейства, не стоит забывать, что эта система создавалась канадцами.

- А как же все разговоры о том, что аналогичную систему первым придумал Станислав Жук?

- Станислав Алексеевич действительно придумал в свое время похожую систему. Но так получилось, что в жизнь ее внедряли канадцы. И делали это исходя прежде всего из своих преимуществ и своих возможностей.

Мы же со своей стороны недооценили коварность системы. В ней действительно появилось много новых позиций, причем основной акцент был сделан не на артистизм, а на техническое мастерство. А ведь мы были законодателями мод прежде всего в том, что касалось артистического исполнения: тех же балетмейстеров и постановщиков для фигурного катания очень серьезно готовил ГИТИС.

- Соглашусь. Но ведь новая система была введена 10 лет назад. Это вполне достаточный срок для того, чтобы подготовить спортсменов от детского до взрослого уровня уже в полном соответствии с новыми требованиями. Получается, что подавляющее большинство наших тренеров просто не способно это сделать?

- Я не ставила бы вопрос столь категорично. Здесь имеет место целый комплекс причин, который я назвала бы эффектом маятника: если наверху этот маятник хотя бы незначительно качнулся...

- ...То в своей нижней части он способен смести все живое?

- Именно. И это происходит не только в фигурном катании. Да, мы сдали свои позиции. Но если хотим найти причину, то сводить ситуацию только к новой системе судейства неправильно. Она - всего лишь вторичный фактор. Куда серьезнее то, что мы потеряли всю пирамиду, десятилетиями дававшую результат. Потеряли очень много школ, тренеров, потеряли традиции и, соответственно, преемственность. Что мы имеем на сегодняшний день? Марина Зуева и Игорь Шпильбанд работают в Детройте. Там же - Анжелика Крылова. Великий тренер Татьяна Тарасова увлеклась балетом, ставит большие спектакли. Еще один великий тренер Елена Чайковская на несколько лет уходила из фигурного катания, открыв свой детский театр.

На чем основана новая система? Прежде всего - на безупречном владении коньком. Допустим, в окрестностях Чикаго есть 35 катков, где занимаются фигуристы. Это колоссальный ресурс. А в Одинцове, когда десять лет назад мы создавали там школу, не было ни традиций фигурного катания, ни публики, способной воспринимать наш вид спорта как зрелище, ни родителей, готовых вести своих детей на каток, и так далее.

У нас достаточно много молодых тренеров. Но давайте порассуждаем: что нужно такому тренеру, чтобы добиться результата? Я бы в этом отношении сравнила спорт с архитектурой: если перед архитектором стоит задача построить невероятной красоты замок и потрясти своим творением мир, то нужна очень серьезная, хорошо проработанная идея, над реализацией которой работает большой коллектив профессионалов.

То же самое в фигурном катании. Время кустарей-одиночек давно прошло. Для того чтобы добиться серьезных результатов, нужны отдельные тренеры по акробатике, по танцу, по физической и специальной подготовке, по сценическому мастерству, хореографии. Причем в этом "концерне" не должно быть ни одного слабого звена. Я уже не говорю о том, какие средства нужны для создания таких "концернов". Как любит повторять наш выдающийся тренер Алексей Николаевич Мишин, даже если вылизать "запорожец" до блеска, "мерседес" на нем не обогнать. Единственное, что утешает, - ситуация довольно быстро меняется в лучшую сторону.

КУДА "ИДУТ" ТАНЦЫ?

- Давайте рассмотрим гораздо более узкий случай: у выдающегося танцевального специалиста Елены Чайковской есть свой каток, своя школа, свои тренеры, своя и достаточно талантливая танцевальная пара Кристина Горшкова/Виталий Бутиков, есть огромный опыт, наконец. А на пару без слез не взглянуть. И невозможно понять: то ли взгляд Чайковской на танцы слишком сильно идет вразрез с современными требованиями, то ли она просто творчески устала и потеряла способность выводить спортсменов на высокий уровень.

- Вы задали не очень приятный для меня вопрос: все-таки корпоративную этику никто не отменял.

- Тем не менее этим вопросом постоянно задаются болельщики.

- Знаете, я на самом деле очень благодарна Елене Анатольевне и ее спортсменам. Сейчас очень много говорят о том, что российские танцы "не туда идут", но мало кто понимает, куда именно им надо идти. На примере упомянутой вами пары всем нам очень ярко и талантливо показали, куда идти точно не надо. Начиная от костюмов и заканчивая постановкой. Показали, что никакого возврата в прошлое быть уже не может.

- А вам не кажется, что причина отсутствия ярких результатов на самом высоком уровне отчасти связана с неким профессиональным "потолком" молодых тренеров? Вроде и работает человек много, и спортсмены талантливые, и результаты на юниорском уровне высокие, а потом - словно лбом в стену уперлись.

- Безусловно, тренеры должны развиваться. Но никакой катастрофы в нынешнем положении дел я не вижу. Самая большая наша беда заключается в отсутствии сильной танцевальной конкуренции. В том числе и внутри тренерских групп. Возьмите группу Елены Кустаровой и Светланы Алексеевой: на протяжении нескольких лет "локомотивом" в ней была пара Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев. Именно она тянула за собой остальных и находилась по большому счету в самой невыгодной ситуации. Потому что на нее равнялись все, а жесткой конкуренции для Екатерины и Дмитрия в группе не было.

- Жесткая конкуренция, согласитесь, нередко приводит к тому, что спортсмены, чувствующие себя ущемленными, начинают искать другого тренера. Вам приходилось вмешиваться в подобные ситуации?

- Стараюсь этого не делать. Взаимоотношения тренер-спортсмен - слишком тонкая материя. Никаких советчиков со стороны там быть не должно.

Если спортсмен сам ко мне обращается, как в 2010-м Яна Хохлова, которая осталась без партнера, я, естественно, стараюсь помочь. Но инициировать переходы или способствовать им - это скорее вопрос самого спортсмена и федерации фигурного катания.

- А как вы считаете, имеет ли смысл ради потенциального, пусть даже очень высокого результата разбивать уже сложившиеся пары?

- Тут очень трудно дать какой-то общий ответ, поскольку каждая ситуация всегда очень индивидуальна. Мне кажется, что времена, когда из двух разных фигуристов или из одиночника и танцора можно было за достаточно короткий период времени создать конкурентоспособную пару уже отходят в прошлое. Во-первых, правила требуют от танцоров очень большой синхронности. А для этого партнеры должны очень тонко чувствовать друг друга. За год-два этот навык не наработать и не факт, что из двух разных, пусть даже выдающихся фигуристов вообще получится что-то стоящее. Во-вторых, сейчас не время дуэтов-однодневок, а время зрелых пар, которые катаются вместе по многу лет и являют собой четко слаженный механизм. Я уже не говорю о том, что партнеры должны быть абсолютно совместимы с психологической точки зрения. Не факт, что подобные эксперименты на сегодняшний день возможны в принципе. На юниорском уровне - да. Но никак не на взрослом.

БЕЗ ПРИЧИНЫ ТРЕНЕРОВ НЕ МЕНЯЮТ

- Российская федерация фигурного катания прилагает какие-то усилия для того, чтобы сильный тренер в одночасье не остался вообще без учеников высокого уровня, как это в 2010-м случилось с Ириной Жук и Александром Свининым, а год назад - с Александром Жулиным?

- Вы опять задаете мне вопрос, который было бы гораздо правильнее адресовать руководителям федерации.

- Вообще-то я привыкла считать, что вы достаточно влиятельный человек в ФФККР.

- Я бы сказала, что слухи о моем влиянии значительно преувеличены. Касательно тренерской судьбы в принципе, я не согласна с позицией, что после ухода спортсменов тренер остается ни с чем. Потому что с каждым своим учеником он тоже растет. Приобретает опыт, знания, выходит на новый тренерский уровень. И своих новых спортсменов выводит тоже на другой уровень, более высокий.

Что касается предотвращения подобных ситуаций... Как бы то ни было, у каждого спортсмена - одна спортивная судьба. Довольно короткая к тому же. Как объяснить человеку, что он должен пожертвовать этой судьбой ради интересов каких-то других людей? У нас принято в таких случаях винить спортсменов, мне же каждый раз хочется спросить тренера: почему вы не ищите причину в себе? Не бывает переходов без причины.

- А воспитанники вашей одинцовской школы всегда ставят вас в известность, когда собираются уйти?

- Вообще со мной советуются часто. Так было, например, в случае с Оксаной Домниной и Максимом Шабалиным, которые за год до Игр в Ванкувере уехали в Америку к Наталье Линичук.

- Вы не пытались тогда их отговорить от переезда в США?

- Бывают обстоятельства, которые нельзя изменить так, как тебе хочется. Шабалина, как вы помните, слишком рано вывели на лед после операции на колене. Потом начались серьезные осложнения, а когда у спортсмена пропадает вера в то, что он восстановится, продолжая находиться в тех же самых условиях, он, естественно, начинает искать пути выхода.

- Сейчас у Линичук тренируются Екатерина Пушкаш и Джонатан Гурейро. Их пребывание в США тоже оплачивает федерация?

- Да. У наших спортсменов, к сожалению, не настолько состоятельные родители, чтобы оплачивать подготовку такого рода. Уехать было прежде всего желанием мамы партнера. Насколько я в курсе, федерацию тогда поставили перед фактом.

- Я могу понять, когда финансируется подготовка первой пары страны. Но финансируя всех, кто стремится уехать, не получается ли так, что федерация рушит собственный и без того достаточно шаткий фундамент?

- Мы опять говорим о федерации?

- Хорошо, я изменю вопрос. Давайте возьмем вашу сильнейшую одинцовскую пару - Екатерину Рязанову и Илью Ткаченко, которые, по моим данным, тоже собираются уехать в США. Федерация профинансирует эту подготовку, а вы со своей школой останетесь у разбитого корыта?

- Считаю, что мы должны использовать все возможности, которые имеем, для того, чтобы добиться результата. Ребята ведь уезжают не куда-то в неизвестность, а к нашим же, российским тренерам. Прекрасно знакомым с российскими танцевальными традициями и поддерживающими их несмотря на то, что многие перебрались за границу достаточно давно. Да и вообще, на мой взгляд, неправильно рвать отношения с теми, кто уехал. Зачем? Я совершенно не исключаю, что в скором времени у нас возникнут совместные проекты с Анжеликой Крыловой.

ЗАЧЕМ НУЖЕН "СВОЙ" СУДЬЯ?

- Когда вы наблюдали за двумя сильнейшими дуэтами на чемпионате мира в Ницце, у вас не возникло ощущения, что итоги танцевального турнира не совсем справедливы?

- Дело в том, что без анализа судейских протоколов говорить о справедливости и несправедливости достаточно сложно.

- Соглашусь. И тем не менее лично у меня осталось впечатление, что чемпионов мира-2011 Мэрил Дэвис и Чарли Уайта судьи "придерживали" с самого начала соревнований.

- Что касается короткого танца, я считаю, что канадцы Тесса Вирту и Скотт Моир победили очень заслуженно и убедительно. А вот в произвольном я бы отдала предпочтение американскому дуэту. За внешней легкостью их танца стоит очень филигранная техническая работа. И когда начинаешь анализировать, насколько сложны элементы и с какой легкостью они исполняются, становится понятно, какая титаническая работа за этой легкостью стоит. Их "Летучая мышь" - это танец, доведенный до абсолютного совершенства.

- Тем не менее произвольный танец Дэвис и Уайт проиграли. Может быть, все дело в том, что в Ницце у них не было "своего" судьи?

- Вполне возможно. "Свой" судья ведь нужен не только для того, чтобы поставить более высокую оценку. Он ценен прежде всего тем, что имеет возможность пропагандировать своих спортсменов в кругу других арбитров. Как когда-то их пропагандировали мы. Помню, на каких-то соревнованиях мне сделали замечание по пункту "национальное пристрастие" и я ответила, что это вовсе не национальное пристрастие. А национальное понимание техники и культуры танца.

Если судья способен красиво преподнести коллегам свою точку зрения, убедить их в том, что программы "его" спортсменов - это именно то, что должно быть востребовано в танцах на льду, он способен влиять на общее мнение достаточно сильно.

- Времена, когда тренеры старались во что бы то ни стало заручиться поддержкой максимального количества судей, я помню очень хорошо. А имеет ли это смысл в нынешних реалиях?

- Дело в том, что сейчас наиболее высокая и наиболее низкая оценки отбрасываются. Ты можешь сколько угодно "тянуть" собственного спортсмена: твои оценки просто выпадут из общего результата. При этом, считаю, пропагандировать своих спортсменов следует всеми доступными способами. Фактор рекламы еще никто не отменял. Если не создавать определенного ажиотажа вокруг тех или иных фигуристов, на них могут просто не обратить внимания.

- А у вас не было сожаления, что в Ницце при блистательном прокате без медали остался Брайан Жубер?

- Было. Потому что Брайан - из разряда фигуристов, благодаря которым люди приходят на стадионы. Как и Евгений Плющенко. Можно кататься очень красиво, замечательно исполнять вращения, шаги, и оставить зал равнодушным. Публика ведь всегда идет туда, где она получает эмоциональный заряд. Думаю, что если бы в одной программке значилось "Евгений Плющенко и Брайан Жубер", а в другой - "Патрик Чан и кто-нибудь еще", публика пошла бы на Плющенко и Жубера.

- Несмотря на то что оба по нынешним временам считаются не очень "компонентными" фигуристами?

- Сказать, что они "некомпонентные", я, как судья, не могу. Что такое, например, performance? - это не что иное, как энергетика, которую фигурист своим катанием передает зрителям. В этой части тому же Плющенко или Жуберу нет равных. У обоих достаточно высок уровень хореографической подготовки. Слабым звеном нашего фигуриста всегда были связующие шаги между элементами, но должна сказать, что в этом сезоне он подошел к своей подготовке очень серьезно и практически устранил этот недостаток. По крайней мере прикрыл его так, что это не бросается в глаза. После проката Евгения на чемпионате Европы я сама видела, что у многих людей на глазах были слезы. Хотелось просто встать и снять шляпу.

ПЛЮСЫ СЕМЕЙНОГО ДУЭТА

- Вы разговариваете дома с мужем о фигурном катании?

- Конечно. Не потому, что нам больше не о чем поговорить. Просто когда два человека занимаются одной профессией, одинаково понимают эту профессию и увлечены ею, им всегда найдется, что обсудить. На самом деле я очень благодарна Валентину Николаевичу за то, что в свое время он сделал меня очень "системным" человеком. Научил призывать на помощь разум и логику, а не руководствоваться эмоциями. Научил выстраивать систему, которая способна работать, как часовой механизм. У нас принято придавать слову "семейственность" исключительно отрицательный смысл, но посмотрите, как много семейных дуэтов делают в фигурном катании результат. Тамара и Игорь Борисович Москвины, супруги Мишины, Великовы, Тюковы, Кудрявцевы, мать и дочь Алексеева и Кустарова. Два человека - это двойная информация, двойная логика, все, умноженное на два. И это на самом деле благо. Потому что невозможно посвящать себя чему-то полностью, если твой партнер не понимает и не разделяет твоих интересов.

- Пока ваш супруг был президентом федерации, на него часто пытались повлиять через вас?

- На этот счет в нашей семье с самого начала существовала определенная договоренность, и я всегда четко знала рамки, за которые не должна выходить. В любой ситуации должны быть правила игры. Если они сразу установлены, не возникает никаких проблем. Да, я могу дать информацию, высказать свою точку зрения на ту или иную проблему. Причем я - не единственный советчик мужа в серьезных вопросах, ему вообще свойственно анализировать проблему со всех возможных сторон. Но принятие решений в нашей семье всегда остается за Валентином Николаевичем.

- А каково это - быть женой человека, которого считают чуть ли не главным злом в фигурном катании?

- Видите ли в чем дело: во все времена нашей богатой истории мы всегда пытались искать виновного. Чтобы, найдя, наброситься на него всем миром. Очень немногие люди задают себе вопрос: "А что сделал ты сам, чтобы было не так?" Валентин Николаевич - это человек, который прежде всего отдает своей профессии всего себя. И я точно знаю, что очень много лет он был на своем месте. Сколько видов спорта вообще устояло, пока в стране шли все эти перемены? Единицы. Сломать все очень легко. Построить сложно.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

http://winter.sport-express.ru/figuresk … ews/21079/

65

"Пять оборотов - это реально"

http://ss.sport-express.ru/userfiles/press/2/21262/31434_345px.jpg
Леонид РАЙЦИН и один из его подопечных Александр УСПЕНСКИЙ, который, несмотря на хронические проблемы со спиной, научился выполнять четверные прыжки. Фото Ольги ТИМОХОВОЙ

СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

Заслуженный тренер России Леонид РАЙЦИН, который более четверти века занимался научной деятельностью в области спортивной биомеханики, является автором более ста научных работ и десяти изобретений, а также принимал участие в подготовке фигуристов к шести Олимпиадам, рассказал о некоторых секретах своей профессии

Имя Леонида Райцина я впервые услышала в 1995-м, когда по просьбе знаменитой Татьяны Тарасовой тренер стал заниматься специальной подготовкой с Ильей Куликом. Спустя три года Кулик стал олимпийским чемпионом в мужском одиночном катании в Нагано-1998 и первым фигуристом, успешно исполнившим в финале четверной прыжок.

Свернутый текст

Много лет спустя Райцин скажет: "Все, кто у меня тренировался, выполняли четверные прыжки без всяких проблем. И ни у кого из них не болели колени".

"ПАРАЗИТНЫЕ" МЫШЦЫ

К Райцину я приехала, как и договаривались, на одну из его тренировок - в спорткомплекс Олимпийской деревни.

- Ваша работа с фигуристами начиналась, если не ошибаюсь, еще в советские времена?

- Да. Я был тренером по спецподготовке при сборной СССР на протяжении четырех лет - вплоть до Олимпийских игр-1988. Пригласил меня тогда Валентин Писеев, курировавший в Спорткомитете СССР фигурное катание и санный спорт. Основным местом моей работы считалась лаборатория биомеханики при институте физической культуры, откуда меня со скрипом, но отпускали на летние тренировочные сборы. Хотя я всегда понимал, что этого мало. Работа должна быть круглогодичной. Нельзя за месяц-полтора привить человеку все необходимые качества.

- Писееву вас кто-то рекомендовал?

- В институте физкультуры многие знали о моем нетрадиционном понимании тренировочного процесса. Я много лет работал в лаборатории спортивной биомеханики профессора Владимира Зациорского - был у него, можно сказать, главным инженером. Мы ведь долгое время считались ведущими в мире в этой области. Зациорский уехал работать в Америку. Однажды, когда мы там встретились, пригласил меня к себе, три часа слушал о том, как я тренирую, а потом с грустью сказал, что его книжку "Физические качества спортсмена", похоже, надо переписывать...

- В чем именно заключается отличие вашего подхода к тренировкам от общепринятого?

- У нас тренировочный процесс, как правило, состоит из ОФП или круговой тренировки, когда из спортсмена очень сильно "вынимают" энергию. Заставляют его, к примеру, бегать не в том режиме, в котором нужно. Или прыгать по лестнице. Или прыгать через скакалку. Ну как можно, предположим, заставлять семи-девятилетнего ребенка прыгать по 200 - 300 раз? Ведь суставы имеют определенный запас прочности, а именно в этот период идет активное развитие связочного и суставного аппарата.

Если мышцы перегружены, начинают перегружаться связки. Связки перегрузились - пошли нарушения в костных структурах. Мы знаем прекрасно, что мышца способна восстановиться после практически любой нагрузки за три - четыре дня. Связка за три недели - месяц. Надрывы связок с нарушением кости можно лечить годами. И таких проблем очень много.

В период роста ребенка связочный аппарат тоже растет. И соответственно становится более слабым. Укреплять связки можно, но для этого очень важно давать мышцам правильный режим работы. Я всегда говорю тренерам: нужно стремиться к тому, чтобы развитие физических качеств было как бы опережающим. В этом случае у спортсмена с самого начала закладывается правильная техника, потому что не включаются "паразитные" мышцы.

- Какие, простите?

- Я называю их "паразитными". Это те мышцы, которые не должны быть задействованы в технически правильном движении. Вот смотрите: чтобы оттолкнуться и поднять тело на определенную высоту, нужно толкнуться именно ногами. Если мышцы ног слабоваты, человеку приходится в момент отталкивания добавлять мах спиной. И это в данном случае будет именно "паразитным" движением - технически некорректным и абсолютно ненужным. Потому что в прыжке произойдет следующее: мах добавит телу дополнительную горизонтальную скорость, и при приземлении спортсмен, скорее всего, упадет.

СЕКРЕТЫ ДВИГАТЕЛЬНОЙ ЗОНЫ

- Тренерам свойственно достаточно болезненно воспринимать советы и рекомендации со стороны. С кем в плане взаимопонимания вам было проще и интереснее работать?

- Это, безусловно, Татьяна Тарасова. Она умеет слушать, умеет слышать и вообще большая умница во всем, что касается тренерской работы. Поэтому и учеников своих она всегда подводила к соревнованиям очень профессионально и грамотно. Я работал с ней шесть лет подряд - с того самого момента, как в 1995-м она взяла Илью Кулика, а потом - Алексея Ягудина.

Передать свое понимание другому тренеру очень сложно. Многие ведь не очень хорошо прошли даже институтский курс обучения. Подавляющее большинство специалистов работает, руководствуясь двумя вещами: опытом тех людей, которые тренировали их самих, и собственной интуицией. А для того, чтобы сделать результат, нужны очень большие знания.

Я, например, всегда старался бывать на ледовых тренировках и могу сказать, что далеко не всякий тренер способен правильно дозировать нагрузку. А это ведь очень важно.

- Чтобы не перегрузить спортсмена?

- Не только. У нас в мозгу есть двигательная зона, отвечающая за координацию и так называемые "точностные" движения. Именно там формируется модель тех же прыжков. Но если сделать прыжок слишком много раз, эта зона устает. И понимание того, как нужно прыгать, начинает теряться. Вплоть до того, что человек вообще перестает понимать, что делает.

Тренер же, не зная, что произошла перегрузка, вместо того, чтобы дать спортсмену отдых и восстановить функции двигательной зоны, продолжает заставлять ученика повторять прыжок. Но мозг-то продолжает накапливать неправильные движения и запоминать их.

Главная задача тренера не в том, чтобы загрузить спортсмена работой. Нужно дать ему именно индивидуальную нагрузку, ту, к которой человек готов.

Например, чтобы успешно выполнять те же четверные прыжки, нужны два условия: физическая готовность и отсутствие травм. Общеизвестно, например, что у всех фигуристов возникают проблемы с коленными суставами. У спортсменов, которые тренировались под моим руководством, их никогда не было. Ни у Александра Фадеева, который начал прыгать четверные прыжки первым в мире, ни у Виктора Петренко, при том что у него всегда присутствовал небольшой лишний вес, ни у Кулика. Потому что в своей работе я руководствовался и такой вещью, как принцип подготовки мышц и суставов к нагрузкам.

Что касается развития физических качеств, тут все достаточно просто. Скорость, например, развивается у ребенка с 9 до 11 лет. Если правильно работать в этот период, можно добиться увеличения скоростных качеств на 20 - 30 процентов. Это очень много.

Выносливость может развиваться до 30-летнего возраста. А вот сила - всю жизнь. Причем поднять этот показатель возможно до трехсот процентов. Известны случаи, когда штангисты выступали в 50-летнем возрасте с прибавлением результата. Если техника движений отработана, то именно сила позволяет увеличивать результат.

Например, когда я работал с Сашей Успенским, тот стал прыгать четверной тулуп и сальхов, и каскады 4+3 с этими прыжками. Пришел он ко мне совершенно по другому поводу - из-за хронических проблем со спиной. А через два года был четвертым на взрослом чемпионате России. И вторым - за Женей Плющенко - в короткой программе. Хотя изначально Саше было гораздо тяжелее, чем другим: у него состав мышцы "медленный". Это означает, что добиться стабильного исполнения четверных можно было только через очень большую силу.

- По поводу "быстрых" и "медленных" мышц существует две точки зрения. Первая заключается в том, что соотношение быстрых и медленных волокон всегда остается неизменным, а вот согласно второй, качества волокон при соответствующей работе способны меняться. Что из этого правда?

- Менять свои качества при определенной работе способны так называемые "промежуточные" волокна, но их не так много. И это играет роль, если соотношение быстрых и медленных волокон у спортсмена от природы одинаково. Но если человек от рождения имеет 70 процентов "медленных" мышц, спринтером его не сделать, как ни старайся. Довольно быстрые мышцы у Алексея Ягудина. У Кулика они немного медленнее.

- Когда вы начинали работать с Куликом, его долго приходилось убеждать в необходимости той или иной работы?

- Мой основной принцип всегда заключался в том, что я никогда не работаю с "роботом". Добиваюсь результата только через мозги. Объясняю спортсмену, почему надо выполнять работу определенным образом, рассказываю, какого эффекта это поможет достичь. Кулик понимал все очень быстро. Соответственно и работать с ним было большим удовольствием.

О ЧЕМ ЗАБЫВАЕТ МИШИН

- Вы ведь сами не занимались фигурным катанием?

- Никогда. Занимался волейболом, баскетболом, настольным теннисом. В тяжелой атлетике за год выполнил норматив мастера спорта - без тренировок, без специальной подготовки, при очень плохой технике... Только за счет природных физических качеств. Относительная сила, к примеру, была у меня 3,25. Это означает, что при собственном весе в 52 кг я был в состоянии приседать с весом 170 кг, а на плечах удерживал 200.

- Почему же с такими данными вы не задержались в этом виде спорта?

- Потому что с моими плечевыми суставами, которые устроены так, что не позволяют выполнять определенные движения, делать там было нечего. Силы, как говорится, было вагон, а техники - ноль. К тому же при весе 52 кг идеальный рост штангиста - 140 - 145 см. А во мне было 160. При этом я был способен прыжком с места поднимать собственный центр тяжести на один метр.

Помните, на чемпионате мира-2000 в Ницце я вам сказал, что через 12 лет фигурист выполнит прыжок в пять оборотов? Этого не произошло лишь потому, что изменилась система судейства, и все на какой-то период вообще прекратили выполнять четверные прыжки. Но я до сих пор уверен: если кто-то задастся такой целью и будет обладать такими качествами силы, как были у меня, он это сделает.

Большинство спортсменов поднимает свой центр тяжести максимум на 50 см. Даже Алексей Николаевич Мишин в своей книжке написал: мол, поднимать высоту прыжка уже трудно. Соответственно можно только увеличить скорость крутки.

При этом Мишин забывает простую вещь: скорость вращения может быть доведена до максимума, во-первых, только у очень тонких по телосложению спортсменов - астеников, а во-вторых, как я уже сказал, период развития скоростных качеств заканчивается в 11 лет. Значит, остается только увеличивать скорость за счет более плотной группировки в воздухе. Но при этом, скорее всего, начнут проявляться уже другие проблемы: если, допустим, у спортсмена есть хотя бы небольшая асимметрия, при плотной группировке и быстром вращении он начнет заметно отклоняться от оси. И станет вследствие этого неправильно приземляться. Скорее всего - падать. Значит, нужно думать о том, чтобы поднять именно качество силы.

У меня не так давно был случай: пришел 16-летний мальчик-фигурист. Прыжок с места в длину составлял у него на момент прихода 2,35. Через четыре месяца он прыгал на 2,85. И физически был совершенно готов к тому, чтобы прыгать четверной. Причем после моих занятий спортсмены не устают. А спокойно едут после них на свою основную тренировку.

- Вы работаете только в Олимпийской деревне?

- Да. В свое время для себя решил, что никогда не буду ни от кого зависеть. Это, если хотите, мое кредо.

- Но ведь к Николаю Морозову в Новогорск вы поехать согласились?

- Пошел на это лишь по той причине, что с Колей мы много работали в Америке, здесь у него большая группа, и мне было интересно. Тем более что с Еленой Ильиных и Никитой Кацалаповым я начинал работать еще тогда, когда Лене было 13, Никите 17, и катались они у Саши Жулина. Фигуристы они совершенно потрясающие. По бегу, относительной силе, скоростным и взрывным качествам Никита уже тогда обыгрывал всех ребят, включая тех, кто был на три-четыре года старше. Мы прекратили работу лишь по той причине, что у них не было возможности ездить ко мне в зал через всю Москву. Я прекрасно понимаю, что это действительно тяжело.

В Новогорск же, пока мы работали с Морозовым, я приезжал три раза в неделю. Сейчас, кстати, мы договорились, что продолжим работать вместе и в следующем сезоне.

- Не могу понять: если вы на протяжении стольких лет связаны с фигурным катанием, почему сейчас не работаете на благо этого вида спорта на уровне сборной, а занимаетесь, по сути, частной практикой?

- Тут все просто на самом деле. Я никогда не сотрудничаю с теми, кто нарушает договоренности. В свое время, когда я пришел в сборную по приглашению Писеева, мы договорились об определенных условиях. Со своей стороны я все выполнил. Все фигуристы, как вы наверняка помните, выступили на Играх в Калгари блестяще. Помимо этого я написал раздел в учебник Мишина, сделал учебный фильм на основе своей работы у Станислава Жука, написал учебное пособие, по поводу которого еще тогда говорили, что в профессиональных кругах оно станет бестселлером.

На этом тему работы с федерацией фигурного катания я для себя закрыл, поскольку федерация свои обязательства передо мной не выполнила. Видимо, и для большинства наших тренеров я недостаточно умен, чтобы разбираться в фигурном катании. Хотя, когда они приходят ко мне в зал, я сразу способен им объяснить, почему именно их ученики не прыгают на льду.

- Вам хотя бы иногда приходит в голову, что своими методиками вы в каком-то смысле опередили эпоху?

- Я вполне отдаю себе отчет в том, что все, что происходит у нас, это прошлый век. И строится все по-прежнему на отборе: просмотрел тренер сто человек, довел до звания чемпиона страны одного из них. Хороший он тренер? Замечательный! Что стало с остальными 99 спортсменами, никого не волнует.

А мне их жалко. Поэтому я работаю со всеми, кто ко мне приходит. И помогаю им стать лучше.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ19.04.2012

http://winter.sport-express.ru/figuresk … ews/21262/

66

Опрокинутые расчеты

http://ss.sport-express.ru/userfiles/press/2/25133/37149_345px.jpg

Сегодня в финском Эспо стартует международный турнир Finlandia Trophy

Обычно малопримечательный турнир категории "Б" обрел интригу задолго до своего начала: именно на этих соревнованиях на лед впервые должны были выйти олимпийские чемпионы Ванкувера в танцах Тесса Вирту и Скотт Моир. Ничего странного в намерениях наиболее титулованной пары мира начать сезон с выступления в таком турнире не было, тем более что в прошлом году канадцы поступили точно также: приехали на соревнования с довольно приземленной целью - показать программы, проверить, насколько удачны костюмы, как все это в комплексе воспринимают судьи.

Свернутый текст

Но в нынешнем сезоне интрига возросла до стадии нестерпимого интереса: летом в незыблемом, казалось бы, коллективе сильнейших тренеров мира Игоря Шпильбанда и Марины Зуевой произошел раскол, они расстались. Естественно, встал вопрос: как будут выглядеть пары Зуевой - без Шпильбанда (а с Мариной остались три сильнейших дуэта) и пары Шпильбанда без блистательной хореографической руки Зуевой.

Первый взрослый турнир сезона Nebelhorn Trophy, который прошел на прошлой неделе в немецком Оберстдорфе, показал, что Игорь блистательно справляется с постановками и сам. Победителями в танцах стали его спортсмены Мэдисон Чок и Эван Бейтс, причем особых комплиментов удостоились именно программы, сделанные с большой хореографической изысканностью.

У российских зрителей имелся свой "танцевальный" интерес в финском турнире: первое международное выступление вице-чемпионов Европы Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева, сменивших летом тренера и, соответственно, стиль катания. Сезонный дебют этого дуэта на российском уровне прошел достойно, но гораздо любопытнее было другое: взяв к себе новых учеников, Александр Жулин понимал, что берет пару, считающуюся первой в стране, несмотря на то, что прошлый сезон завершился для танцоров неудачным выступлением на чемпионате мира. Вот в Эспо и хотелось посмотреть: насколько конкурентной окажется эта пара в сравнении с олимпийскими чемпионами. Другими словами, на каком расстоянии на самом деле находятся российские танцы в лице Бобровой и Соловьева от эталонных.

Но в самый последний момент Вирту и Моир все эти предвкушения разрушили: снялись с турнира из-за травмы партнера.

Вторая похожая неприятность случилась у мужчин. В программе Finlandia Trophy отсутствует турнир спортивных пар, зато в заявках обеих категорий одиночного катания хватало как "гвоздей", так и "гвоздиков". Именно таким "гвоздем" предстояло стать выступлению японца Юдзуру Ханю. Юный фигурист довольно ярко проявил себя на чемпионате мира в Ницце, выиграв в произвольной программе с технической оценкой 3,5 балла у чемпиона мира Патрика Чана и став бронзовым призером. Сразу после того, как сезон был завершен, Ханю объявил, что прекращает сотрудничество со своим наставником Нанами Абе и уезжает в Торонто к вице-чемпиону Олимпийских игр в Калгари Брайану Орсеру.

Судя по потенциалу, Ханю вполне мог бы стать тем самым спортсменом, с которым Орсер наконец-то сумеет воплотить собственную, так и не сбывшуюся в конце 80-х, мечту: завоевать олимпийское золото. В серии "Гран-при" японец был заявлен на этапах в Америке и Японии, но решил выступить и на финском турнире - с тем, чтобы опробовать программы, вызвавшие, к слову, на исторической родине фигуриста массу нареканий. Однако за день до начала соревнований снялся и он. Официальная причина - серьезная травма ноги.

Так что все идет к тому, что максимум зрительского интереса достанется бронзовому призеру чемпионата мира-2008 американцу Джонни Вейру, вернувшемуся в любительское катание с новой двойной фамилией (Вейр-Воронов) и прежними намерениями - побеждать. Насколько состоятельны эти претензии, можно будет понять уже сегодня: мужчины начинают соревноваться первыми.

С центральной фигурой женской программы все просто. Она одна - вице-чемпионка Европы Кира Корпи. Призером европейского первенства белокурая финка впервые становилась еще пять лет назад - в 2007-м, с тех пор не раз доказывала свою конкурентоспособность на уровне континента, и тем не менее для огромного количества болельщиков она прежде всего красавица, а уж потом - спортсменка.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

http://winter.sport-express.ru/figuresk … ews/25133/

67

ГОРЯЧАЯ ШТУЧКА

Заокеанские этапы "Гран-при" убедительно показали: первые две позиции в танцах на льду заняты все теми же спортсменами, что определяли в фигурном катании танцевальную моду на протяжении последних трех сезонов - канадцами Тессой Вирту/Скоттом Моиром и американцами Мэрил Дэвис/Чарли Уайтом.

Свернутый текст

И те и другие пережили сильнейшее потрясение летом, когда распался знаменитый тренерский дуэт Игоря Шпильбанда и Марины Зуевой. Именно благодаря этим тренерам две пары в 2010-м выиграли золото и серебро на Олимпийских играх в Ванкувере, а потом трижды сделали то же самое на трех чемпионатах мира подряд. После разрыва отношений между наставниками спортсмены остались с Мариной.

Это, как говорится, предыстория. Объясняющая невероятное по накалу нетерпение, с которым весь фигурнокатательный бомонд ждал появления упомянутых дуэтов в новом сезоне.

Рассуждать о баллах, уровнях сложности и скорости передвижения спортсменов по льду, когда сезон только начался, дело достаточно бессмысленное. Поэтому поговорим о другом. О Кармен. Программе, которую Марина Зуева поставила олимпийским чемпионам и двукратным чемпионам мира Вирту/Моиру.

Впечатление после первого просмотра программы оказалось странным. Возможно, все дело в том, что телевизионная картинка никогда в полной мере не передает ни скорость, ни общий рисунок танца. Или же восприятие было просто слегка сбито тем, что при слове "Кармен" (а более растиражированной темы в фигурном катании, подозреваю, не существует) сознание автоматически настраивается на присущие ей атрибуты: красное платье, взмахи юбкой, топанье ножкой и прочие проявления со стороны партнерши собственной власти над неосторожно подвернувшимся ей под руку мужчиной.

Ничего этого в танце Тессы и Скотта не было. Была дикая, почти животная страсть - порой на грани дозволенного. Просто, чтобы ее рассмотреть, необходимо освободить голову от любых стереотипов.

И я включила видеозапись во второй раз.

Знаменитый голливудский режиссер Залман Кинг, снявший двадцать с лишним лет назад ставший скандально известным фильм "Дикая орхидея", сказал как-то в одном из своих интервью примерно следующее: в жизни настоящая страсть редко бывает привлекательной для сторонних зрителей. И что самое сложное для режиссера, задумавшего фильм о любви, снять откровенные сцены красиво и достоверно. Слишком тонка в искусстве та грань, за которой прекрасное становится пошлым.

Поставленный Зуевой танец балансирует на этой грани от начала и до конца. Он просто-таки напичкан неслучайными жестами и сложнейшими, неожиданными, специально придуманными элементами, которым от проката к прокату предстоит вырисовываться все сильнее и сильнее. Сейчас этого пока нет: режет глаз очевидная невкатанность, обилие помарок, но в том, что на чемпионате мира в канад-ском Лондоне "Кармен" Вирту/Моира станет центральным событием мирового первенства, лично у меня нет никаких сомнений.

Только сейчас, после состоявшейся премьеры, становится понятно, что Зуева много лет мастерски вела Тессу и Скотта к их "Кармен", как опытный режиссер ведет уже сложившихся больших актеров к главной роли их жизни. Подобные программы обычно заставляют подумать с легкой досадой в глубине души: " почему сейчас? Почему не в олимпийский год?" Возможно, в этом тоже таится некий расчет. Могу, разумеется, ошибаться, но полагаю, что в случае безупречного проката столь выдающейся по замыслу программы встать вровень с канадцами не сумеет ни одна танцевальная пара в мире. А в этом случае вряд ли у арбитров появится много сомнений в том, кто должен стать чемпионом мира в этом году и выиграть Олимпиаду - в следующем.

Сразу после того, как Шпильбанд и Зуева расстались, большинство прозвучавших в прессе комментариев сводилось к мнению, что прекращение звездного сотрудничества негативным образом скажется на фигуристах. И что благодаря этому все остальные получат шанс сократить отставание от лидеров.

"Кармен", придуманная Зуевой для олимпийских чемпионов, наводила скорее на противоположные мысли. А именно: если сильная и уверенная в себе женщина захочет кому-то что-то доказать, она непременно это сделает. Не важно, каких усилий это будет стоить.

Собственно, так взбудораживший ледовую общественность танец - и об этом тоже...

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2 … ?view=page

68

Для известной в прошлом фигуристки и известного ныне тренера декабрьский финал "Гран-при" может получиться весьма напряженным. В юниорском разряде туда уже отобрался Максим Ковтун, начавший тренироваться под руководством Буяновой (Водорезовой) в этом сезоне и выигравший оба своих отборочных этапа. А Аделина Сотникова имеет неплохие шансы войти в первую шестерку "взрослого" "Гран-при".

Елена БУЯНОВА: "ОЛИМПИАДЫ ВЫИГРЫВАЮТ НЕ ТЕХНИКОЙ, А ЖЕЛЕЗНЫМИ НЕРВАМИ"

Сразу после того, как Буянова со своей ученицей вернулась в Москву, мы встретились на катке ЦСКА. Естественно, разговор начали с событий американского этапа, где Сотникова заняла третье место.

- В произвольной программе на Skate America Аделине не засчитали "лишний" каскад. Разве вы не учите своих спортсменов четко контролировать все, что они делают на льду?

Свернутый текст

- Смешно сказать, но в отношении Аделины такая мысль даже не приходила мне в голову. Она уже столько времени абсолютно чисто прыгает каскады на тренировках, что я вообще не допускала возможности ошибки. Так что в определенном смысле "лишний" каскад Сотниковой - на моей совести. Считает Аделина прекрасно. У нее даже в школе любимый предмет - математика. Видимо, в Кенте она просто сильно растерялась от неожиданности. Ничего страшного. Это - тоже опыт.

- Вы сами были прекрасной фигуристкой. Став тренером, работали с Ольгой Марковой, с Элене Гедеванишвили. Существует ли в глубине сознания какой-то эталон, к которому вы стремитесь, работая со спортсменками?

- Кумиров, на которых я смотрела бы с придыханием, нет и никогда не было. В то же время мне всегда нравилась Дороти Хэмилл (чемпионка мира и Олимпийских игр 1976 года. - прим. Е.В.). В ней была какая-то особенная гармония, которой не было у других. Когда я стала тренером, мне хотелось подготовить именно такую девочку. Чем меня подкупила Маркова, так это как раз классным катанием. Просто обалденным. При этом она прыгала всего два прыжка. Мы с ней выучили все шесть. Потом, правда, у Ольги случилась травма, и она закончила карьеру. Но на ее примере я поняла: одинаково хорошо и прыгать, и кататься вполне возможно.

С Гедеванишвили мы шли тем же путем. Но, видимо, нам просто было не суждено работать вместе. А потом появилась Аделина. Ей сейчас всего 16, она лишь первый сезон может полноценно выступать на взрослом уровне. Но, на мой взгляд, Сотникова совершенно гармонично влилась во взрослое катание.

- Среди тех, с кем ей предстоит соперничать в этом сезоне, вы кого-то выделяете особо?

- Слежу за всеми. Кто что делает, у кого какой потенциал, от кого чего можно ждать дальше.

- В таком случае поделитесь соображениями: кто из выступающих ныне спортсменок может в ближайшем будущем стать наиболее опасной соперницей?

- Считаю, что очень хороший потенциал у Юлии Липницкой. Она мне очень нравится. Из тех, кто катается давно, - Мао Асада. Японки вообще все удивительно мягкие, прыгучие, "летучие". Этим они поражают и восхищают. Никогда нельзя их списывать со счетов.

В ЧЕМ РАЗНИЦА МЕЖДУ НАШИМИ И ЯПОНЦАМИ

- Не так давно Никита Кацалапов сказал мне в интервью, что вся группа Николая Морозова стала тренироваться совершенно иначе после того, как в ней появился Дайсуке Такахаши.

- А что мешало так тренироваться раньше? Это замечательно, конечно, когда спортсмен на чужом примере понимает, как следует работать ему самому, но... Как-никак, до Олимпийских игр остается лишь год. Вот вам и вся разница между нашими спортсменами и теми же японцами.

В июле мы с Аделиной провели в Японии 12 дней на показательных выступлениях. Я была потрясена тем, как тренируются японские мальчики. Тот же Юдзуру Ханю на всех показательных выступлениях прыгал четверные и тройные аксели. Без света - в одних лучах. Пожалуй, ни один из наших мальчиков так не смог бы. Ведь что такое кататься без света? Ты не видишь льда, не чувствуешь бортов, не понимаешь толком, куда ехать, - это как ночью по квартире ходить. Если вдруг луч попадает по глазам - вообще темнота наступает. И в таких условиях люди прыгают четверные и тройные аксели!

Я не пропустила ни одного шоу. Ждала: может, под конец Ханю все-таки начнет облегчать свои программы? Не тут-то было! Тренировки обычно начинались в восемь утра - и он сразу делал все свои прыжковые элементы.

После того как я увидела это своими глазами, меня совершенно не удивляет, что японцы заняли весь мужской пьедестал первого этапа "Гран-при". С другой стороны, тренерские пристрастия не всегда объяснимы. Мы привыкли обсуждать прежде всего какие-то технические вещи: кто что прыгнул, кто в чем прибавил. Но вот на американском этапе я каждый день приходила смотреть, как катается Джереми Эбботт. Сидела на трибуне и млела от удовольствия, даже когда Эбботт катался, как мы говорим, "без элементов". Дано же человеку владение коньком! Я вообще люблю мужское катание. Там и драйв сумасшедший, и четверные прыжки. Работа с девочками, как любит повторять Алексей Николаевич Мишин, - это работа "в песок". Никогда не знаешь, каким окажется конечный результат.

- Весь прошлый год, когда Аделина начала заметно расти и в связи с этим у нее начались срывы, я как раз пыталась понять чувства тренера в таких ситуациях. Вы из года в год вкладываете в подготовку огромное количество сил, ставите технику, программы, выводите спортсменку на определенный уровень. И вдруг начинается процесс, который невозможно контролировать и, главное, предсказать, чем он завершится.

- Ну так мы, женщины, по своей природе - загадки, правильно? Про мужчин же так не говорят? Что касается спорта, я сама проходила все это, когда каталась. Плюс много тренировала девочек самого разного возраста. Так что опыт есть, и сейчас я отношусь ко всему очень спокойно.

- Не припомню, чтобы в бытность спортсменкой у вас были проблемы с весом.

- То, что их не было видно со стороны, не означает, что их не возникало. Был период, когда приходилось считать каждые 500 граммов. Из-за лишнего веса я даже не ездила на какие-то соревнования. Все это было. Поэтому я и воспринимаю подобные вещи как данность.

Другой вопрос, что у меня не всегда хватало терпения. Сейчас, например, я четко понимаю: сначала нужно чему-то ребенка научить, а только потом от него требовать. Бессмысленно кричать на ученика, если он не умеет того, что ты хочешь. По молодости же я совершенно этого не понимала. И долгое время была таким... громкоговорящим тренером. Работаешь на льду, а тебя в тренерской на втором этаже слышно.

Еще важно, чтобы спортсмен был способен не просто накапливать опыт и информацию, а использовать ее в дальнейшем. Не важно, идет эта информация от хороших прокатов или от неудач.

ОТ ЧЕГО ТРЕНЕРА МОЖЕТ "КОЛБАСИТЬ"

- В прошлом сезоне Сотникова уже каталась на этапах взрослого "Гран-при", но вопреки ожиданиям болельщиков не попала в число финалистов. По вашим ощущениям, ей было тяжело психологически?

- Конечно. Когда спортсмен выигрывает почти все юниорские турниры подряд и не допускает ни одного срыва, он сам себе как бы устанавливает некую планку. И в какой-то момент ее становится очень тяжело удерживать. Все это я старалась объяснить Аделине заранее. Да и сейчас мы с ней много разговариваем на эту тему.

- Вам не кажется, что некоторые программы Сотниковой излишне тяжелы для нее?

- С программами ведь как: если ты все катаешь, никаких претензий к постановкам никто не высказывает. А вот если случается срыв, все сразу начинают обсуждать остальное: постановки, костюмы... Естественно, я готовлю своих спортсменов к тому, чтобы они катались без срывов, боролись за лидерство. Когда знаешь, что человек готов быть первым, а он становится третьим, - это очень обидно. Если же это происходит из-за глупых ошибок, становится обидно вдвойне. Не за свои усилия, а за спортсмена, упустившего шанс. Я в такой момент готова рвать и метать.

- Возможно, вы не в курсе, но среди болельщиков бытует мнение, что вы как тренер чрезмерно давите ученицу собственной требовательностью. Люди же видят, как вы обе реагируете на неудачный прокат, когда сидите в ожидании оценок в "кисс-энд-край".

- Знаете, у меня однажды была такая ситуация: мы с Ольгой Марковой были на каких-то соревнованиях, где она откаталась не очень хорошо. В таких случаях стоять у борта и все это видеть весьма непросто, тем более когда нет большого тренерского опыта. Поднимается давление, темнеет в глазах, начинает пульсировать в висках. Помню, я смотрела на монитор компьютера, пытаясь разглядеть оценки, - там решалось, какое в итоге мы займем место, - и ничего не видела: все плыло. Ольга, с которой у меня всегда были очень близкие, дружеские отношения, сразу поняла, что меня "колбасит". Она тихонько говорит: "Поверните голову, табло сбоку висит, там лучше видно". Когда мы вернулись в Москву, кто-то из знакомых спросил: мол, что ж я так себя веду на соревнованиях? Оказывается, комментатор, который вел репортаж, увидев нас с Марковой в "кисс-энд-край", сказал: вот они - высокие отношения. Тренер даже не считает нужным поддержать свою спортсменку после проката - демонстративно отворачивается от нее в другую сторону. И что я должна в таких случаях объяснять?

Был период, когда я сама, глядя на фигурное катание со стороны, пыталась понять характер отношений спортсмена и тренера по тому, как люди ведут себя в "кисс-энд-край". Иногда становилось смешно: смотришь на экран, там такая взаимная любовь и забота. А через неделю спортсмен уходит от тренера.

НЕПРОБИВАЕМАЯ "ШМОТНИЦА"

- Кстати, об уходах. Максим Ковтун, с которым вы начали работать в этом сезоне, - ваш "проект" или Тарасовой?

- Мне кажется, Татьяна Анатольевна вообще по-особенному любит "тяжеленьких" спортсменов. Тех, у кого характер - не сахар. После того как Морозов выгнал Ковтуна из своей группы за поведение, Тарасова предложила мне взять Максима к себе. Я и взяла - на два месяца испытательного срока. Но поручилась за Ковтуна перед федерацией именно Тарасова.

- Судя по тому, что прошло уже больше двух месяцев, вы Ковтуном довольны?

- Очень. Во-первых, Максим стал единственным из российских фигуристов, кто выиграл свои этапы "Гран-при" и попал в финал. Во-вторых, он не просто выиграл, но и прекрасно откатался. В Загребе сделал и четверной, и два тройных акселя. Никто из юниоров не показывал такого катания. Не знаю, посмотрим... На тренировках Максим работает так, что у меня нет к нему ни единой претензии. Естественно, хочется, чтобы он себя реализовал.

- Знаю, что Сотникова долго тренировалась у вас в мужской группе. Что ей это дало?

- Когда катаешься с ребятами, это вообще другие тренировки. Другие скорости. Их не всегда легко выдержать, но Аделина внутренне очень стойкий человек. В прошлом году у нас была показательная в этом отношении ситуация. Татьяна Анатольевна Тарасова решила сделать для одной из программ новое платье, которое в день выступления оказалось не готово. Утром к нам на каток приехала портниха и стала прямо на Аделине что-то закалывать, подрезать, перекраивать. Продолжалось это довольно долго. Любая другая спортсменка уже устроила бы истерику - из-за того, что не успевает отдохнуть, а должна вместо этого стоять на ногах. Я уж не говорю о том, что вообще было непонятно: будет платье готово к соревнованиям или нет. Но Сотникову ничем не прошибешь. Ее кто-то даже спросил тогда: не выводят ли из себя такие вещи? А она в ответ только рукой махнула. Мол, ничего страшного, надо - значит, надо. Вывести ее из равновесия во время соревнований вообще невозможно, настолько сильно она сосредоточена на выступлении.

- Как ваша подопечная относится к тому, что на ней надето на льду?

- Аделина - такая же "шмотница", как я. Мы так любим ходить по магазинам одежды, что над нами уже все в сборной смеются: мол, какой тренер, такая и спортсменка. Если Сотниковой не понравится то, что на ней надето, она точно скажет мне об этом. И когда шьется тот или иной костюм, эскизы первым делом показывают не мне, а ей. И за ней, соответственно, остается право выбора. Другое дело, что для Аделины, как мне кажется, это не является самым важным.

- Если она не сумеет отобраться в финал "Гран-при", вас это расстроит?

- Наверное, какое-то время будет обидно. Но это не самое главное. Значит, надо просто идти дальше. Лучше упасть и потом подняться, чем быть наверху - и свалиться вниз.

- Рискнете предсказать расстановку сил в мужском и женском одиночном катании на Олимпийских играх в Сочи?

- Предсказать это невозможно. Как бы сейчас ни катались претенденты, это всего лишь задел на будущее. Говорить о чем-то можно как минимум через год, когда будут поставлены олимпийские программы. Я уверена, что в Сочи все приедут примерно равными по силам. И в превосходной форме. Вот только Олимпиады, как показывает практика, выигрывают не техникой, а железными нервами.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2 … ?view=page

69

Известный российский тренер прокомментировал специально для "СЭ" итоги московского этапа "Гран-при" и объяснил, почему он уже два года не работает с фигуристами высокого уровня.

Олег ВАСИЛЬЕВ: "ПРИ НОВОЙ СИСТЕМЕ СУДЕЙСТВА ЗРИТЕЛИ СТАЛИ УХОДИТЬ С ТРИБУН"

Известный российский тренер прокомментировал специально для "СЭ" итоги московского этапа "Гран-при" и объяснил, почему он уже два года не работает с фигуристами высокого уровня
Васильев ушел в тень почти сразу после того, как распался дуэт его учеников - Марии Мухортовой и Максима Транькова. Тогда еще не верилось, что этот уход надолго. Все-таки среди подопечных Васильева были олимпийские чемпионы Турина Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин, а специалисты с таким опытом - штучный товар. Однако тренер не появлялся на соревнованиях почти два года. И вот приехал в Москву на этап "Гран-при" - выводить на лед итальянскую пару, совсем недавно вставшую на коньки.

Свернутый текст

Мы встретились на трибуне сразу после окончания турнира спортивных пар, в котором победили россияне Татьяна Волосожар и Максим Траньков.
- Олег, какими судьбами? В фигурном катании устали гадать: куда пропал Васильев?
- Я все там же - в Чикаго. В прошлом году практически не работал. Занимался дочерью: она закончила школу, надо было определяться с дальнейшей учебой или работой. В этом году тренировал совсем немного. В основном маленьких детей. Итальянцы же, с которыми я приехал в Москву, появились в конце прошлого лета - договорились поработать несколько недель. То, что они оказались в списке участников "Гран-при", - чистая случайность. Кто-то снялся из-за травмы, кто-то заболел, вот нас и пригласили.
СУТЬ СУДЕЙСТВА ОСТАЛАСЬ ТОЙ ЖЕ, КАК ПРИ ОЦЕНКАХ 6,0
- Но вы хотя бы следили за парным катанием последние два года?
- Практически нет. Точнее, я слежу за определенными именами, результатами, новинками, но все соревнования подряд, конечно, не смотрю.
- Почему? Неинтересно?
- А что тут может быть интересного, если люди без двух прыжков, двух выбросов и с неважной поддержкой набирают 130 баллов, показывая лучший результат в сезоне? Согласитесь, в этом есть что-то неправильное. Я понимаю зрителей, которые стали уходить с трибун после появления новой системы судейства. Они просто перестали понимать фигурное катание.
- Вы же в свое время входили в технический комитет парного катания Международного союза конькобежцев…
- Уже полтора года я туда не вхожу. В 2008-м было принято решение, что в техкоме не может быть двух представителей одной страны. Поскольку кроме меня в комитет от России входил очень уважаемый специалист Александр Лакерник, то вопрос, кто из нас должен уйти, даже не поднимался.
- До ухода из техкома вы пытались говорить о том, что парное катание идет "не в ту степь"?
- А я не считаю, что оно идет куда-то не туда. Вопрос в другом. В том, что судейство неадекватно катанию. С этим пытаются бороться, постоянно проходит обучение специалистов, разбор тех или иных ситуаций, причем достаточно жесткий, но...
В свое время прежнюю систему с оценкой 6,0 критиковали за то, что в ней нет конкретики, и судьи руководствуются не критериями, а ощущениями. Сейчас критерии есть, но суть судейства осталась прежней. Это касается и второй оценки за компоненты, и достаточно предвзятого подхода к первой, технической. Если Патрик Чан в Канаде с тремя падениями выигрывает с колоссальной суммой, почему такие же баллы при заваленном выступлении не может получить российский спортсмен, выступая в России?
Человеческий фактор в судействе фигурного катания всегда был, есть и будет. Просто нельзя переходить определенную разумную грань.
- Соглашусь. Когда я увидела на табло заоблачные оценки Волосожар и Транькова за произвольную программу, мне стало неловко.
- И мне тоже.
КОГДА ТЕЛО РАЗВАЛИВАЕТСЯ НА КУСОЧКИ
- Когда вы перестали работать с парой Мухортова/Траньков, я, честно говоря, ни минуты не сомневалась, что скоро у вас появятся новые ученики высокого уровня. Почему этого не произошло?
- Если честно, я просто устал. Устал бороться за результат, устал бороться с "тяжелыми" спортсменами, а у меня они все были такими. Ни для кого не секрет, что иногда я брал тех, с кем просто не хотели иметь дело другие тренеры. Проработав на российскую федерацию фигурного катания десять лет и не услышав в конце даже простого человеческого "спасибо", я понял, что не хочу все это продолжать. Было достаточно обидно. Вот я и ушел. Сознательно.
- И вас никто не пытался вернуть?
- Когда мне звонили потенциальные ученики, я всем отвечал, что нахожусь в краткосрочном отпуске. Не могу сказать, что телефон трезвонил круглосуточно, но такие звонки были.
- А ностальгии не было?
- Абсолютно. Мне в тот период было тяжело не только психологически, но и физиологически. Я чувствовал, как все мое тело начинает разваливаться на кусочки. Психология и физиология вообще очень тесно связаны. Когда имеет место сильный и продолжительный стресс, организм не может на него не отреагировать. Соответственно думать приходилось не о фигурном катании, а о том, чтобы привести себя в норму.
НЕ ИЗ ВСЯКОГО СЫРЬЯ МОЖНО СДЕЛАТЬ "КОНФЕТКУ"
- Из того, что вы видели в парном катании в этом сезоне, можете сказать, что вам нравится и кто интересен?
- Нравится пара Волосожар/Траньков. Я вижу у них колоссальный потенциал. Не нравятся Алена Савченко и Робин Шелковы. В их программах я не нашел абсолютно ничего нового. Все это повторение пройденного, причем не лучшее повторение. Есть интересные канадские пары, но они пока не готовы биться с лидерами, Есть американцы, которые делают достаточно сложные программы, но выдающегося качества катания у них нет и за год оно не появится. Еще мне нравятся Юко с Сашей (Кавагути/Смирнов. - Прим. Е.В.), особенно их произвольная программа этого сезона. Не нравятся Вера Базарова и Юрий Ларионов. Это касается не того, что они делают, а внешнего состояния пары. Как профессиональный тренер я прекрасно вижу, что партнерша весом 33 кило просто не справляется с теми задачами, с которыми должна справляться. Она вообще выглядит на льду как не очень здоровый человек, а это неправильно. Нельзя ставить здоровье выше результата. Еще есть Столбова и Климов. Если они найдут пути реализации своего потенциала, на них вполне можно делать ставку в следующие четыре года после Игр в Сочи. Это может быть очень технически сильная и интересная пара. Но не сегодня.
Остались китайцы. Сказать о Цинь Пан и Цзян Тон мне в общем-то нечего, кроме того, что тяжело кататься в тридцать с лишним лет, особенно тогда, когда ты сам этого не хочешь. А они явно продолжают выступать не совсем по своей воле. У Хао Чжана с новой партнершей интересна четверная подкрутка третьего уровня. Впрочем, этот этап - высоких, мощных мальчиков и крошечных девочек - мы проходили двадцать с лишним лет назад.
- Не очень оптимистично.
- Видите ли, парное катание - вид достаточно сложный. Заманить туда спортсменов практически нереально. Мы получаем людей, которые по каким-то причинам не пригодились в одиночном катании, и сделать из такого материала "конфетку" очень сложно. Как любит говорить Алексей Николаевич Мишин, из не очень хорошего сырья можно сделать только не очень хороший товар. Вырастить пару высокого класса одинаково сложно во всех странах. Это везде тяжелый труд и непростая работа в команде.
- Но такая работа тем не менее идет сразу в нескольких странах.
- Согласен. И я надеюсь увидеть ее плоды. Если, конечно, в середине декабря не случится обещанный конец света.
ВОЗМОЖНО ЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ?
- Вы согласны с тем, что одним из наиболее сильных и креативных тренеров в мире по-прежнему остается Тамара Москвина, которая почти тридцать лет назад сделала олимпийскими чемпионами вас и Лену Валову?
- Отчасти согласен. Взять тех же Юко с Сашей. У них очень интересная в плане постановки произвольная программа. Я вижу, что и ребята, и тренеры проделали колоссальную работу. Осталось только добиться стабильного исполнения технических элементов.
- Вы сказали, что видите высокий потенциал у пары Волосожар/Траньков. А когда Максим уходил от вас два года назад, вы понимали его решение?
- То, что у Максима не складываются отношения с Машей Мухортовой, мне было понятно еще до того, как я начал их тренировать. Поэтому его уход был совершенно обоснован: если Максим хотел чего-то добиться в спорте, ему надо было искать партнершу, с которой он был бы более совместим психологически. Так что решение уйти стало абсолютно правильным. Другой вопрос, как все было сделано. На мой взгляд, получилось не очень красиво.
- Теперь, когда вы наблюдаете за Траньковым со стороны, вам не кажется, что некоторые проблемы так и остались нерешенными?
- Хороший вопрос. Но можно я оставлю его без комментариев?
- Тогда ответьте честно на другой: вы допускаете, что снова вернетесь к работе в российской сборной?
- Теоретически да. Но произойти это может лишь в том случае, если из фигурного катания навсегда уйдут определенные люди.
Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2 … ?view=page

70

СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

Виктор КУДРЯВЦЕВ: "СУДЬИ ВСЕГДА БОЛЕЕ ЛОЯЛЬНЫ К НОВИЧКАМ"

С известным российским специалистом мы встретились за две недели до начала чемпионата мира - сразу после того, как стало известно, что вице-чемпионы Европы в парном катании Вера Базарова и Юрий Ларионов приняли решение уйти от своего тренера Людмилы Калининой. Именно Кудрявцев стал на эти две недели новым наставником пары.

Свернутый текст

- Вы консультировали Базарову и Ларионова, а заодно и Калинину довольно продолжительное время. Согласитесь, несколько неожиданно, что накануне главного старта одна из ведущих пар страны остается без тренера. Или разрыв случился раньше?

- Это произошло незадолго до чемпионата Европы в Загребе. Но и раньше было заметно, что между спортсменами и тренером растет недопонимание. Видимо, отношения слишком сильно зашли в тупик. Я же был поставлен уже перед свершившимся фактом. Меня попросили в связи с достаточно сложной ситуацией взять подготовку пары к чемпионату мира на себя. Произошло все это неожиданно: в тот день я приехал в федерацию фигурного катания, чтобы оформить десятидневный отпуск и уехать 5 февраля вместе с семьей в Майами.

- И вы сразу согласились поменять планы?

- А что было делать? Не бросать же ребят в разгар сезона?

- Сколько времени вы проработали с этой парой в качестве консультанта?

- Два сезона - с того самого дня, как они переехали из Саранска в Новогорск. Моя роль сводилась к тому, чтобы присутствовать в Новогорске на тренировках всех спортсменов и оказывать помощь тем, кто об этом попросит. Вере с Юрой нужно было подтянуть прыжковую часть, заняться с ними техникой скольжения.

- Может быть, все дело в тренерской ревности? Базарова, Ларионов и Калинина всегда производили впечатление крайне обособленного коллектива. Здесь же с ними довольно плотно помимо вас начала работать хореограф Людмила Власова.

- Не думаю, что причина в ревности. Тягу к совместной работе, к тому, чтобы получать какие-то новые знания, я видел прежде всего со стороны тренера. Особенно в первый год.

- Вы разговаривали с Верой и Юрой о причине разрыва?

- Да. Они мне и сказали, что личный конфликт зашел слишком далеко. И стал слишком сильно мешать работе.

- Получается, что спортсмены просто переросли тренера?

- Может быть, и так.

- А сами вы готовы к пере ходу на полноценную тренерс кую работу?

- Я сразу поставил условие, что работаю с Базаровой и Ларионовым только до чемпионата мира. Потом ребята должны сами решить, с кем хотят кататься.

Все осложняется тем, что до Олимпийских игр осталось не так много времени. Менять подготовку пары радикальным образом нет смысла. Нужно сделать акцент только на качестве элементов и постановок.

- С учетом всего сказанного, боюсь, вам предложат продлить сотрудничество с фигуристами еще на год.

- Мне бы не хотелось менять амплуа, которое я для себя определил. Консультировать я готов. Брать спортсменов и работать с полной тренерской нагрузкой - уже нет. Не уверен, что хватит сил. Тем более что ответственность за олимпийс кий результат очень высока. Гадать сейчас, кто именно станет тренером, бессмысленно. Мне кажется, эта пара всегда будет требовать к себе очень много внимания. То есть должна быть у тренера единственной.

- Смотрите, что получается: Нина Мозер работает с Татьяной Волосожар и Максимом Траньковым, которые вряд ли и сами захотят кататься на одном льду с ближайшими конкурентами. У Тамары Москвиной аналогичная ситуация, к тому же не уверена, что питерский климат совместим с хрупким здоровьем Базаровой. С Натальей Павловой фигуристы, насколько мне известно, не сработались, когда пытались тренироваться на ее катке после приезда в Москву. Есть еще Олег Васильев, но он не работает с российскими парами. И что делать? Не отправлять же Базарову и Ларионова в Детройт к Игорю Шпильбанду?

- Сейчас, кстати, мы летим именно в Детройт. Выбор неслучаен: помимо возможности пройти акклиматизацию перед чемпионатом мира хотим, чтобы Шпильбанд поработал с ребятами над произвольной программой. Ведь именно он был постановщиком.

Кстати, эта поездка плановая. К Шпильбанду Вера с Юрой поехали бы и в том случае, если бы не ушли от Калининой. У этой пары вся подготовка расписана до мелочей: как тренироваться, как разминаться на соревнованиях. Определены даже постановки олимпийского сезона. Не буду, естественно, озвучивать ни идеи программ, ни имена хореографов, которым предстоит эти программы ставить, но все это есть. Поэтому даже такой стресс, как потеря тренера, абсолютно не сказался на тренировочном процессе.

- Вам легко работать с этими спортсменами?

- Очень. Они с большим доверием относятся ко всему, что я им предлагаю. К тому же Базарова и Ларионов совершенно неизбалованы. И самостоятельны.

- Ваши новые подопечные пропустили в этом сезоне чемпионат России, затем - чемпионат Европы. Не было опасения, что подготовиться должным образом к чемпионату мира они могут не успеть?

- Нет. У нас заранее существовала договоренность с руководителями российской федерации фигурного катания, что ребята пропустят ряд соревнований. Сначала надо было привести в порядок состояние здоровья Веры, потом - сделать операцию Юре. У него случилась очень неприятная травма, когда, отдыхая в Саранске, он упал на правую руку и сломал пястную кость большого пальца. Рука-то рабочая. Тот же тодес при такой травме не сделаешь, поэтому и пришлось оперировать.

Федерация поставила нам единственное условие: показать прокаты до того, как будет принято решение по составу сборной. Базарова и Ларионов прокатали в Новогорске обе программы, причем просматривать их приезжал весь исполком федерации, включая технических специалистов и судей. То есть профессиональных зрителей хватало.

- То, как катались на этих прокатах Юко Кавагути и Александр Смирнов, вам как консультанту сборной понравилось?

- Да. Если в Канаде эти спортсмены будут кататься столь же уверенно, результат будет высоким.

- Давайте несколько отвлечемся от темы парного катания. На тренерском совете, который был проведен после чемпионата России, вы, знаю, голосовали против того, чтобы в Загреб ехал Максим Ковтун.

- Не совсем так: дело в том, что бумаг, в которых было бы четко прописано, что решение по третьему спортсмену принимает ФФККР, я не видел, хотя вполне допускаю, что они есть. Но в моем сознании в тот момент почему-то четко сидело: отбор в команду должен осуществляться в полном соответствии с призовыми местами. И голосовал я не против Максима. А против того, чтобы принцип нарушался.

- А какого мнения придерживаетесь в отношении выбора федерации сейчас?

- Сразу после чемпионата Европы я сказал: у меня нет никаких сомнений в том, что на чемпионат мира должен ехать Ковтун. Без всяких дополнительных отборов. Он на тех соревнованиях всем все доказал. Не говорю уже о том, что объективно у него все-таки больше шансов оказаться в десятке, чем у других наших мальчиков.

- Почему вы так считаете?

- Он молодой. Мой достаточно большой опыт говорит о том, что, когда на соревнованиях появляется новый спортсмен и показывает хорошую, сложную программу и хорошее катание, арбитры всегда несколько более лояльны.

- Сразу вспоминается фраза Ирины Родниной: "Судьи любят свежее "мясо".

- Именно! Кроме этого Ковтун очень хорош технически. Ему пока не хватает выразительности, но это нормально. Для того чтобы она появилась, надо два-три года повращаться в когорте сильнейших, добиться стабильности исполнения технических элементов. Психология спортсмена в этом отношении очень проста: пока человек не чувствует в себе уверенности в тех же прыжках, добиваться от него выразительности катания бессмысленно: у него голова совершенно другим занята.

- Замену Николь Госвияни на Алену Леонову считаете оправданной?

- У меня двоякое отношение к этому. С одной стороны, я бы вообще не менял тройку девочек. Они ведь все выступили в Загребе хорошо. С учетом того, что Госвияни была третьей российской спортсменкой, она заняла очень высокое место. Сделала на чемпионате Европы даже больше, чем от нее ждали.

Еще мне показалось, что все наши девочки - Аделина Сотникова, Лиза Туктамышева и Николь - не просто катались сами по себе, но как бы помогали друг другу. В этом отношении у них сложился очень хороший коллектив. Разбивать его лично мне было жаль.

С другой стороны, я понимаю, что есть вещи, которые нельзя не учитывать. Леонова на прошлом чемпионате мира была второй, у нее есть определенный рейтинг в глазах судей, она заведомо будет выступать в более сильной группе, чем выступала бы Госвияни, а это тоже повышает шансы на высокий результат. Тем более что у нас предолимпийский сезон, когда важность каждого выступления сильно повышается.

- Каковы ваши личные ожидания в отношении чемпионата мира?

- Прежде всего я, естественно, рассчитываю на высокий результат Волосожар и Транькова в парном катании. У них есть абсолютно все для того, чтобы бороться за золотую медаль: сложные хорошие программы, внешняя стать, мощь. То есть это катание красивого, спортивного направления. Две другие наши пары тоже вполне могут побороться за призовое место. Считаю их равносильными - не могу выделить кого-то особо.

Что касается танцев, мне нравится, что у российских дуэтов появилось очень современное направление. Это и мягкость катания, и широта, и построение программ. В танцах ведь как нигде важно иметь хорошую, запоминающуюся программу. На том уровне, где идет борьба за медали, все катаются примерно одинаково. А значит, решающим фактором на тех же Играх будут музыка и постановка. За бронзу оба наших дуэта способны бороться уже сейчас.

- А что скажете об одиночном катании?

- Сотниковой и Туктамышевой тоже вполне по силам бороться за бронзу.

- То есть вы не разделяете мнения, что обе эти спортсменки могут выиграть у кого угодно, если безошибочно выполнят все элементы своих программ?

- Я просто делаю "поправку" на традиционные судейские предпочтения в отношении авторитетов. Если эти предпочтения убрать, и Аделина, и Лиза вполне могут выиграть. Но убрать, как вы понимаете, нереально. Для этого нужно сильно прокатать короткую программу. То есть с самого начала показать очень высокий технический уровень - не сделать ни единой помарки. А потом точно так же откатать произвольную.

- Осталось оценить шансы единственного российского одиночника.

- Если Ковтун сумеет сделать то, что от него ждут, то есть войти в десятку, это будет классно!

http://www.sport-express.ru/newspaper/2013-02-26/8_1/

71

СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

Алексей МИШИН: "НЕЛЬЗЯ СУДИТЬ ВЕЛИКИХ ОБЫЧНЫМИ МЕРКАМИ"

26 февраля известный российский тренер Алексей Мишин получил неожиданную награду - стал одним из лауреатов международной премии "Персона года".

Сам тренер сказал по этому поводу коротко:

Свернутый текст

- Удивлен. Но такое признание, безусловно, приятно.

- Какие ваши достижения доставляют вам больше морального удовлетворения: те, что на виду, как многочисленные титулы учеников, или те, что скрыты от широкой публики?

- Не так давно я разговаривал со своим хорошим знакомым, который много лет занимается собиранием истории фигурного катания. Так он сказал: в мире нет тренера, у которого было бы больше чемпионов в мужском одиночном катании. Но это все по большому счету ерунда. Скажем, Николай Панин-Коломенкин, самый первый российский олимпийский чемпион, вошел в историю спорта именно в этом качестве. Но для меня он прежде всего человек, который оставил после себя множество печатных трудов о фигурном катании. Создал, я бы сказал, основополагающую теорию нашего вида спорта. И это я считаю гораздо более значимым, нежели завоеванная им олимпийская медаль. Что касается меня, то приятно сознавать, что моя система упражнений, с которой тренеры всего мира обучают детей прыжкам, стала уже народной - никто не помнит первоисточников. Для меня это достижение - дело жизни, причем главное.

- Спорт так устроен, что тебя помнят лишь тогда, когда ты на виду. Как только результат исчезает - тренера забывают.

- Я это прекрасно знаю и всегда был готов к этому. Не говоря уже о том, что никогда не опускался в своей профессии на какое-то совсем глубокое, страшное дно. Моя карьера в большей степени была связана с победами и успехами. И поверьте, даже на полное забвение никакой болезненной реакции у меня не будет. Тамара Москвина как-то сказала по этому поводу: "Леша, мы с тобой уже столько сделали, что можем не стыдиться своей жизни, чем бы ни занимались в оставшиеся годы".

- И все же: вплоть до 2006 года ваши ученики не просто выступали на всех крупнейших соревнованиях, но почти всегда оказывались на пьедестале. А после ухода Евгения Плющенко вдруг образовался вакуум. Это доставляло вам тогда психологический дискомфорт? Или, напротив, возможность отойти от стрессов большого спорта принесла облегчение?

- Я этому не радовался. Пока был целиком и полностью поглощен работой с Плющенко - а несколько лет до Олимпийских игр в Турине я занимался только им, - у меня в группе подобралась такая публика... По большому счету из них уже было поздно пытаться что-нибудь сделать. Я вообще не видел там сколь-нибудь подходящего "материала". Напоминал сам себе персонажа, который утром сажает картошку, а вечером ее выкапывает, потому что кушать нечего. Заниматься какой-либо работой на перспективу было просто не с кем. Поэтому тогда и взял к себе Лизу Туктамышеву.

- Каково это - приходить на тренировку и работать, понимая, что работа по большому счету идет впустую?

- Очень тяжело. Знаю, многие мои спортсмены на меня тогда обижались. Потому что видели: они что-то делают на льду, с расчетом, чтобы я посмотрел и сделал какие-то замечания, а я интуитивно кошу глазом в тот угол катка, где катается Лиза. Потому что у этого крошечного, сырого, ничего не умеющего "крючка" уже просвечивали грани таланта.

- В прежние годы вы часто говорили о неправильности существующей судейской системы, в которой должным образом не оцениваются прыжковые элементы. Сейчас вы довольны тем направлением, в котором идет развитие одиночного катания?

- В свое время это развитие пошло, на мой взгляд, противоестественным путем. Я имею в виду тот аспект, который называется transitions . Ни Эван Лайсачек, ни Патрик Чан тогда не были способны прыгать четверные прыжки. И началось все по известному принципу: если у тебя кривые ноги, но красивая грудь, ноги надо как-то прикрыть, а достоинства выпятить. Не случайно ведь Чан даже говорил тогда, что обыграет Плющенко без четверных прыжков.

Сейчас же все вернулось в нормальное русло. Не потому, что так захотел Международный союз конькобежцев или кто другой. Это предопределено элементарной логикой развития спорта, девиз которого во все времена сводился к трем словам: быстрее, выше, сильнее. Сто раз прав был покойный Станислав Алексеевич Жук, утверждавший, что сложность в фигурном катании всегда будет идти впереди искусства. Да и я сам еще в 1973 году написал в одной из своих статей: многооборотные прыжки - это апофеоз мастерства фигуриста. Поэтому в мужском одиночном катании все сейчас и стремятся прыгать в четыре оборота.

- В прыжках ваши спортсмены всегда были впереди других: Урманов, Плющенко и даже Артур Гачинский, который начал успешно исполнять четверные, когда его ровесники о подобном и не помышляли. Сейчас же получается, что Гачинский не просто выпал из обоймы потенциальных лидеров, но никто вообще не понимает, вернется он когда-либо на прежний уровень или уже нет.

- Гачинский - это очень индивидуальный вопрос. Там были свои причины, о которых мне не хотелось бы рассуждать. Сам он говорит, что потерял ощущение прыжка. Но уверяю вас, он это ощущение найдет. У меня есть основание так утверждать.

- Все, что сейчас происходит с Артуром, сильно вас удручает?

- Конечно, это плохо, что все так произошло, что спортсмен потерял голову, а ведь "железного" кандидата в сборную среди российских одиночников вообще не было. Хотя, знаете, перед моим отъездом в Москву мы с Гачинским и нашим новым хореографом Юрием Смекаловым ставили фрагменты новой произвольной программы для следующего сезона, и мне очень понравилось то, что у нас получается. Очень "породисто" выглядит спортсмен, я бы сказал.

- Как вы оцениваете тот факт, что в привычной и давно сложившейся компании российских одиночников в этом сезоне появился еще один перспективный претендент?

- Знаете, ко мне недавно приезжали журналисты НТВ Плюс и спросили под занавес разговора, как я отношусь к новому противостоянию Тарасовой и Мишина.

- Ну, лично я далека от того, чтобы на данном этапе считать, что противостояние существует. Не потому, что Гачинский хуже Максима Ковтуна или наоборот. Просто оба, на мой взгляд, пока еще достаточно далеки от топ-уровня. И уж тем более от результатов Плющенко и Алексея Ягудина в годы наиболее непримиримого их соперничества.

- Тем не менее вопрос был задан. И я ответил, что в нашей с Тарасовой нынешней работе гораздо больше не противостояния, а сотрудничества. Тот же Ковтун, когда еще катался у своего первого тренера Марины Войцеховской, несколько раз приезжал ко мне в Санкт-Петербург - работать над прыжками. Потом он попал к Николаю Морозову, где тоже приобрел немало полезных качеств. То есть мы имеем никакое не противостояние, а скорее объединение усилий самых разных людей ради того, чтобы у страны был результат. Если мы сейчас примемся культивировать противостояние между тренерами независимо от того, о каком виде катания идет речь, на Олимпийских играх в Сочи нас просто разорвут.

- Какую долю вашего тренерского внимания отнимал в этом сезоне Плющенко?

- Сейчас, когда Женя восстанавливается после операции, он вообще не отнимает никакого внимания. А вот когда тренировался, могу ответить честно: он сжирал всех. От него исходила такая аура, что на катке становилось тихо - люди не всегда решались даже громко разговаривать, когда Женя катался. Соответственно я сам просто не имел никакого морального права уделять кому-то другому больше времени. Это выглядело бы святотатством по отношению к Плющенко.

- Я помню, как в свое время Станислав Жук отказался от работы со своей выдающейся парой - Ириной Родниной и Александром Зайцевым. Он понимал, что результат, каким бы высоким он ни был, будет приписан спортсменам, а не тренеру. Наверняка и вы отдаете себе отчет, что любое достижение Плющенко после Игр в Турине в глазах общества - его результат, а не Мишина.

- Это не совсем так. Года три назад, например, я решил на 10 дней уехать в отпуск в Сочи. Через три дня мне позвонил Женя: "Срочно возвращайтесь. Без вас у меня ничего не получается".

- О таких деталях можете знать вы, но не общественность. Не обидно продолжать работу, которая никогда не будет поставлена вам в заслугу?

- Величие спортсмена, добившегося успеха, равно как и его известность, и благосостояние, всегда будут выше, чем у тренера. Это нормально. Так и должно быть.

- А вы не устали ждать, когда Плющенко завершит карьеру? Ведь, продолжая работать с ним, вы невольно лишаете своего внимания и Гачинского, и Туктамышеву, которые, в отличие от Евгения, гораздо в большей степени способны развиваться и прогрессировать?

- Нельзя прерывать творческий союз на рубеже 20-го года сотрудничества. Нельзя. Понимаете? Нельзя судить великих спортсменов обычными мерками. Потому что они приоткрывают окно в неизвестность.

- Что именно вы подразумеваете под этими словами? Способность прыгать четверные прыжки в тридцать с лишним лет?

- Тема гораздо сильнее. Юрий Власов первым поднял 500 килограмм. Армин Хари первым пробежал 100 метров за 10 секунд. Боб Бимон прыгнул в длину на 8,90. А четыре Олимпиады в одиночном катании...

- ...были в начале прошлого века на счету шведа Гиллиса Графстрема. Причем в трех из них он победил.

- Я не знал, что такое было. Думаю, и Евгений не знает. Поэтому мы с ним стремимся к этому рекорду.

- Остается пожалеть, что на самом деле все рекорды давно разобраны. У австрийца Карла Шефера было семь побед подряд на чемпионатах мира и восемь - на чемпионатах Европы - на одну больше, чем у Плющенко сейчас. Вот и получается, что нет ни одного достижения, которое ваш ученик мог бы превзойти, продолжая выступать. Поэтому у многих невольно возникает вопрос: зачем после стольких травм и операций продолжать мучить себя? Только потому, что это единственная возможность зарабатывать деньги?

- Это, кстати, совсем не так. Если бы Плющенко вместо того, чтобы тренироваться, предпочел выступать в шоу, денег он бы получал несоизмеримо больше. Сейчас он отменил 36 выступлений, которые были запланированы, не случись операции на позвоночнике.

- А не страшно? Вы же гораздо лучше, чем я, понимаете, на какой тонкой грани будет балансировать ваш ученик, если снова станет пытаться вернуться в спорт.

- И несмотря на это, мне по-прежнему интересно с ним работать. Когда он приходит на тренировку, на него хочется смотреть, столько желания и азарта он излучает. Я вам даже больше скажу. Когда я сравниваю, каким Женя был в начале карьеры, с этими примитивными перебежками, и каким стал сейчас, я вижу, насколько более зрелым выглядит его катание. Он стал настоящим художником, чего совершенно не было даже в те годы, когда он безостановочно побеждал.

- Заключительный вопрос, связанный исключительно с предстоящим чемпионатом мира. В начале сезона вы не раз подчеркивали, что Туктамышева находится не в лучшем состоянии. Как бы вы оценили ее состояние сейчас, за две недели до главного старта сезона?

- Оно по-прежнему не лучшее. Лиза переживает самый сложный период - превращения девочки в девушку. Но мы будем стараться.

http://www.sport-express.ru/newspaper/2 … ?view=page

72

Собеседник ЕЛЕНЫ- НИНА МОЗЕР

Нет, я не про то, как поссорился Борис Абрамович с Романом Абрамовичем. И не о том, что из этого вышло. Я только что закончила интервью с Ниной Мозер и в очередной раз думаю о том, о чем думаю достаточно часто: насколько нужно быть откровенным в интервью? И нужно ли вообще? Вот, например, Мозер. Я ее обожаю. Не раз уже писала: я вообще крайне неравнодушна к тренерам такого типа - вникающих во все, во что только можно вникнуть. При этом отдаю себе отчет в том, какое количество народа (особенно после перевода интервью на английский язык, а все фк-интервью уже много лет переводятся и постятся на американских форумах если не сразу, то спустя час после выхода) ополчится на Нину Михайловну (а заодно и на меня), которая всего лишь объясняла мне, почему вторая канадская пара ей нравится больше, чем первая.

Объясняла следующим образом:

"... соединить маленькую мускулистую девочку и высокого утонченного партнера с технической точки зрения очень сложно. У них абсолютно разные мышечные структуры. Если партнерше надо чуть подсесть, чтобы сделать отталкивание на подкрутку, поддержку или выброс, то партнеру для того же самого нужно опускаться чуть ли не на колени. А на колено ведь лезвие не прикрутишь?

Именно по этой причине у Дюамэль и Редфорда крайне своеобразная техника исполнения парных элементов. В короткой программе это не очень заметно, а вот в произвольной, где одних поддержек три штуки, проблемы техники бросаются в глаза. На чемпионате мира  в Москве, где Дюамэль/Рэдфорд впервые выступали вместе, Меган вообще сломала Эрику нос, ударив его локтем при исполнении подкрутки. Выбросы у них «маленькие»: партнерша фактически прыгает сама, в то время как партнер просто стоит рядом..."

На этих словах Мозер я, кстати, вспомнила, как во времена совсем замшелые маленькая и мускулистая Ира Роднина кричала на тренировке своему высокому и утонченному партнеру: "Подставь руки, с#ка, я сама на тебя запрыгну!!!" Но это отступление. И снова Мозер:

"...К тому же у Дюамэль совершенно мужской тип фигуры, мужская проработка мышц. Плюс – не очень прямые ноги. С точки зрения катания это плюс,  ей удобно выезжать, но с точки зрения эстетики это, безусловно, минус: в воздухе во время вращений позиция часто выглядит “корявой”..."

А вот еще одна фраза Мозер: "Я вообще смотрю на спортсменов прежде всего как на материал, способный, или не способный реализовать те или иные задачи".

Жестко, да? Но на самом деле абсолютно честно. И то, что из "свиного хвостика не пошить бобровой шапки" известно тоже каждому высококлассному тренеру. Только озвучивать такие вещи по нынешним временам стремно. Сразу такое количество борцов за политкорректность всплывает - мама не горюй...

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

http://www.liveinternet.ru/users/vellena/post266963988/

73

Плющенко в Сочи: верим или нет?

Декабрь 2012 года. Сочи. Чемпионат России. С произвольной программой выступает будущий победитель турнира Евгений ПЛЮЩЕНКО. Фото РИА "Новосоти"

В Сочи-2014 Россия имеет право выставить в мужском турнире лишь одного спортсмена. Должен ли этим спортсменом стать призер трех Олимпийских игр, чемпион Турина-2006 и трехкратный чемпион мира Евгений Плющенко?

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

46,8 процента из почти пяти тысяч участников опроса на эту тему ответили отрицательно. Хотя еще год назад было очевидно: в российском фигурном катании есть Плющенко и есть – на значительном удалении от него – все остальные.

Что же изменилось?

Свернутый текст

Начать, наверное, следует с того, что слово "должен" звучит применительно к столь титулованному и заслуженному спортсмену не совсем корректно. Плющенко давно уже сам вправе выбирать, как поступать в той или иной ситуации и в какой степени приносить себя в жертву очередной великой идее. Результаты опроса свидетельствуют скорее о том, что количество людей, по-прежнему верящих в могущество Евгения, тает на глазах. И этому, как ни печально, есть объяснения.

Прежде всего это – состояние здоровья. Вынужденный отказ фигуриста от участия в чемпионате Европы-2013 и последовавшая за этим операция в Израиле (по словам врача – очень сложная и требующая длительного восстановления) заставили задуматься о том, что Плющенко может банально не хватить времени, чтобы подойти к олимпийскому сезону в состоянии полной боевой готовности. Ведь в данном случае речь идет не просто о том, чтобы надеть коньки и выйти на лед. А о том, чтобы, не теряя прыжковых качеств, наработать невероятно прочный мышечный корсет, способный взять на себя основную долю нагрузок и тем самым разгрузить позвоночник. Если этого не произойдет, первое же относительно серьезное выступление закончится для спортсмена очередной больничной койкой. И чтобы это понять, совершенно не нужно быть медицинским светилом.

Если бы речь шла о том, что Олимпиада в Сочи станет для Евгения единственным выступлением в сезоне, наверное, имело бы смысл рискнуть: выйти на старт, выжать из организма все резервы (в том числе и характера) и навсегда остаться в истории пусть искалеченным, но героем. Но об этом речь не идет. Неучастие Плющенко в европейском первенстве обернулось для него полной потерей рейтинговых позиций. Чтобы восстановить их и получить право выступать в серьезных соревнованиях, Евгению нужно поучаствовать сначала в менее крупных турнирах, затем – в отборочном российском чемпионате и чемпионате Европы. А уже потом задумываться об Играх.

Хватит ли на это физического резерва? Скорее всего – нет, что тоже очевидно.

В первых числах апреля я беседовала на эту тему с известным в США тренером Рафаэлем Арутюняном. В его центре в Лейк-Эрроухеде в свое время тренировались Мишель Кван, Джеффри Баттл и другие известные фигуристы. В этом сезоне там не раз появлялся олимпийский чемпион Ванкувера Эван Лайсачек, собирающийся, как и Плющенко, вернуться на любительский лед и выступить в Сочи.

– У Эвана и Евгения очень схожие ситуации, – сказал Арутюнян, когда речь зашла об олимпийских намерениях двух великих звезд. – С одной стороны, у Эвана масса рекламных обязательств, заставляющих его постоянно куда-то мотаться, где-то выступать, проводить автограф-сессии, заниматься благотворительностью. Знаю, что он уже довольно давно ищет место, где мог бы укрыться от излишнего внимания и начать всерьез тренироваться, и не может такое место найти. Два месяца назад Лайсачек перенес операцию на паховых кольцах, и тоже пока не ясно, как быстро он сумеет восстановиться. Абстрактно рассуждая, оба фигуриста – чемпионы по своей натуре и, безусловно, являются потенциальным украшением любого турнира, включая олимпийский. С ними не так просто соревноваться. Но есть и другая сторона: когда возрастной спортсмен не имеет длительной и полноценной тренировочной работы, любой серьезный старт провоцирует обострение всех былых травм. Восстанавливаться после такого шокового воздействия организму приходится довольно долго. И каждый новый старт лишь усугубляет эти проблемы.

Не правда ли, наводит на размышления? Первым серьезным стартом для Плющенко в прошлом году стал декабрьский чемпионат России. Как много сил он отнял у фигуриста, можно судить по тому, что две недели спустя на чемпионат Европы в Загреб Евгений приехал уже совершенно неспособным на серьезные усилия. Так что необходимость сняться с соревнований стала совершенно логичным завершением всей истории.

Другое дело, что произошло это крайне не вовремя. Случись подобное в олимпийском сезоне, Плющенко действительно остался бы в памяти тысяч болельщиков героем: человеком, отдавшим все силы ради великой цели и не устоявшим под гнетом обстоятельств. Сейчас же сошлось слишком много факторов, заставляющих задуматься о том, что все происходящее вокруг намерения Евгения вернуться – не более чем профанация.

Возможно, что цифра 46,8 не в пользу олимпийского чемпиона отражает именно это.

"ЗА ТЕ МЕСТА, КАКИЕ БЫЛИ, КОГО-ТО НАДО ПУБЛИЧНО ПЛЕТЬЮ ВЫСЕЧЬ"

Мнения читателей в блоге Елены Вайцеховской (liveinternet.ru/users/vellena)

TONINO: Плющенко не в том состоянии, чтобы выступать на Олимпиаде. В итоге нас ждет или еще один пиар-скандал, или очередные сказки про "Всемирный заговор". Так что нет. Пусть едет более молодой. Шансов в мужском катании на эти ОИ все равно нет. Зато молодой спортсмен может заявить о себе на будущее. Это тоже немаловажно.

CanHippo: Конечно, должен... как "лицо" российского фигурного катания и Игр ("красота" этого лица – дело вкуса). С точки зрения рекламы Игр он больше, чем все остальное российское фигурное катание, вместе взятое.

Ironcast: А что, есть альтернатива? Или эта самая альтернатива все остальные места на чемпионатах и профукала? Никогда не разделял мнений "стремиться к первому месту и высшим целям", но за те места, какие были, кого-то надо публично плетью высечь...

Dmitry_Kirsanov: Евгений Плющенко как спортсмен давно состоялся и никому ничего не должен. Я бы перевел этот вопрос в другую плоскость – есть ли у него физическая возможность выступать на высоком уровне в олимпийском сезоне и желание пройти отбор на Олимпиаду на общих основаниях?

Фру_Снорк: Мне кажется, нужно уметь вовремя остановиться. Это относится и к Плющенко в данном случае. Нет ничего печальнее, чем смотреть на былое величие и думать "да, уже не тот"... Очень бы не хотелось видеть такого Евгения. Ну а по существу вопроса – конечно, Плющенко должен ехать. Но только в одном случае: если выиграет отбор. Или при прочих равных, скажем.

Игорь_Зим: Чисто по-человечески, как болельщик – не хочу. Не хочу увидеть бледную тень спортсмена, которым когда-то восхищались.

Perrie: Если Плющенко:

1) наберет техминимум для участия в ОИ (и для ЧЕ, кстати, минимума у него на данный момент нет) – то есть до ЧЕ выступит на турнире Б;

2) отберется на ЧЕ через ЧР;

3) выступит на ЧЕ лучше других россиян,

то тогда он должен участвовать. Но в то, что ему все это позволит его здоровье, лично я не верю.

ОПРОС "СЭ"
Должен ли Евгений Плющенко стать единственным представителем России на Олимпиаде-2014
в мужском одиночном катании?
Ответили: 4699 человек.
ДА 2499 (53,2%) – НЕТ 2200 (46,8%)

http://winter.sport-express.ru/figuresk … ews/30171/

74

КОЗЫРНАЯ ДОРОЖНАЯ КАРТА

На медали в фигурном катании на Играх в Сочи будут претендовать сразу несколько спортсменов, которые в разные годы готовились под руководством отечественных тренеров, уехавших за рубеж. Среди таких специалистов - бывшие советские фигуристы Марина Зуева и Игорь Шпильбанд.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

А ПОТОМ ОНИ СТАЛИ УЕЗЖАТЬ...

Применительно к "лихим 90-м" в любом виде спорта можно услышать фразу: "А потом тренеры стали уезжать из страны..." Именно массовым отъездом специалистов принято объяснять тот факт, что поражения российских спортсменов становились все более частыми, а победы - совсем единичными.

Свернутый текст

Десять лет назад, в 2003-м, вернувшись с чемпионата мира по фигурному катанию, который проходил в Вашингтоне, я написала: "Русские тренеры в Америке давно уже перестали быть просто эмигрантами, приехавшими за океан в поисках лучшей жизни. У бывшего москвича Рафаэля Арутюняна тренируется Мишель Кван. У Татьяны Тарасовой - Саша Коэн. Бывший советский фигурист, а ныне житель Детройта Игорь Шпильбанд - ведущий танцевальный тренер страны. Национальные чемпионаты в юношеских разрядах уже вовсю выигрывают дети известных в недавнем прошлом российских фигуристов. Так что русские в Америке не просто отдельная история. Это уже история фигурного катания США…"

Кульминацией этой истории стал итог танцевального турнира Олимпийских игр-2010: первое и второе места были разыграны канадским и американским дуэтами, которых выводили на лед Марина Зуева и Игорь Шпильбанд. На четырех последующих мировых первенствах каждая из этих двух пар одержала по две победы - и понятно, что разыгрывать золото и серебро на Играх в Сочи вероятнее всего предстоит тоже им.

Вопрос "Что делать?" был поднят примерно тогда, когда Игры-2014 были объявлены национальной идеей, а в российский спорт потоком хлынули деньги. Варианты поиска "единственно верного пути к победе" предлагались разные. Например, вернуть в страну всех тех, кто уехал, предоставив им на выбор любых спортсменов и любые желаемые условия - лишь бы работали. Сделать, как говорится, предложение, от которого невозможно отказаться.

Именно таким образом в подмосковном Новогорске два года назад оказался Николай Морозов, получивший в свое распоряжение лучшую одиночницу страны Алену Леонову, одного из лучших одиночников Сергея Воронова и сильнейших на тот момент танцоров Елену Ильиных/Никиту Кацалапова. До недавнего прошлого в кругах фигурного катания вовсю шли разговоры о том, что на схожих условиях в Санкт-Петербург может вернуться из Чикаго Олег Васильев. Предложения перебраться в Россию делались Шпильбанду и Зуевой, но тренеры (тогда еще работавшие вместе) отказались: обоих уже слишком крепко держали в Америке семьи, дети, налаженная работа, привычный быт. А кроме того, работая в США, они реально успели стать сильнейшим тренерским дуэтом мира и получить у этого мира признание. Так к чему было что-то менять?

СЕКРЕТ УСПЕХА

Парадоксально, но добиться по-настоящему весомого тренерского успеха, работая в США с иностранными фигуристами, кроме Шпильбанда и Зуевой, не сумел за два минувших десятилетия никто из экс-российских специалистов. Я не беру в расчет Татьяну Тарасову и Тамару Москвину, в свое время уезжавших за океан лишь для того, чтобы иметь возможность готовить "своих" к завоеванию золотых олимпийских медалей, и вернувшихся сразу после того, как задача была выполнена. Но ведь и без них за океаном в начале 90-х собралось целое созвездие тренерских талантов: Галина Змиевская, Наталья Дубова, Наталья Линичук, Эдуард Плинер, Валентин Николаев...

Чем больше я присматривалась к работе Игоря и Марины, тем отчетливее понимала, что дело не только в чисто тренерском таланте. Но и в организаторском: у себя в Детройте им не просто удалось выстроить систему, в основание которой было положено все лучшее, что когда-либо существовало в СССР. Они успешно "вписали" эту систему в американскую действительность, попутно доведя все методики до абсолютного совершенства.

За несколько месяцев до Олимпийских игр в Ванкувере, где парам Зуевой и Шпильбанда только предстояло произвести фурор, Марина рассказывала:

- Работа над программами и над техникой с каждой парой идет на отдельных занятиях. Я слишком давно привыкла к тому, что понятие "персональный урок" в Америке - святое. Так расписан каждый день. Занятия с Игорем, отдых, занятия со мной, снова отдых, балет... Это расписание я составляю на неделю вперед. На все 12 пар, что у нас катаются. Такая "сетка" очень удобна, и дети ее просто обожают. Наверное, им нравится видеть, что так много разных людей с ними занимается. Акробаты, которые отрабатывают поддержки, видеооператор, балерина...

Сама я постоянно изучаю историю фигурного катания, цирка, балета. В этом отношении мне повезло: в свое время я довольно много работала со Станиславом Жуком. Он постоянно был в поиске. Брал идеи отовсюду. Помню, как Жук ходил в гимнастический зал - смотреть, как тренируются гимнасты. В зале борьбы брал на вооружение какие-то упражнения, которые развивают определенные группы мышц. Жук, собственно, и научил меня не замыкаться в узких рамках, а смотреть по сторонам. Вот я и смотрю. Не считаю зазорным использовать чужой опыт…

Точно так же, к слову, всегда работали и Тарасова, и Москвина. Просто в силу совершенно объективных причин обе в какой-то момент оказались вынужденно оторванными от привычной действительности. Поэтому тренерская задача в Америке и была сужена до минимума. У Тарасовой она по большому счету свелась к подготовке сначала Ильи Кулика, а затем - Алексея Ягудина, у Москвиной - к работе с Артуром Дмитриевым/Оксаной Казаковой и Еленой Бережной/Антоном Сихарулидзе. Полукустарным образом в Чикаго был вынужден работать с Татьяной Тотьмяниной/Максимом Марининым еще один российский тренер - Васильев. В то время как Зуева и Шпильбанд принялись реально выстраивать целую школу. Строили, как говорится, на века.

Комментируя ошеломительный тренерский успех звездного дуэта на Олимпийских играх в Ванкувере, член технического комитета Международного союза конькобежцев по танцам на льду, директор одинцовской школы фигурного катания Алла Шеховцова сказала:

- Марина с Игорем первыми в мире создали идеальные условия для подготовки всех своих спортсменов. Вовремя привлекали специалистов по бальным танцам, по народным танцам, по актерскому мастерству. Поддержками их ребята занимались с акробатами Cirque du Soleil - то есть топовыми в своей области специалистами. Мы в силу разных причин этот момент упустили. Хотя на сегодняшний день все уже поняли, что время кустарей-одиночек прошло. Даже если речь идет о суперталантливом тренере и суперталантливом "материале". Нужны специалисты самого разного профиля. Те, кто работает над скольжением, акробаты, врачи, хореографы. Хотя сейчас примерно по такой же системе в России работает группа Александра Жулина...

СДЕЛАЙТЕ МНЕ КРАСИВО

Фантастически успешная работа Зуевой и Шпильбанда с танцорами США и Канады спровоцировала появление большой иллюзии: что если отправить к звездному дуэту "своих" фигуристов, результат будет гарантирован. Выяснилось, правда, что это не совсем так. В Детройте в свое время без особого прогресса, временно расставшись с партнером, провела год Елена Ильиных, потом был достаточно искусственно созданный проект Яна Хохлова/Федор Андреев, который вполне мог бы дойти до уровня российской сборной, но у партнера случилась несовместимая с дальнейшей карьерой травма. В прошлом сезоне у Шпильбанда, перебравшегося на другой каток после расставания с Зуевой, довольно долго катались Екатерина Рязанова/Илья Ткаченко. В этом году спортсмены снова остались в Детройте - даже не стали возвращаться в Россию после чемпионата мира. Планируется, что к Шпильбанду подъедут и Елена Ильиных/Никита Кацалапов, откровенно провалившие концовку минувшего сезона.

Другими словами, Российская федерация фигурного катания дала понять: ради возможного результата своих спортсменов она готова тратить любые средства. Это же в разговоре со мной подтвердила на турнире World Team Trophy Шеховцова, сказав: "На подготовке тех, кто входит в основной состав российской сборной, мы не экономим".

В принципе подход абсолютно разумен: все те минусы, что мы привыкли связывать с массовой утечкой тренерских мозгов на Запад, сейчас почти полностью компенсированы возможностью отправить любого российского спортсмена к любому иностранному специалисту. Причем отправить вместе со своим постоянным наставником. Это достаточно важно: частые смены тренера могут быть целесообразны разве что в стадии обучения. На взрослом уровне становится крайне важно, чтобы тренер досконально знал, как спортсмен реагирует на его слова, на нагрузку, как лучше построить разминку, что сказать перед стартом и так далее.

Наверное, именно поэтому лишь очень немногие специалисты добиваются успеха с новыми учениками в первый же год сотрудничества - не важно, идет речь о русских тренерах или об иностранных.

В определенном смысле Америка гораздо лучше, чем Россия, учит тренера профессиональному мастерству. Тот же Шпильбанд в свое время в поисках работы мотался по пяти разным каткам Детройта в течение дня, тренируя всех подряд и полностью выкладываясь на льду независимо от степени таланта спортсмена или его национальной принадлежности. Точно так же начинали тренерский путь за океаном многие другие, и уже сама ситуация непрерывной и очень жестокой борьбы за выживание выводила тренера на более высокий профессиональный уровень.

При этом очевидно: сама по себе работа в Америке не дает никакой гарантии в том, что именно твои спортсмены окажутся в нужный момент на пьедестале почета.

ВЫНУЖДЕННАЯ ПОГОНЯ

Когда летом-2012 Зуева и Шпильбанд прекратили сотрудничество, мир, хорошенько посудачив на эту тему, пришел к неожиданному на первый взгляд выводу: от развала блистательного тандема больше всего выиграли все остальные. Потому что было понятно: пока Игорь и Марина будут уже по отдельности искать возможность компенсировать понесенные потери привлечением других специалистов, у всех остальных появится реальный шанс догнать лидеров.

В танцах это всегда было особенно непросто. В одиночном катании рокировки - куда более обычное дело: там падают. В танцах же на догоняющих для начала ложится больше работы. Вроде бы есть ориентир, но, чтобы его обойти, нужно быть более сильным, более быстрым, более оригинальным.

Если просто посмотреть на результаты танцевального турнира чемпионата мира-2013, вроде бы не случилось ничего особенного. Хотя на самом деле изменилось многое: впервые начиная с 2009-го канадский дуэт олимпийских чемпионов Тесса Вирту/Скотт Моир оказался на главных соревнованиях сезона не в лучшей форме и так же впервые за этот период российская пара Александра Жулина поднялась на подиум.

Изначально предполагалось, что на участие в "медальной гонке" под российским флагом гораздо больше шансов имеют Елена Ильиных/Никита Кацалапов. Но этого не получилось.

Собственно, применительно к тренеру этой пары Николаю Морозову слова Шеховцовой насчет кустарей-одиночек прозвучали наиболее красноречиво: российский специалист, совсем недавно имевший репутацию одного из лучших постановщиков мира, провалил весь сезон как раз в постановочном плане. Не говоря уже о том, что ни один из его многочисленных как российских, так и иностранных учеников не сумел подойти к главному старту на пике формы.

В каком-то смысле работа Жулина с Екатериной Бобровой и Дмитрием Соловьевым тоже оказалась погоней. Прошлый сезон Катя с Дмитрием закончили седьмой парой мира, потому в общем-то и ушли от бывшего тренера, преисполненные желания вернуться на прежние позиции.

Цель определила способы ее достижения - вокруг пары стал стремительно формироваться коллектив, способный быстро дать результат: в тренерскую бригаду Жулина и Олега Волкова пришел один из лучших хореографов страны Сергей Петухов, очень сильный технический специалист Петр Дурнев, также к работе был привлечен двукратный чемпион мира в танцах на льду Максим Ставиский.

Ничуть не менее важным было то, что Боброва и Соловьев безудержно рвались работать. И результат (причем не только этой пары, а всей группы) не заставил себя ждать.

Это лишний раз подтвердило: секрет результата в современном спорте заключается не в том, в какой стране работает тренер, а прежде всего в умении создать команду и мотивировать ее на достижение цели.

С введением в фигурнокатательный обиход новой схемы судейства стало понятно, что сама система достаточно сложна, чтобы показывать результат исключительно за счет таланта. Поэтому в выигрыше и оказались те тренеры, кто раньше своих коллег понял преимущества комплексной работы. Победа на Играх в Ванкувере кореянки Юны Ким была записана на счет ее тогдашнего тренера Брайана Орсера, хотя на самом деле спортсменку готовила к той Олимпиаде целая команда специалистов: хореографией занимался Дэвид Уилсон, скольжением - Трейси Уилсон, кроме них имелись тренеры по ОФП, акробатике, специальной подготовке, врач-физиотерапевт, диетолог.

После Игр Ким прекратила сотрудничество с Орсером, посчитав совместную задачу выполненной, но выстроенная под нее система осталась. Когда в 2011-м в нее попал перебравшийся к Орсеру от Николая Морозова испанец Хавьер Фернандес, результаты не заставили себя ждать: спортсмен сначала выиграл один из этапов "Гран-при", а в январе стал чемпионом Европы.

Примерно по этой же схеме стала выстраиваться работа в российской бригаде Нины Мозер - после того как желание тренироваться именно у этого специалиста выразили, встав в пару, Татьяна Волосожар и Максим Траньков. Потребовалось два года, чтобы дуэт стал чемпионом мира в парном катании. И не было ничего удивительного в том, что к Мозер тут же попросились еще две сильные российские пары: Вера Базарова/Игорь Ларионов и Ксения Столбова/Федор Климов. Хотя первоначально и те и другие были намерены перейти совсем к другому тренеру. Решающим аргументом в пользу Мозер стала прекрасная организация всего тренировочного процесса. Да еще и дома, а не за океаном.

НА ФИНИШНОЙ ПРЯМОЙ

Отсутствие на турнире World Team Trophy сразу нескольких ведущих дуэтов мира, включая чемпионов и вице-чемпионов Игр в Ванкувере, достаточно красноречиво свидетельствовало о том, что все они стремятся как можно раньше начать олимпийскую подготовку. Можно сколько угодно говорить о том, что олимпийские чемпионы стали сдавать позиции, но на самом деле это не совсем так. По крайней мере мнение, сложившееся в судейских кругах на чемпионате мира в отношении Вирту/Моира, сводилось к тому, что олимпийским чемпионам многое позволено. И прежде всего позволено экспериментировать.

Да, Скотт и Тесса действительно потеряли в технике. Однако в артистизме и умении выразить себя через танец и музыку оба достигли своего расцвета - это очевидно. Их произвольный танец "Кармен" стал, безусловно, событием сезона, одной из самых удачных танцевальных программ. И жаль, что для победы не хватило технической чистоты исполнения.

Но главная интрига заключается даже не в том, вернут ли себе Вирту/Моир утраченное в танцах лидерство. А в том, что сразу несколько "команд", включая российские (и главное - не только в танцах на льду), прекрасно понимают, что и как должны сделать, чтобы добиться в Сочи успеха.

Как говорится в известном слогане, будет жарко, не пропустите!

http://www.sport-express.ru/newspaper/2 … ?view=page

75

savta написал(а):

Собственно, применительно к тренеру этой пары Николаю Морозову слова Шеховцовой насчет кустарей-одиночек прозвучали наиболее красноречиво: российский специалист, совсем недавно имевший репутацию одного из лучших постановщиков мира, провалил весь сезон как раз в постановочном плане.


За небольшим исключением - программы Волосожар-Транькова признаны вполне себе удачными. А некоторые даже говорят - потрясающие. А так, да, Вайцеховская права - не успел Коля перестроиться.

76

А мне и короткая Дайса нравится под Лунную сонату.Коля выводы сделал свои -сократил число учеников,интересно Леонову отправит?Перспективы у нее маловато в фк ,по крайней мере.

77

Домино написал(а):

Коля выводы сделал свои -сократил число учеников

хватит ли этого?

78

Все равно он пойдет своим путем.

79

Домино написал(а):

Коля выводы сделал свои -сократил число учеников,интересно Леонову отправит?


С ним она. Уже скоро будут в Америке. У нас на форуме написано, что с ним Леонова, Лена с Никитой, Амодио и Такахаши, и ещё мальчик наш молодой Артур Дмитриев. Ну и Таня с Максом. Так что всё, как и раньше. Только Воронова поменял на Дмитриева.

Отредактировано ESPANKA (2013-04-18 22:20:47)

80

ESPANKA написал(а):

Только Воронова поменял на Дмитриева.


Дмитриев у него был. У него травма случилась.

81

А Дайс, кстати, выиграл КЧМ. Интересно, а Дручинина тоже с ними поедет?

82

savta написал(а):

а Дручинина тоже с ними поедет?


А у кого она хореограф? Разве не в группе Кустаровой она работает с Синициной-Жиганшиным?

83

ESPANKA написал(а):

А у кого она хореограф? Разве не в группе Кустаровой она работает с Синициной-Жиганшиным?


Руслан писал

На сборе с нами будут работать наши тренеры Светлана Львовна Алексеева и Елена Кустарова. Возможно, хореограф Татьяна Дручинина. Но точно не знаю, поедет ли она.


И вообще, она старается быть поближе к сыночку. Даже в Москву за ним переехала.

84

Я так и подумала, что как мама. Но чтоб с сыном быть всё время в Америках, надо работу тогда бросать. А Коля потерпит рядом другого постановщика? Хотя ведь она очень и очень может помочь Тане с Ромой хорошие прогрыммы ставили ...

85

ESPANKA написал(а):

А Коля потерпит рядом другого постановщика?


Она не ставить - работать как хореограф. ИК почти год без хореографа были. Кто-то вроде в конце сезона подключился.

86

У наших девушек только одно "препятствие"

ЭКСПРЕСС НА СОЧИ

На Олимпийских играх в Сочи нашу страну будут представлять в женском одиночном катании две спортсменки. Кто именно имеет больше шансов занять эти вакансии и на какой результат можно рассчитывать? Попробуем найти ответы на эти вопросы.

Минувший сезон как-то ненавязчиво убедил болельщиков в том, что на олимпийские путевки есть всего две реальные претендентки – трехкратная чемпионка России Аделина Сотникова и победительница юношеских Олимпийских игр Елизавета Туктамышева. Такому мнению в немалой степени способствовало то, что у вице-чемпионки мира-2012 Алены Леоновой сезон с самого начала не заладился и в целом прошел крайне неудачно. А победительница юниорского финала "Гран-при" и юниорского первенства мира-2012 Юлия Липницкая, имевшая возможность составить Туктамышевой и Сотниковой совершенно реальную конкуренцию, в декабре получила достаточно серьезную травму при падении на лед, и сезон по большому счету был на этом для спортсменки закончен.

Свернутый текст

При том что конкуренция в женском одиночном катании в России сейчас велика, как никогда, у Туктамышевой и Сотниковой существует неоспоримое преимущество. Выйдя на "взрослый" лед, обе спортсменки получили возможность провести на нем полноценный и достаточно продолжительный сезон. Проверить в "боевых" условиях свои силы, свои программы, свои нервы – словом, все то, что имеет значение, когда речь заходит об Олимпийских играх.

Для Сотниковой этот сезон сложился более удачно, чем для Туктамышевой, и это вполне объяснимо. Лиза продолжает переживать сложности переходного возраста, а кроме того, оказалась в ситуации, когда свое тренерское время ее наставник Алексей Мишин вынужден делить между олимпийским чемпионом Турина Евгением Плющенко и остальными учениками, куда помимо Туктамышевой входит еще один кандидат на место в сборной Артур Гачинский. Мишин сам подтвердил в одном из интервью этого сезона, что не может позволить себе заниматься кем-то другим, когда на льду Плющенко. Для Лизы это особенно принципиально, поскольку она прекратила сотрудничество со своим первым тренером Светланой Веретенниковой. Поэтому остается только надеяться, что Мишину удастся распределить свое время таким образом, чтоб никто из спортсменов не чувствовал себя обделенным.

Возможна ли ситуация, в которой кто-то их этих двух спортсменок может оказаться вне олимпийской команды? Теоретически да. К примеру, если Алена Леонова выиграет отборочный чемпионат страны, российская федерация фигурного катания (ФФККР) не будет иметь никаких моральных оснований не послать спортсменку на Игры. Другое дело, сможет ли она выиграть у двух столь мощных соперниц? Такая вероятность, согласитесь, не кажется очевидной. А вот если Алена займет второе место, то вполне может оказаться в той же ситуации, что и Константин Меньшов в этом сезоне. Как поведет себя ФФККР применительно к возрастной спортсменке, провалившей предолимпийский сезон и тем самым сильно снизившей весомость своих былых титулов, можно без труда спрогнозировать уже сейчас. И прогноз этот будет не в пользу Леоновой.

Отчасти то же самое можно сказать о Липницкой: победит на внутреннем чемпионате – место в команде гарантировано. Не сумеет выиграть – ФФККР с таким же успехом (как в случае с Леоновой) может сделать свой выбор не в пользу Юлии, мотивируя решение тем, что у нее нет того опыта взрослых соревнований, что успели получить за минувший год Туктамышева и Сотникова.

То же самое, собственно, распространяется на любую другую спортсменку из тех, кто намерен претендовать на место в олимпийской сборной.

Второй вопрос заключается в том, на что именно могут рассчитывать российские девушки в Сочи? То, что Сотниковой, как и Туктамышевой, по силам бороться практически со всеми действующими одиночницами мира, сомнению не подлежит: и та, и другая доказывали это неоднократно. Единственное "препятствие", которое может оказаться в Сочи непреодолимым, зовут Юна Ким.

Кореянка вернулась в любительский спорт в этом сезоне после достаточно длительного перерыва и не просто обыграла соперниц на чемпионате мира в канадском Лондоне, но разгромила их. Можно ли бороться с "машиной", чьи гонорары исчисляются миллионами, а крепость нервной системы вошла в легенду? С одной стороны, сложно. Главную победу своей жизни Юна Ким уже одержала в Ванкувере и вполне может позволить себе кататься в удовольствие. Тем более что свои гонорары кореянка давно уже получает не за победы, а за сам факт появления на льду. Выходить на старт, не опасаясь что-либо потерять, всегда проще. С другой стороны, Олимпиада – странная штука. Во-первых, перед Ким встанет задача отстоять свой титул. В том, что эта мысль наверняка появится в подсознании спортсменки, можно не сомневаться. Во-вторых, на Играх случается разное. В Ванкувере в пользу Юны Ким сыграло то, что уже в короткой программе судьи отпустили ее на слишком большое расстояние от соперниц. Как может повести себя олимпийская чемпионка, если почувствует, что ее могут обыграть, никому не известно. И в этом кроется шанс для соперниц. Российских – в том числе. Возможно, этот шанс гораздо более велик, чем представляется сейчас.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ26.04.2013 00:16

http://winter.sport-express.ru/figuresk … ews/30881/

87

ЭКСПРЕСС НА СОЧИ

При поддержке Олимпийского комитета России .

ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Перед отъездом в заслуженный, хотя и крайне непродолжительный, отпуск тренер Елена Буянова рассказала, почему вместо сбора в Андорре ее группа отправится тренироваться в Латвию, что общего у кандидатов на поездку в Сочи-2014 Аделины Сотниковой и Максима Ковтуна, а заодно призналась, что на тренировки японских фигуристов может смотреть бесконечно .

Елена БУЯНОВА: "СОТНИКОВА СИЛЬНО ПОВЗРОСЛЕЛА"

Пожалуй, впервые, приехав на каток ЦСКА, я застала обстановку секретной творческой лаборатории: плотно закрытые двери, два человека, включая саму Буянову, у борта и двое на льду - победитель юниорского финала "Гран-при" Максим Ковтун и один из самых востребованных российских хореографов Петр Чернышев. В ЦСКА шла самая ответственная часть предсезонной работы - постановка программ олимпийского сезона.

Свернутый текст

- Лена, знаю, что на днях вся ваша группа разъезжается на отдых. Когда вы рассчитываете возобновить тренировки?

- Уже в начале июня - поедем на сбор в Латвию. Первоначально планировали провести июнь в Андорре, но планы пришлось поменять: выяснилось, что весь лед на том катке, где мы рассчитывали работать, выкуплен российскими туристами откуда-то из Сибири, которые решили дать возможность своим деткам покататься на курорте на коньках. Они сразу оплатили аренду всего катка, причем наличными. А мы получили отказ.

- С чем связан тот факт, что после возвращения из Японии с командного турнира вы с Сотниковой продолжили тренировки в Москве, а Ковтун отправился с Татьяной Тарасовой в Чикаго?

- Это было запланировано заранее. Тарасова вместе со своей помощницей Жанной Фолле традиционно собиралась ставить программы Мао Асаде и решила, что Максим в это же самое время может под ее присмотром очень плотно заняться физподготовкой и работой над шагами. В Чикаго он провел целый месяц.

- И каким вы нашли Максима после этого сбора?

- Как только Ковтун вернулся, он занялся постановочной работой с Петром Чернышевым. Могу сказать, что этот процесс идет гораздо легче, чем год назад, потому что появилась совершенно другая шаговая база. Работал Максим в Чикаго много - по четыре часа в день. Теперь все наработанное мы стараемся использовать в новых программах.

- Работать с Чернышевым вам раньше доводилось?

- Нет. Пригласить его предложила Тарасова - она была сильно впечатлена его хореографическим потенциалом, когда они вместе работали в телевизионном проекте. Петр всегда был очень творческим человеком. Выделялся среди других танцоров своим коньком. Но владеть коньком - одно, а уметь научить - совершенно другое.

Поэтому поначалу мне и самой было очень интересно, что Чернышев предложит той же Сотниковой. Была потрясена тем, насколько органично ему удалось найти тот самый стиль, в котором Аделина чувствует себя совершенно комфортно. Не говоря уже о том, что мне и в голову не приходило, как много, оказывается, в техническом плане умеет моя спортсменка. Когда Чернышев стал предлагать ей какие-то вещи, первой моей реакцией было: "Не сделает". А она вдруг стала все выполнять. Правда, еще сильнее меня тогда потрясла реакция Тарасовой.

- В каком смысле?

- Ставить программы, когда Тарасова находится у борта, это серьезное испытание для всех участников процесса. Щепки, как говорится, летят во все стороны. А здесь я увидела, что она наблюдает за работой Чернышева не как тренер, а как зритель. С удовольствием. Даже порой аплодировала ему. Причем это совершенно не было показным.

Меня вообще восхищает умение Тарасовой отмечать чужой труд. Мы, тренеры, всегда прекрасно понимаем в ходе соревнований, кто из соперников катался по-настоящему классно - лучше, чем наши собственные ученики. Но сказать об этом вслух способны очень немногие. Тарасова умеет. Она совершенно искренне восхищается, когда видит классную работу.

- Помню, в годы работы с Сашей Коэн Тарасова с большой обидой отнеслась к тому, что ее помощник Николай Морозов по собственной инициативе вдруг начал ставить программы прямой сопернице - Мишель Кван. А сейчас она помогает вам в работе с Сотниковой и одновременно с этим ставит программы Асаде. Не ревнуете?

- Вы знаете, нет. Во-первых, Тарасова много работала с Мао еще до того, как появилась Сотникова. Саму Асаду у нас в ЦСКА любят, она очень тепло относится к Аделине - у них действительно близкие отношения. Асада в прошлом году приглашала Аделину в свое шоу в Японию, этим летом мы снова планируем туда поехать, причем не только с Сотниковой, но и с Ковтуном. Не говоря уже о том, что Тарасова - очень тактичный по отношению к спортсменам человек. Ее энергии хватает на всех.

- Новые программы планируете обкатать в ходе японского шоу?

- Да. Это очень удобно, да и полезно. Есть время до начала сезона что-то отшлифовать, что-то переделать. Плюс - общение, которое очень сильно идет спортсменам на пользу. Не говоря уже о том, что появляется возможность посмотреть на то, как тренируются и выступают японцы. На их тренировки можно смотреть бесконечно. Я многое отдала бы, если бы была возможность перенести такое отношение к работе на наших спортсменов.

- Что, на ваш взгляд, дал Сотниковой ее первый по-настоящему взрослый сезон?

- Вообще-то она уже давно варится в этом соку и была готова к тому, чтобы соревноваться со взрослыми. Безусловно, ценно то, что она наконец оказалась в самой гуще спортсменов очень высокого класса.

Предыдущий сезон, когда Аделина получила право выступать во взрослой серии "Гран-при", меня не то чтобы разочаровал, но... Она неплохо выглядела в сравнении с российскими одиночницами, и все же при этом я понимала, что ее возможности куда богаче. Но использовать удалось лишь очень малую часть того резерва, который я изначально стремилась заложить. Думаю, просто нужно было время, чтобы Аделина поняла, что она повзрослела, стала другой. Она действительно сильно повзрослела.

- Кто из ваших учеников взрослее - Сотникова или Ковтун?

- На льду, безусловно, Аделина. Но в жизни она мамина дочка, очень привязанный к семье человек. А Максим, наоборот, уже не первый год живет один и совершенно самостоятелен, несмотря на то, что в семье он самый младший из трех сыновей. С ним не пропадешь в любой бытовой ситуации. Они с Аделиной очень дополняют друг друга: видимо, поэтому быстро сдружились.

Сейчас, кстати, у Макса появляется такая же нацеленность на результат, как у Сотниковой. Когда я брала его к себе в группу прошлым летом, очень боялась, что Максим не сумеет работать: он человек талантливый, схватывает все очень быстро, а таким неинтересно долго тренироваться.

Сначала Ковтун работал на злости, словно хотел доказать что-то своим прежним тренерам, я прекрасно это видела. А после того, как выиграл финал юниорского "Гран-при", словно вдруг понял, что можно подняться еще выше. И увлекся тренировками уже всерьез. Хотя в какой-то момент я заметила, что он по горло наелся соревнованиями. Все-таки такого количества выступлений, как в прошлом сезоне, у него никогда прежде не было.

- Не опасались, что ситуация, когда на парня нагромоздили ожидания, а потом стали укорять в том, что он эти ожидания не реализовал, может его психологически надломить?

- Никто нас ни в чем особенно не укорял. Был тяжелый период сразу после чемпионата страны. По характеру Ковтун очень компанейский, у него много друзей, и ему очень важно их мнение. А тут вдруг он оказался как бы против всех. Конечно, очень переживал. Поэтому выступление на чемпионате Европы далось нам непросто.

- На командном турнире в Японии Ковтун сказал, что перед ним в этом сезоне стоят очень серьезные задачи, которые он намерен реализовать. А что по этому поводу скажете вы?

- Честно говоря, у нас пока не было возможности собраться втроем и обсудить какие бы то ни было задачи. Но ставить высокие цели - это нормально.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

http://www.sport-express.ru/newspaper/2 … ?view=page

88

ЗАЛЕДЕНЕЛЛО

Пятница, 16 Августа 2013 г. 23:40 (ссылка) + в цитатник

Читаю уже какое по счету интервью Максима Транькова о том, что он чувствует, катая новую программу, и как свои чувства переживает в выбранном образе. И все навязчивее (ничего не могу с собой поделать) в голове стучит уже очень давняя цитата из выдающегося тренера по фк Валентина Николаева:
"...Автомату, каким является профессионально подготовленный фигурист, музыка ничего навеять не может. Повторяю: автомату. Который должен выполнить набор правильно поставленных элементов в определенное время с определенной скоростью. И гримасничанье лицом входит в набор этих движений..."
И кому верить, спрашивается?

А вообще решила для себя, что у меня началась фигурка и фиг с ним, с Болтом. Завтра - прокаты на Рублевке, сегодня была на тренировке Водорезовой/Тарасовой в ЦСКА и должна сказать, что два четверных в короткой - это круто. А именно к этому нежно любимый мной МаксПалыч будет стремиться в этом сезоне.

Вообще-то я сегодня планировала гимнастический день, но планы развалились на куски: Вика Комова в больнице до понедельника, Ксюха Афанасьева отдыхает дома, Алия в Пензе с намерением пройти пару снарядов в кубке России (если будет настроение), в общем, я не очень понимаю, что там происходит, но время, чтобы разобраться, еще есть. А на катке время провела вполне душевно. Ну и поработала заодно... Интервью с Тарасовой уже сделано, завтра в планах - Тутберидзе/Липницкая, сегодня - виски/сода в честь (как говорят борцы) победы русского оружия в секторе для прыжков в длину...

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

89

ПРО БОЛТА И ЛЕЗВИЯ

Не знаю, от чего получила сегодня больше удовольствия - от вечернего л/а финала на 200 м или от утренних прокатов на катке.ру с хорошим льдом, но совершенно отвратительным мороженым - и как только рублевские буржуи это терпят?

Что понравилось: произвольный танец Кати Бобровой и Дмитрия Соловьева. Идея была мне известна еще в начале мая, ужасно хотелось увидеть постановку целиком, и она, безусловно, получилась. Будет еще переписываться музыка, будут накатываться какие-то куски, которые ребята не успели накатать, потому что Кате внезапно захотелось отрезать партнеру голову на сборе в Прибалтике cтряслось чп с падением и разрезанной лезвием конька  щекой и даже легким сотрясением мозга партнера - вылетела неделя с лишним тренировок.

Неокончательный вариант - с коротким танцем. Все опять же от нехватки времени. Как все это будет "лечиться" пока неясно - на прокаты в Сочи не едет никто, кроме тренеров, спортсменов и сотрудников федерации. Связано это с тем, что в Сочи не будет предусмотрено ровным счетом ничего для работы журналистов, начиная от интернета, а кроме этого олимпийская столица, как я поняла, тестирует очередной режим безопасности в связи с которым даже приехав в город, на каток не попадешь. Типа - без аккредитаций не пустят, а аккредитаций не предусмотрено в принципе.

Понравился Ковтун, причем не только мне. Костюм на короткую будет другой, этот забракован. Но не это главное. Саша Жулин, с которым мы возвращались после прокатов в Москву, сначала даже не понял, что показанный кусок произвольной программы - это вторая половина. Когда понял, обалдел. Сказал, что если Макс все это выкатает - это будет бомба.

Понравилась Липницкая. Весь прошлый год, набитый мелкими и крупными неприятностями, пошел Юле исключительно впрок. Тот самый случай, когда переживания в одночасье делают человека взрослым. Отсюда - в высшей степени чувственная короткая программа, в которой Юля чувствует себя совершенно комфортно.

Понравилась Аделина, хотя правильнее, наверное, сказать, что понравились обе постановки Пети Чернышева. Идут они Сотниковой необычайно. Петя - великая находка для фк.  Да, об интервью договорилась.

Как катался Воронов не видела - разговаривала с Липницкой. Пар не видела - разговаривала с Тутберидзе, да и не очень интересно было, если честно.

Из сплетен - крайняя неуверенность тренеров и начальников, что в Сочи будут кататься Ильиных и Кацалапов. Но это мы уже проходили.

Ну а закончился рабочий вечер все-таки Болтом. Всем - хороших выходных!

http://www.liveinternet.ru/users/vellena/post287757384/

90

Как же по-разному все смотрят.


Вы здесь » Неофициальный форум Татьяны Навки » Фигурное катание » Елена Вайцеховская о фигурном катании