Instagram

Неофициальный форум Татьяны Навки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неофициальный форум Татьяны Навки » Фигурное катание » Нина Мозер и тренеры ее группы


Нина Мозер и тренеры ее группы

Сообщений 1 страница 30 из 259

1

:idea:

2

Нина Мозер: «Серые мышки могут стать чемпионами, но они мало кому интересны»

http://www.sports.ru/images/object_25.1310925911.50546.jpg

Заслуженный тренер Нина Мозер за один сезон слепила из Татьяны Волосожар и Максима Транькова одну из самых техничных и стильных пар мира. Воспользовавшись летней паузой, Sports.ru встретилcя с наименее раскрученным отечественным специалистом по фигурному катанию и расспросил ее о том, как она уживается со звездами и не обращает внимания на интриги и сплетни.

Свернутый текст

– Моя первая фотография в газете появилась, когда мне было шесть месяцев. Родители держали меня за руку возле киевского Дворца спорта, и подзаголовок был такой: «Маленькая Нина еще не умеет ходить, но ее родители (Михаил Мозер, 27-кратный чемпион СССР по теннису, и Светлана Мозер, двукратная чемпионка СССР в танцах на льду, впоследствии тренер по фигурному катанию) уже сейчас спорят, что покупать – ракетку или коньки». Было забавно смотреть на эту фотографию. Достаточно длительное время, лет восемь, они так и спорили, чем я буду заниматься. Предпочтение отдала холодному катку, потому что я не люблю солнце. Но сначала совмещала эти два спорта – фигурным катанием со мной занималась мама, а теннисом – папа.
И работали родители по-разному: мама мной практически не занималась, не обращала внимания, а отец, наоборот, старательно пытался поставить мне технику, заставлял бегать по корту, и тренировки эти мне не доставляли большой радости. Когда папа был занят, и меня тренировал кто-то другой – меня всегда хвалили: как я прекрасно чувствую корт, ракетку, предугадываю, куда полетит мяч. Но даже это не повлияло на мое решение, выбор пал все-таки на мамин вид спорта, который мне тоже очень нравился.

К тому же, когда посторонние обращали внимание на то, как я занимаюсь, тоже хвалили: как ты, Нина, прекрасно чувствуешь ребро, хорошо скользишь. Маме длительное время помогал в работе Петр Орлов, ее тренер. Он и перевез ее из Санкт-Петербурга в Киев. Тогда организовался украинский балет на льду, и многие вслед за Петром Петровичем переехали на Украину. Мы все оказались в одном доме, все были соседями.
Наша семья жила в первом подъезде, а Петр Петрович – в третьем. Я часто к нему забегала поболтать. Станислав Алексеевич Жук со своей группой всегда в сентябре приезжал в Киев, взрослые общались, а я слушала, впитывала все. Мне было жутко интересно.
- Трудно было работать с мамой?
– Наоборот, легко: она ко мне вообще не придиралась, потому что больше внимания уделяла другим спортсменам. Для меня это было абсолютно комфортно. Мне приходилось самой многое анализировать. Я стояла, думала, мыслила: как это, почему, что должно получиться?
- Почему бросили кататься?
– Я сначала каталась у мамы одна, а потом наступил период парного катания. Мне это было интересно. Но в 15 лет возникли серьезные проблемы с ногой. Со мной тогда хотел кататься очень сильный партнер – Валера Колесник. Я помню, как он приходил, учил меня двойному акселю... Но я уже даже в том возрасте была максималистом. Надо было надеть гипс на полгода, и я поняла, что не смогу удержать вес, потому что всегда была предрасположена к полноте. Просто так, не на результат, я работать не хотела.
- Тяжело было расстаться со спортом?
– А я с ним не рассталась, я с ним осталась.

- Ну, как спортсменка расстались же...
– Нет, не тяжело. Это прошло как-то для меня безболезненно. Знаете, когда спортсмен уже получает какие-то награды, признание, тогда есть ощущение побед, и вот тогда, думаю, сложнее. А когда ты только начинаешь какой-то путь, все гораздо легче.
Я вижу массу таких детей. И если я вижу, что у ребенка с фигурой проблемы или еще с чем-то, я сразу стараюсь говорить родителям: люди, у вас будут проблемы, вам природные данные не позволят пойти высоко и далеко. Кто-то понимает и сразу меняет направление, кто-то не понимает. Ну а по поводу меня, я все равно осталась на катке. Только спортивную одежду сменила на тренерский костюм. Помню, я еще продолжала кататься, когда моя подруга попросила ей помочь. Она была очень хорошей фигуристкой, но потом у нее возникли проблемы с весом, она растеряла все прыжковые элементы, ее практически выгнали. И я ей начала немного подсказывать, и у нее стало получаться.
Какой-то интерес появился и у меня, и у нее. И мы так, друг друга поддерживая, начали работать. В итоге она восстановила все свои прыжки, встала в пару, стала очень неплохо кататься по тем временам. А потом к моей маме пришел мальчик, ему было 10 лет. Он только встал на коньки. И мама мне говорит: ну, если хочешь, поработай. Мы стали тренироваться, и буквально через пять лет он уже вошел в юниорскую сборную СССР. Он упертый был безумно. Потом мы даже с ним юниорский финал Кубка СССР выиграли. И как-то я с ним вот так пошла, пошла – и втянулась.
-То есть, вы начали тренировать в 15 лет?
– Ну да, в 15-16.
- Получается, вы были ненамного старше своих учеников...
– Да, у нас все проходило в дружеской форме. А что касается этого мальчика, то он был новичок, ему было все интересно, ну, и мне было все интересно. И вообще, я считаю большой удачей, что с такого раннего возраста начала работать. Я, получается, с самого детства не боюсь брать ответственность на себя. Не потому что я такая отчаянная или глупая – просто я так привыкла.

- А на кого из тренеров хотели быть похожей в начале карьеры?
– Так, чтобы был полностью идеал, – такого, пожалуй, и не было. Было желание взять все самое хорошее у ведущих специалистов. У Москвиной, например, мне всегда нравилось ее умение просчитывать, строить систему подготовки. У каждого тренера было что-то интересное. Да и потом, когда ты растешь в семье спортсменов, когда к тебе в дом приходят люди уже знаменательные, ты немного по-другому смотришь на спорт вообще. Я помню почему-то, как мне было 4 года, и меня подносили к фотографии футболистов киевского «Динамо» (у нас на кухне она висела), так я называла все их имена! И знала их не только по фотографии, а потому, что они были гостями в нашей квартире.
И многие спортсмены, тренеры, артисты, музыканты приходили к нам. Я росла среди успешных, состоявшихся, интересных людей, почувствовавших вкус побед. У таких людей даже энергетика особая. Они наполняли наш дом этой энергетикой, и я в ней росла. У всех этих людей я старалась чему-то научиться, что-то от них взять. У меня и сейчас по жизни так осталось, что меня окружают исключительно хорошие, успешные люди. И это здорово.
Скажем так: у меня не было кумиров, у меня были прекрасные учителя, например, Михаил Дрей, Станислав Жук. Я читала книги Станислава Алексеевича, он большое внимание уделял физической подготовке. Я старалась взять все лучшее.
- Тогда расскажите, что это за план работы, который так хвалят ваши ученики?
– Ну, я просто привыкла все планировать. Точнее, не я привыкла, а так нас в сборной СССР научил Михаил Михайлович Дрей. Кажется, что фигурное катание – вид спорта очень творческий. Но, должна сказать, в спорте нет случайностей, все закономерно. Любая проблема, любая травма, любая победа – это не случайно. И нас тогда просто обучали этим истинам. Многие вещи спортсмены не знают, они ведь исполнители, а тренер как раз и должен знать, почему происходит проблема, что может быть дальше, каким образом можно это проблему предотвратить и тд. Ведь можно очень много работать, а твой спортсмен не прокатает четырехминутную программу, потому что у него общая сила есть, но готовили его неправильно.

Приходил ко мне спортсмен год назад: груда мышц, кажется, такой сильный, все сейчас сделает! А оказывалось, ему эти мышцы некуда деть: они не приспособлены к фигурному катанию, грузные, тяжелые.
Рассказывать, что у меня за план, – наверное, будет неправильно. Скажу так: это просто использование знаний наших специалистов. Естественно, я добавила в эту систему что-то свое, новое. И, спасибо Тане и Максиму, мне удалось за этот год пойти намного дальше.
- То есть, вы постоянно обновляете свой план?
– Конечно! Мы же сейчас ходим с мобильными телефонами, а не с трубкой на проводе! И фигурное катание тоже изменилось. Мало того, я сейчас пообщалась с лыжниками, биатлонистами, они там о своем виде говорили, а я стала слушать и о своем думать: а ведь надо еще это попробовать, и это, и это! В дружеских спорах рождается много интересных идей.
- Вы сначала тренировали в Киеве, а потом переехали в Москву. Почему?
– Во-первых, я выросла не на украинской, а на русской базе фигурного катания. Мои ученики входили в сборную СССР, и на Украине непосредственно мы бывали редко. Ездили со сборной по стране. Так что Россия была для меня привычной средой. Потом, когда страна разделилась (а у меня это еще совпало с рождением сына), я поняла, что мне неинтересно там работать.
Был момент, когда я не находила взаимопонимания с украинской федерацией. У меня была пара Маняченко-Жигурский. Когда мы вернулись с юношеского чемпионата мира (а это был олимпийский год), нам сказали, что на Олимпиаду мы не едем, а вот на взрослый чемпионат мира нас пошлют. И за три дня до старта нас вдруг заставили сделать перекаты. У Маняченко случился нервный срыв, она потом не могла кататься, было все очень сложно. В тот момент я приняла решение закончить с тренерской деятельностью.

К тому же, у меня был человек, который хотел, чтобы я уехала с ним в Германию. И в тот момент произошло два знаковых для меня события. Первое: мой дядя Иван Мозер, футболист, игравший за сборную СССР, вместе с начальником команды, которую тренировал, приехал покупать игроков для своего клуба. Начальник, Владимир, был тоже бывший московский футболист. Мы как-то общались, и я сказала, что собираюсь заканчивать. Этот Владимир говорит: «А ты уверена, что не предаешь свою мечту? Переезжай в Россию, мы поможем!»
Я отправила своих ребят на сбор к Захарову, и он мне сказал: «Ты принимай решение: ребята хорошие, я их могу оставить у себя». И мы договорились, что я приеду в Москву, и мы все обсудим. А когда я выходила из поезда уже в Москве, меня встретил Леша Уланов и... как-то так меня моментально уговорил, я даже не поняла ничего, практически с вокзала мы уехали к Писееву. Помню, Писеев меня спросил: «А зачем?» Я сказала ему, что мне больше нравится быть пятой среди сильных, чем первой среди слабых. Это было второе знаменательное для меня событие. Вот так я и переехала.
- Наверняка за долгие годы работы вы часто сталкивались с интригами. Фигурное катание, будучи очень узкой сферой, «славится» многими неприятными моментами.
– Я по своей сути оптимист, позитивный человек. И мне никогда не были интересны все эти сплетни, просто не хотелось на это тратить время. Грязи очень много, конечно. Когда я только переехала в Москву, ко мне пришла пара, и родители стали нашептывать в ушко. Я сказала тогда: «Знаете, мне это неинтересно». Я могу узнать новости, обсудить их, но завтра все забуду.
Столько в мире прекрасного есть – зачем эту грязь ворошить? А после того, как моя мама тяжело болела в течение 7 лет, я поняла, что надо радоваться тому, что нам дано. Я недавно прочитала интересное выражение: «Жизнь дается один раз, а удается еще реже». Мне очень понравилось. У меня вообще сейчас появилось несколько девизов, которыми я руководствуюсь.
- Каких?
– «Боишься – не делай, делаешь – не бойся». Вот когда мне задают вопрос: «Вы не боялись брать Волосожар и Транькова, включаться в такую серьезную работу?». Боялась тогда, когда это только начало было, переговоры, предложения, когда я решала, а сейчас чего бояться? Работать надо! Или вот еще: «Поставил цель – иди, иди наверх, добирайся, не оглядывайся. А вот когда уже наверх заберешься, тогда можешь посмотреть, чего натворил».

- Было такое, когда спортсмены уходили от вас? Вы воспринимали это как предательство?
– Было. Я уезжала даже в Америку, потому что обиделась. Причем опять-таки дядя сыграл определенную роль в этой ситуации. Он мне сказал: «Знаешь, Нин, вот раз так получается – уезжай, а через год посмотри: если спортсмены продолжают прогрессировать, значит, была неправа ты, но если они не состоятся как спортсмены, тогда задумайся, и если захочешь – вернись».
Через три месяца одна пара просто сбежала на Украину, а вторая закончила со страшнейшими травмами... Они потом просились обратно, но я не взяла. Такие травмы даром не проходят. Раньше они были вкусненькие, интересные, а теперь совсем другое. И еще: я никогда не пытаюсь удерживать спортсменов около себя. Всегда говорю: если что-то не пойдет, я вам помогу тренера найти, не оставлю. Да и обижаться долго не умею. Всегда нахожу объяснение плохим поступкам людей.
- В работе с учениками для вас что важнее – талант или трудолюбие? На кого поставите – на талантливого, но не слишком трудолюбивого, или на трудолюбивого, но недостаточно талантливого?
– Поставлю на трудолюбивый талант. Сейчас уже с уверенностью могу сказать, что в спорте высших достижений большое будущее есть только у спортсменов, которые и безумно талантливы, и так же безумно трудолюбивы.
- А что вас раздражает в спортсменах?
– Недисциплинированность. В силу того, что во мне течет немецкая кровь, я сама обожаю дисциплину и требую того же от спортсменов. Меня вообще раздражают недисциплинированные, вялотекущие люди.
- У Волосожар и Транькова с дисциплиной, должно быть, все в порядке. Они пришли к вам уже состоявшимися спортсменами. Трудно было начинать с ними работать?
– Конечно, было сложно. У каждого уже свой жизненный стереотип, даже просто в отношениях с людьми. Если Таня – спокойная, то Максим – эмоциональный, импульсивный. К тому же, я на сборах часто сидела с Васильевым и выслушивала его мысли по поводу работы с Максом. Так что предубеждение, конечно, у меня было. Я не была уверена, что смогу. Но потом мы стали разговаривать, и выяснилось, что он совсем не такой, как мне до этого казалось и как мне о нем говорили.

Он очень интересный собеседник, много читает, много знает. Он эмоциональный, да, но у него свои, критические взгляды на какие-то вещи, с которыми я абсолютно согласна. И когда он что-то говорит, я вспоминаю себя в его возрасте, когда думала точно так же.
Это сейчас я уже острые углы стараюсь сглаживать, но молодость есть молодость. Нам с ребятами просто надо было найти общую точку опоры, и у нас получилось. Мы даже с Максом думаем часто одинаково. Доходит до того, что можем одновременно сказать одно и то же слово или фразу. Меня это, конечно, очень удивило.
Он быстро соображает, ориентируется в каких-то ситуациях. И это мне близко: я сама такая. А по поводу авторитета моего... Я его не пыталась завоевать как-то. Мы просто сели, договорились, что год пробуем, если получится – отлично, что-то не пойдет – будем садиться и думать, как нам поступить. Прежде всего я думаю о спортсменах, о том, чтобы у них был результат. Это не потому, что у меня нет личных амбиций, – я просто реалист.
- У каждого художника, как правило, есть работа всей жизни. Так же бывает и у тренера – ученики всей жизни. Как вы думаете, Татьяна с Максимом – главное, к чему вы шли, или это только начало пути?
– Это те спортсмены, которые доставляют огромную радость и удовольствие, они талантливы и интересны. И мне кажется, что после них очень сложно будет продолжать тренировать. Понимаете, вот дети играют в игры на компьютере, там уровни – первый, второй, третий. Один прошел, потом следующий и так дальше. И вот некоторые пройдут уровень, а потом начинают сначала. А мне вот неинтересно.
Я ведь прошла его, я там была, мне нужно наверх. И я очень хочу, чтобы у Тани с Максом все получилось. Они создают то фигурное катание, которое уже не оцениваешь так: элемент получится или не получится. Ты стоишь и чувствуешь, что у тебя мурашки идут по коже, и получаешь удовольствие от того, что видишь это каждый день. Люди-то видят это только на соревнованиях 8-10 раз в году, а я это вижу каждый день! Это же счастье!

- Как вы оцениваете их перспективы? Понятно, что ваша команда нацелена на Сочи, ради этого вы и начали работать. А если говорить о том, что ждет Волосожар и Транькова после спорта?
– Я думаю, что они будут яркими во всем, что бы они не начали делать. Они очень многогранны. Понимаете, есть спортсмены – серые мышки. Они даже становятся чемпионами, но по жизни так и остаются серыми мышками, у них нет ничего другого. А Таня и Макс интересны, они развиваются, многое могут, у них очень многое получается. Это люди с большим потенциалом. Дай Бог, чтоб они реализовались не только в спорте, но и во всем остальном. У них есть для этого предпосылки.

http://www.sports.ru/others/figure-skat … 66617.html

3

Сентябрь для Волосожар/Транькова вышел достойным - тренер фигуристов

МОСКВА, 3 окт - РИА Новости. Российская спортивная пара Татьяна Волосожар/Максим Траньков, выигравшая в минувшие выходные Мемориал Ондрея Непелы по фигурному катанию в Братиславе, показала достойное катание для сентября - первого месяца в сезоне, заявила агентству "Р-Спорт" тренер фигуристов Нина Мозер.

В Братиславе Волосожар и Траньков набрали по сумме двух программ 190,15 балла, заметно опередив итальянцев Стефанию Бертона/Ондрея Хотарека и россиян Любовь Илюшечкину/Нодари Маисурадзе. Неделей ранее в немецком Оберстдорфе серебряные призеры чемпионата мира выиграли турнир Nebelhorn Trophy, набрав 183,65 балла.

"Удовлетворение от выступлений в Оберстдорфе и Братиславе - наверное, 50 на 50, - сказала Мозер в телефонном разговоре. - Определенные вещи ребята выполнили, а именно - показали программы специалистам и зрителям, прокатались достойно для первого осеннего месяца. В Оберстдорфе произвольная программа получилась абсолютно хорошо, в Братиславе, наоборот, удалась короткая программа".

"Конечно, были ошибки, но для начала сезона это вполне естественное явление, мы же пока не выходим на пик формы", - добавила тренер.

По словам собеседницы "Р-Спорт", одной из целей выступления серебряных призеров чемпионата мира-2011 на мелких турнирах был набор очков в рейтинге Международного союза конькобежцев (ISU).

"Мы ставили перед собой цель набрать необходимые баллы для того, чтобы на Гран-при выступать не в первой разминке, - пояснила Мозер. - У нас ведь в прошлом сезоне был всего один серьезный турнир (чемпионат мира), до него еще один мелкий международный, и очков было очень мало. Мы занимали всего лишь 42-е место в рейтинге перед началом этого сезона".

Тренер рассказала, что программы Волосожар/Транькова пока не приобрели окончательный вариант.

"Мы еще будем пробовать разные варианты, - отметила Мозер. - Мы многое обсуждаем, хотим экспериментировать - и с поддержками, и с последовательностью элементов. Пока мы в работе над программами. Такого ощущения, что все сложилось так, как надо, пока у нас нет. Оба турнира показали, что есть вещи, которые можно было бы поменять".

"Ближайшая неделя для нас пройдет в этих самых экспериментах и пробах, после чего мы окончательно примем решение, что и как будет выглядеть во время выступления на канадском этапе Гран-при. И затем у нас две недели подготовки к самому турниру", - заключила специалист.

Дебютный для пары Волосожар/Траньков этап серии Гран-при "Скейт Канада" пройдет в городе Миссисога 28-30 октября.

4

Нина Мозер: «Вначале мы не восприняли новую судейскую систему всерьез»

Нина Мозер, тренер пары Татьяна Волосожар – Максим Траньков, отметила, что российские специалисты вначале несерьезно отнеслись к новшествам судейской системы.

«С новой судейской системой другие страны стали продвигаться вперед, а мы продолжали работать, как будто все идет по-старому. Вначале мы не восприняли новую систему всерьез.

Но, как только мы поняли, что новая система пришла всерьез и надолго, мы начали нагонять», – приводит слова Мозер Globe and Mail.

5

Хип-хоп на катке
Татьяна Волосожар и Максим Траньков хотят выиграть все турниры в новом сезоне

Татьяна Волосожар и Максим Траньков, которые на своем первом совместном чемпионате мира сразу завоевали "серебро", в новом сезоне поставили перед собой более амбициозную цель - выигрывать все старты, в которых принимают участие.

Свернутый текст

Победа на этапе Гран-при в Канаде уже есть. Тренер фигуристов Нина Мозер рассказала корреспонденту "РГ", за счет чего ее пара собирается побеждать и на других турнирах. Ближайший из них - французский этап серии Гран-при, который пройдет 18-20 ноября.

Российская газета: Нина Михайловна, в вашей команде начался второй, теперь уже полноценный, год сотрудничества и творчества. Работать стало легче?

Нина Мозер: Мы лучше друг друга узнали, больше стали доверять друг другу. Можем обсуждать, как реагировать на неожиданные повороты судьбы. Даже научились предсказывать какие-то ситуации, потому что понимаем, почему они происходят. В этом плане мы действительно стали более хорошим дружным коллективом. Но второй год работы тоже достаточно сложный. К этой мысли мы приходим постоянно - и каждый по отдельности, и когда общаемся между собой. Первый сезон был вкаточным. Он был насыщен эмоциями, энтузиазмом, так как наша пара хотела доказать свое право на жизнь, на место в элите фигурного катания. Сейчас нельзя сказать, что эмоции ушли. Но и основательные привычки еще не появились. Когда люди много лет катаются вместе, они не задумываются, куда партнер может поставить ногу, насколько ускориться, как среагировать в элементе. Это чувство партнера обычно появляется к третьему году. Так что мы продолжаем работать.

РГ: Тот факт, что ИСУ постоянно меняет правила, в этом сезоне по поддержкам, усложняет вашу задачу?

Мозер: Новое поколение парников изначально обучается всякого рода поворотам, остановкам в поддержках. Тренеры готовят их к возможным изменениям регламента. А ребятам постарше приходится не сладко. Когда люди после 22 лет начинают разучивать новые вещи, у них срабатывают старые стереотипы. Поэтому на разных турнирах можно услышать массу недовольных высказываний со стороны фигуристов. Чтобы вам было понятно, приведу пример. Если раньше из шести-семи позиций можно было использовать четыре, то сейчас выбора нет. Есть только четыре обязательные позиции. В начале сезона из-за травмы Максима делали то, что позволяло здоровье. В Канаде показывали уже новые поддержки, которые сумбурно поменяли за две недели. Перед нашей беседой я была на тренировке и тоже ставила новую поддержку. У нас просто бесконечный творческий процесс. В прошлом сезоне меня это, честно говоря, пугало. Но потом я поняла, что на спортсменов такого уровня, как Волосожар и Траньков, можно положиться.

РГ: После окончания чемпионата мира у вас было много заграничных сборов. С особенным интересом вы ждали поездки в Америку, на Бродвей. Надежды оправдались?

Мозер: Благодаря бродвейскому периоду у нас появилась замечательная короткая программа. И на этапе Гран-при в Канаде она, наконец, пошла в том направлении, в каком хотели видеть. У многих специалистов, знакомых, иностранных спортсменов, которые видели выступление вживую, а не по телевизору, остались самые приятные впечатления. Ребята здесь совсем другие. К тому же они будут еще совершенствоваться. У нас есть записи наших занятий на Бродвее, а если будет возможность, если почувствуем, что это нам необходимо, еще раз съездим в Америку, чтобы потанцевать.

РГ: Татьяна тоже говорила об уникальности короткой программы. Что конкретно вы имеете в виду?

Мозер: Ритм хип-хопа, в принципе этот стиль пары никогда не выбирали для своих выступлений. А мы хотели, чтобы ребята были другими. Мы знаем, что в плюсе у классика. Но бесконечно эксплуатировать один и тот же образ, не экспериментировать - неинтересно. Ребята вообще сумасшедшие в плане новаторства. Сетуют, что у нас всего три года осталось до Олимпиады. Они хотят все попробовать, пытаются быть разными, не боятся перемен. Я считаю, это признак мастерства.

РГ: Произвольная программа "Черный лебедь" - тоже эксперимент?

Мозер: В каком-то смысле - да. Ведь это не классическая постановка, а осовремененная. Все ждали, что на льду лебеди поплывут, как в балете. Но наша идея возникла после просмотра оскароносного фильма, из которого и взяли саундтрек. Даже когда шла работа над программой, у Максима часто проскальзывало в речи: "Вспомните тот эпизод из фильма...".

РГ: Но и в балете, и в фильме у героини есть два образа. Как Тане удается раскрыть их?

Мозер: Таня по сути своей, конечно, Белый лебедь. А вот демоническое начало, без которого не сыграть Черного, пока у нее не совсем проявляется. Мы знаем об этом, но у нас еще есть время, чтобы поработать над образами.

РГ: Зато некой чертовщинки хватает вокруг программы. Например, Тане пришлось костюм переделывать.

Мозер: У Тани была мечта кататься в пачке, и в тренировочном варианте все было нормально. Но на основную пачку наклеили украшения, она стала жесткой. Мы перестали справляться. Один раз Макс поцарапался. Эти случаи - уж не знаю, бытового характера или демонического - натолкнули на идею замены костюма.

РГ: Очень часто об американском менталитете говорят применительно к спортсменам. Мол, они более уверенные в себе, напористые. Из своих американских будней ребята что-то почерпнули для себя?

Мозер: Таня и Максим настолько сами по себе умеют управлять эмоциями, лицом и телом, что им не нужно на кого-то равняться. Да, им был интересен опыт танцоров, но не ледовых персонажей. Им не надо учиться у американцев. Пусть американцы у них учатся.

РГ: Так получилось, что ваши ученики не встречались с основными конкурентами на этапах Гран-при. Это плюс или минус?

Мозер: У нас был десятый совместный турнир. Не могу сказать, что ребята испытывают особые чувства по отношению к сильным или слабым соперникам. Важно, чтобы они сами с собой справлялись. Чемпионат мира дал мне понимание того, что для них самое главное - их рабочее состояние и настрой на выступление. А сильные соперники их заводят.

http://www.rg.ru/2011/11/16/figurka.html

6

Нина Мозер: операцию Транькову точно делать не будут

24-27 ноября в Москве пройдет заключительный этап Гран-при по фигурному катанию. В соревнованиях спортивных пар за Россию выступят Юко Кавагути / Александр Смирнов, Катарина Гербольдт / Александр Энберт и Ксения Столбова / Федор Климов. Лидеры нашей команды, серебряные призеры чемпионата мира-2011 Татьяна Волосожар и Максим Траньков (на фото) волей жребия выступили на этапах Гран-при в Миссисоге (Канада) и Париже (Канада) – и одержали победы. Выступление Волосожар и Транькова на старте сезона Агентству спортивной информации «Весь спорт» оценила их тренер Нина Мозер.

Свернутый текст

- Я довольна непосредственно результатом Тани и Макса, количеством набранных очков, отношением судей, - сказала Нина Мозер. – Хотя катались они не безошибочно, их очень хорошо принимает судейский корпус. Ребята нравятся, к нам подходят многие специалисты, иностранные журналисты – и положительно отзываются о Тане и Максиме. Кое-какие ошибки, совершенные на этапе Гран-при в Париже, стали крайне неожиданными. В короткой программе рука Татьяны запуталась в платье. А в произвольной на «ласточке» она попала пяткой Максу в колено. Но все равно ребята хорошо откатали программы. Практически все элементы исполнили на «плюс два». Но в любом случае, есть над чем работать, что придумывать. Мы опять немного по-другому делали поддержку и переход. Хотя сейчас программы уже не вызывают опасений, серьезных изменений больше не будет.

- У Максима действительно серьезная травма, и ему грозит операция?
- На соревнованиях в Братиславе (Словакия) в конце сентября у Максима обострилась старая травма паха. Врачи обнаружили причину его болезненных ощущений, активно работают над его восстановлением. Сейчас лечение уже перешагнуло экватор, и на этапе Гран-при в Париже Максим намного лучше себя чувствовал. Сама проблема связана с параллельным вращением, боль возникает именно при его исполнении. Поэтому на этапах в Миссисоге и Париже мы его делали всего по два раза. На тренировках этот элемент вообще не делаем, чтобы лишний раз не беспокоить ногу. Я практически уверена, что в ближайший месяц Макс окончательно поправится. Могу сказать, что операцию ему точно делать не будут, там просто нечего оперировать. Мы вообще не хотели афишировать свои внутренние проблемы. Мы сторонники показывать красивое катание, а не обсуждать какие-то трудности.

- Значит, в чемпионате России ребята будут участвовать?
- В наши планы не входит сниматься с каких-либо соревнований. Могут быть только корректировки по причине болезни. Ребята хотят соревноваться со своими основными конкурентами. Но у нас вопрос открыт, потому что у Максима продолжается лечение. Перед каждыми соревнованиями я задаю ему один и тот же вопрос: ты готов выступать? Решение принимает Максим, потому что это его здоровье, его жизнь.

- Вашей паре скоро предстоит бороться за победу в финале Гран-при. Насколько высок сейчас уровень парного катания в мире?
- Общий уровень парного катания скорее высокий, чем низкий. В этом году по сравнению с прошлым практически полностью поменяется состав финалистов серии Гран-при. Из прошлогоднего состава остались только Алёна Савченко и Робин Шелковы из Германии. Но это не значит, что уровень понизился. Спортсмены стараются выполнять два параллельных тройных прыжка, самые сложные выбросы. Мне кажется, в этом году конкуренция даже жестче, чем в прошлом.

http://www.allsportinfo.ru/

7

Тройной выброс адреналина

Парное фигурное катание стало очень рискованным и травматичным

Вице-чемпионы мира, серебряные призеры финала Гран-при Татьяна Волосожар и Максим Траньков еще в декабре 2011 года прошли курс лечения в американской клинике, распрощались со своими старыми травмами и с новыми силами приступили к подготовке к главным стартам сезона. Первый из них - чемпионат Европы - уже на следующей неделе стартует в Шеффилде.

Свернутый текст

О планах на этот турнир корреспондент "РГ" поговорил с тренером нашей сильнейшей спортивной пары Ниной Мозер.

Нина Михайловна, расскажите, как ребята себя чувствуют, в какой форме подходят к чемпионату Европы?

Нина Мозер: Максим, слава богу, не вспоминает о том, что у него была проблема с ногой. Начиная с 11 июля, на каждой тренировке он боролся с болевыми ощущениями. А после поездки в клинику, где восстанавливался и Ваня Черезов, наш знаменитый биатлонист, Макс вышел на лед и испытал полный шок: он катается и у него ничего не болит. Конечно, есть боль в мышцах, так называемая "крепатура". Но это естественно, учитывая, что ребята пропустили две с половиной недели работы. И это поправимо. У Тани травма со связками не совсем вылечена, но мы на правильном пути. Так что все нормально. Мы работаем в полную силу.

В этом сезоне здоровье - слабое место парников. Из-за операции на аппендиците у партнера снялись с Европы Юко Кавагути и Александр Смирнов. А несколько дней назад появилась сообщение о том, что Алена Савченко получила травму на тренировке…

Нина Мозер: Мне эту информацию прислали немецкие журналисты. Пока не уточняется, какая травма у Алены. Но я знаю, что она упала с выброса тройной аксель, который они учат с Робином Шолковы. Когда идет борьба, необходимо обеспечивать себе преимущество. Они искали особенный элемент и выбрали очень сложный и опасный. Алена падала с него на турнирах, причем достаточно жестко. Но люди знают, для чего они это делают. Они хотят быть победителями всегда и при любой обстановке. Это их право идти на риск. Наверное, любой спортсмен ради того чтобы стать чемпионом, так поступит.

И ваша пара не исключение?

Нина Мозер: Мы в этом году начали исполнять выброс флипп, достаточно сложный для нас. И часть травм, особенно у Татьяны, связана именно с работой над этим элементом. Хотя в общем-то современное парное катание - это риск изначально. То, что парники делают сейчас, несравнимо с фигурным катанием десятилетней давности. Все поддержки, подкрутки,  выбросы, даже вращения настолько сложны - можно упасть так, что костей не соберешь. Раньше, к примеру, парники все поддержки делали с удовольствием, а сейчас еще и с большим трудом. Об этом на этапах Гран-при говорили сами фигуристы. Да это и так видно: подъемы выполняются медленнее, они не такие скоростные, потому что есть масса нюансов, которые нужно соблюдать. Но в то же время везде нужно выступать на максимуме возможностей. Технические требования настолько подняли планку, что для того чтобы побеждать, надо уходить в элементах на четвертый уровень сложности.

В финале Гран-при в Квебеке вы проиграли немецкой паре какие-то сотые балла. Хотите взять реванш в Шеффилде?

Нина Мозер: Конечно, на любые соревнования мы едем с мыслью о победе. А в этом случае еще и история соперничества такая долгая. Она началась не тогда, когда Таня встала в пару с Максом. Ведь по сути Алену и Таню, двух украинских фигуристок, выкатал и создал один партнер - Станислав Морозов. С Савченко они были чемпионами мира среди юниоров 2000 года. У Стаса, когда он уже катался с Татьяной, сидело внутри, что он должен у Алены выиграть. Сейчас он тренер. Так что конкуренция продолжается на протяжении десяти лет. Если раньше борьба была не на равных, то на последнем турнире мы набрали 212 баллов и проиграли 18 сотых. Обидно. Но мы прекрасно знаем, что имели запас. Если Алена и Робин выступали практически на пике, то у нас из-за травм какие-то элементы оценили на первый-второй уровень. Так что нам не надо что-то менять и усложнять, надо просто постараться все элементы выполнить на максимуме. Хотя на финале Гран-при у нас возникла идея усложнить каскад параллельных прыжков. Пока тренируем. Не знаем, будем ли делать на чемпионате Европы. Но в будущем - точно.

Пока ваша взрослая пара только готовится выйти на лед, юниоры из вашей группы уже стали призерами Олимпиады в Инсбруке. Поздравляем!

Нина Мозер: Спасибо. Лина Федорова - Максим Мирошкин и Анастасия Долидзе - Вадим Иванов действительно выступили очень достойно. Китайская пара была вне конкуренции. Китайская федерация накатывает ее на протяжении трех лет. Они же на "Скейт Канада" соревновались с Татьяной и Максимом. У них опыт, багаж, их знают судьи. Они уже два раза катались на финалах Гран-при. Для фигурного катания это очень много. Мы заранее понимали, кто будет чемпионом. Но меня порадовало, что Лина с Максимом в короткой программе проиграли китайцам всего два балла. Значит, их сравнили. Я думала, разрыв будет больше. Настя с Вадиком вообще молодые ребята. Партнер пришел из одиночного катания и в паре катается только полгода. Все, что смог - при огромном желании и настрое - он показал в Инсбруке.

Некоторые специалисты и тренеры намекают на кризис в парном катании. Вы же говорите о нашем резерве с большим воодушевлением.

Нина Мозер: Кризис в голове. Надо просто хотеть и добиваться. На мой взгляд, сейчас в фигурном катании остались молодые ребята с максимальной требовательностью к себе и желанием побеждать. Может, мне везет, но я вижу тех спортсменов, которые могут реализоваться на крупных турнирах. У нас в группе катаются 15 пар и все они с большим потенциалом.

http://www.rg.ru/2012/01/18/figurka-poln.html

8

Нина Мозер: я прихожу на тренировки своей группы – и получаю просто колоссальное удовольствие!

15.09.2012

В подмосковном Одинцове продолжились прокаты фигуристов сборной России. Сегодня, 15 сентября, в них впервые приняли участие подопечные Нины Мозер – чемпионы Европы, двукратные серебряные призёры чемпионатов мира в парном катании Татьяна Волосожар и Максим Траньков. На предыдущих прокатах в «Мечте» и на «Катке.ру» выступила другие ученики Мозер, недавно вставшие в пару Евгения Тарасова и Владимир Морозов. О подготовке к предолимпийскому сезону Нина Мозер рассказала специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014.

Свернутый текст

- Нина Михайловна, какое значение для ваших спортсменов имеют предсезонные прокаты?
- Хотим проверить свою работу на старте сезона. Самое главное для Тани и Максима – произвольная программа, которую мы покажем завтра на катке «Москвич». В ней будет новая последовательность элементов. Теперь во второй части программы таковых значится шесть. Практически все технически сложные элементы – в том числе тройной тулуп – ушли в конец программы, так что она должны быть накатанной с первого до последнего музыкального аккорда. Проверим новые поддержки, которые выучили летом. Очень сложные, очень интересные. Словом, основная цель участия в прокатах – проверка элементов. Для уверенности прокатаем короткую программу и произвольную, которая пока ещё не в том виде, как будет на соревнованиях.

- Турнир в Оберстдорфе (Германия) будет единственным у Тани и Максима перед этапом Гран-при?
- Да, потому что остается не так много времени. Мы 30 сентября вернёмся из Германии, а 17 октября отправимся в Америку.

- На открытых прокатах удивила еще одна ваша пара с известными – если не сказать, легендарными – в мире фигурного катания фамилиями Тарасова и Морозов.
- Действительно, у Жени и Володи звучные фамилии. Но у нас есть ещё одна интересная пара Лина Фёдорова – Максим Мирошкин, которые в субботу на этапе Гран-при в Линце заняли второе место. В прошлом году ребята стали серебряными призерами юношеских Олимпийских игр, а сейчас в Австрии опередили олимпийских чемпионов, что нас, естественно, радует.

- Возвращаясь к Тарасовой и Морозову. Они, действительно, стали кататься вместе четыре месяца назад?
- С мая. Тренер Стас Морозов, с которым мы работаем, сомневался, волновался, потому что Володя – молодой парень. Но я прикладывала активные усилия, чтобы пара состоялась, потому что, понимала, у ребят большое будущее. До этого они катались с другими партнерами: Володя – с Катей Крутских на этапах юниорского Гран-при; Женя – с Егором Чудиным по взрослым. Но дело даже не в том, что Володя Морозов вырос, оформился, стал крупным. Главное – и он, и Женя катаются. Делают то, чего сейчас в нашем виде спорта нет, потому что зачастую у спортсменов в катании отсутствуют рёберность, чистота, техничность. А эти двое – именно катаются. Когда ребята соединились, мы поняли: у них должно получиться. Единственное, что необходимо сейчас дуэту – набраться опыта, сделать накат на стартах. Я очень надеюсь на них, как и на другие свои пары.

Еще у меня потрясающие маленькие ребята есть. Очень хорошая компания – порядка 18 дуэтов. Четыре группы. Только с Татьяной Волосожар и Максимом Траньковым катаются ещё две пары, в остальных группах – по пять пар.

- Задачи, которые стоят перед Волосожар и Траньковым, понятны. А на что вы ориентируете Тарасову и Морозова?
- В этом сезоне – выиграть юниорский чемпионат мира. А дальше, конечно, речь пойдет о взрослой команде. Будем стараться сделать всё, чтобы после Олимпийских игр в Сочи эта пара закрепилась в основном составе сборной. Для этого есть предпосылки. Девочка уже оформилась – это немаловажно. Я много лет проработала с юниорами, знаю, как всё быстро меняется. Начинаешь работать, видишь: хороший ребенок, перспективный материал. А девочка или мальчик вырастает, и в силу объективных обстоятельств уже невозможно идти к той цели, которую намечал.
В этом смысле с Тарасовой и Морозовым всё просто. Женечка – девочка из Казани, уже взрослая. Значит, неожиданностей не будет. Она оформилась, научилась справляться с весом. Техничная, владеет многими элементами, милая, приятная по характеру. Немножечко научится на старте собираться, и все будет хорошо. А Володя за последнее время очень возмужал. Старается на тренировках. Показывает эмоциональное катание. Я думаю, когда всё сложится, пара будет очень интересной и самобытной, с хорошей техникой.

Знаете, сейчас я прихожу на тренировки, наблюдаю за катанием спортсменов из своей группы – и получаю просто колоссальное удовольствие. Талантливые спортсмены, молодые тренеры, которые работают с нами. Тут всё в комплексе. И это непременно приведет к результату!

http://www.team-russia2014.ru/article/5096.html

9

Нина Мозер: Волосожар и Траньков справились с задачей – сделали все шесть сложнейших элементов во второй части произвольной программы
28.09.2012

Сегодня, 28 сентября, на предсезонном турнире по фигурному катанию Nebelhorn Trophy в Оберстдорфе (Германия) действующие чемпионы Европы, двукратные серебряные призёры чемпионатов мира россияне Татьяна Волосожар и Максим Траньков выиграли соревнования парников, опередив на 17,65 балла ставших вторыми американцев Кейди Денни и Джона Кафлина. Выступление своих учеников порталу TEAM RUSSIA-2014 прокомментировала тренер Нина Мозер.

Свернутый текст

- В принципе, мы довольны итогами этого турнира, - сказала Нина Михайловна. – Одна из основных задач стояла в произвольной программе – соединения шести сложнейших элементов во второй части. Для нас было очень важно проверить свою работу на публике – в новых костюмах, в новом стиле. Последние 10 дней перед турниром мы уделяли этому больше всего внимания. И у нас всё получилось! Но, повторю, самое главное, мы довольны окончательным результатом своего выступления. А вот короткую программу можно было прокатать немножечко лучше. Возможно, некоторое напряжение в катании ощущалось из-за того, что это был первый турнир сезона. Но ничего. Постепенно ребята войдут в рабочую форму.

- Как судьи и публика приняли вашу новую произвольную программу на музыку Баха, поставленную как некий реквием, напоминание о трагических событиях, связанных с землетрясением в Японии?
- Очень хорошо. После соревнований к нам подходили и судьи, и рефери, и технический контролёр. Все говорили, что впечатление от программы осталось хорошее. И зрителям понравилось, что мы делали. Многие признавались: когда они наблюдали катание ребят – у них мурашки бегали. Люди смотрели программу, затаив дыхание. Новая программа, на самом деле, получилась очень эмоциональной, серьезной и абсолютно новой для ребят. Очень хорошие отзывы. Да и для начала сезона такое большое количество баллов – 196,55, которые Таня и Максим получили в сумме, несомненно, пойдет в плюс. Хотя по уровню элементов можно еще набирать. Так что, есть запас, чтобы прибавить.

- Костюмы, в который выступали Татьяна и Максим – это окончательный вариант?
- Да, ребята опробовали новые костюмы, в которых будут выступать в этом сезоне.

- У Максима ещё новая прическа?
- Нет, это не новая прическа. Это был некий эксперимент. Но в конечном итоге мы поняли, что он не получился. Сейчас мы будем дальше искать, пробовать, фантазировать. А этот вариант с его прической нам не понравился.

- Хотя, в целом старт сезона удался?
- Да, удался. Этот турнир стал некой отправной точкой для ребят. Мы справились со сложнейшей программой – шестью элементами во второй половине. Теперь мы понимаем, что можем всё это прокатать, потому что всегда, когда в первый раз что-то пробуешь – ждёшь и не понимаешь, насколько это получится. У нас всё получилось! Причём, на самом старте сезона, поэтому настроение сейчас очень хорошее.

http://www.team-russia2014.ru/article/5335.html

10

Нина Мозер: "Даже занявшая последнее место пара дала для Волосожар и Транькова интересные находки в поддержке"

Российские фигуристы Татьяна Волосожар и Максим Траньков не так давно вернулись из Германии, откуда привезли золотые медали турнира Nebelhorn Trophy. О том, как и где спортсмены готовятся к первому этапу Гран-при Skate America (Онтарио, Калифорния, 21-23 октября), кто будет их главным соперником и какой турнир станет главным для спортивной пары в этом году в интервью ФЦП-Пресс  рассказала наставник фигуристов – Нина Мозер.

Свернутый текст

- Чем вы и Волосожар с Траньковым занимаетесь после победы на немецком турнире Nebelhorn Trophy?
- Тренируемся, работаем. Мы постоянно находимся в тренировочном процессе. Планы на сезон у нас давно расписаны, и мы идем согласно нашему графику. Отдыхали мы всего два дня и сразу же включились в обычную работу. Набираем форму для Гран-При в США, куда собираемся отправиться 17 октября.

- А где проходят ваши тренировки?
- Мы катаемся в спорткомплексе "Вдохновение" на Площади Ильича в Москве. В Новогорске бываем достаточно редко, не очень любим туда ездить.

- Почему?
- У нас эта база все время ассоциируются с прокатами, постоянным напряжением. Это сидит в крови уже много лет. Мы с ребятами психологически воспринимаем "Новогорск" как суровое место, хотя там очень удобно. Сейчас там идет перестройка, и, возможно, что-то изменится в плане нашей психологии и отношения к этой базе.У нас есть свой каток, свое удобное расписание, подстроенное под нас. Как говорится, у нас и дома хорошо. Ребята живут в удобной близости от арены, и им не приходится тратить много времени на дорогу. Тем более мы здесь одни, а на больших базах всегда есть контакт с другими спортсменами, даже из других видов спорта. Это постоянные дополнительные эмоции. А у себя мы закрыты, думаем постоянно о работе и никто нам не мешает. В этом есть определенные плюсы.

- Стоит ли ожидать улучшения качества исполнения программ по сравнению с немецким турниром?
- Конечно, мы хотим улучшить некоторые вещи и активно над этим работаем. Мы только набираем форму, и ее пик будет к концу года, к чемпионатам страны и Европы, чемпионату мира, который станет для нас основным турниром в этом сезоне. Этапы гран-при – это подводящие старты и поэтому мы будем что-то пробовать, что-то менять и дорабатывать. Это работа и каждый турнир будет разным: что-то будет получаться лучше, что-то хуже. Мои ребята не роботы, которые будут выходить и делать все на автомате.

- Кто будет основным конкурентом пары Волосожар—Траньков на Skate America?
- Конечно же, серебряные призеры Олимпиады китайская пара Панг/Тонг. Все пары, выступающие на турнирах, являются для нас соперниками. Каждый спортсмен имеет какие-то особенности, отличающие его от других.
Например, на турнире в Оберстдорфе пара, которая занимала последнее место, показала интересные находки в поддержке, которые мы взяли на вооружение. Может быть, используем их впоследствии в своих выступлениях.

http://fcp-press.ru/interview/p2_articleid/5257

11

«Мы уходим в сложность»
http://www.newizv.ru/images/photos/big/20121017221155.jpg

Тренер Нина Мозер
ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

В ближайший уикенд состоится первый этап серии Гран-при по фигурному катанию «Скейт Америка», которым откроется новый сезон в этом виде спорта. Россию на турнире в Сиэтле будут представлять Татьяна Волосожар/Максим Траньков, Константин Меньшов, Алена Леонова, Аделина Сотникова, Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев. Перед стартом «Новые Известия» побеседовали с тренером двукратных серебряных призеров чемпионата мира, чемпионов Европы Волосожар и Транькова – Ниной МОЗЕР.

Свернутый текст

– У ваших учеников в этом сезоне две совершенно разные программы: очень динамичная короткая – «Крестный отец» и лирическая произвольная – на музыку Баха. У тренеров ведь тоже бывают любимые программы и не очень. Вам какая больше по душе?

– Мне нравятся обе. Так же, как и Тане с Максимом. После прошлогоднего чемпионата мира мы все (с парой также работает Станислав Морозов. – «НИ») хотели что-то поменять в стиле, в образах. Долго думали, как это сделать, и в итоге остановились на этих двух вариантах. Таня с Максимом очень выросли за те два года, что катаются вместе, научились по-другому двигаться, управлять своим телом. Поэтому им комфортно и в энергичном танце, и в «лирике». Помните, когда они должны были впервые выступить на чемпионате мира в Токио? Они тогда одними из первых поехали в Японию и попали на те дни, когда там случилось страшное землетрясение. Увиденное произвело на ребят такое сильное впечатление, что возникло желание выразить это на льду. Мне кажется, у них получилось. Ну а главное – мы добились того, чего хотели. В нынешнем сезоне Таня с Максимом совершенно другие. Это касается и образов, и самой постановки программ. Мы, что называется, уходим в сложность – шесть сложных элементов исполняем во второй части произвольной программы, а это очень непросто.

– Вы сказали, что Таня с Максимом очень выросли как фигуристы. А вы, работая с ними, открыли для себя что-то новое?

– Знаете, мои друзья, когда узнали, с кем я буду работать, предостерегали: не надо, фигурное катание тебя поглотит! И вроде как посмеялись: теперь тебе придется забыть о личной жизни. И тут недавно я им написала: «Да, я поняла, что это была не шутка». И это действительно так. Я всегда была поглощена фигурным катанием, но то, что сейчас происходит, поглощает все! Я так и написала друзьям: «Я всегда много работала, знала, что могу сидеть на катке с утра до вечера, никогда не жаловалась на это, но, оказывается, не знала, что еще и с вечера до утра могу работать». Потому что, например, Коля Морозов, с которым мы уже второй сезон активно сотрудничаем, – это просто фанат фигурного катания. Я таких очень редко встречала, он с катка уходит на 15 минут покурить, и все. Может вообще не есть, только кофе пьет. И до трех утра каждый день работает.

– А говорят, надо и мозг отключать хоть иногда?

– Надо, но пока не получается. Выходные даже летом выпадают очень редко. Как я их провожу? По-разному. Безусловно, встречи с друзьями, театр. То есть какая-то более культурная программа. Домом я не занимаюсь. Все делает моя сестра. А тут как-то она с внучкой уехала, и я поняла, что не знаю, где у меня швабра, не знаю, где у меня что лежит. Она помогает. И я могу работать. Да, я совсем ушла в фигурное катание… Было как-то настроение – может, хватит? Я села и сама с собой поговорила: «Нина, ну тебе же хорошо там? Хорошо. Ну, так иди и работай!» Потому что здесь общение, поиск, такая интересная команда собралась. Я просто удовольствие получаю. Разные тренеры занимаются, четыре группы по четыре пары, все работают, советуются. Атмосфера очень хорошая.

– Для вашей команды московский чемпионат мира 2011 года был знаковым. Таня с Максимом с задачей справились, завоевали серебряную медаль и доказали, что в них не зря верят, вкладывают столько усилий… После первого успеха психологически, наверное, легче стало работать?

– Работы стало еще больше, это точно. Груз свалился? Внутренне для меня ничего не изменилось. Как все было насыщенно, эмоционально, все так и продолжается. Да и груза не было никакого. Мне, наоборот, было интересно посмотреть, как все будет происходить. Мы же понимали, чего можно ждать. А если бы не получилось, просто стали бы искать причину, почему не смогли...

– Говорят, среди чемпионов покладистых не бывает. Но когда общаешься с Таней и Максимом, возникает ощущение, что с ними очень легко работать. Нет? Это обманчиво?

– Это не обманчиво. Понимаете: они ребята опытные и настолько все про себя знают уже... И просто друг другу очень подходят. По внутреннему состоянию. Спокойствие, застенчивость Татьяны компенсируется эмоциональностью, уверенностью Максима. И наоборот. Взбалмошный, порывистый взгляд Макса на какие-то вещи уравновешивает Татьяна. Ну, и потом это взрослые люди. С ними же не как с детьми общаешься. Я раньше даже не могла себе представить, о каких вещах мы будем говорить. Все-таки дистанция между тренером и учеником должна сохраняться. Она и сохраняется. Но с ребятами абсолютно все можно обсуждать открыто. Самое главное, что я в них вижу в первую очередь людей.

– Максим, наверное, втягивает вас, Нина Михайловна, в философские беседы? Есть у него такое свойство…

– Он такой, да. Знаете, у меня привычка есть: когда лечу в самолете, руки в ремень вставляю. Вот летели мы в Италию. Таня, Максим с одной стороны сидят, а я – с другой. И краем глаза вижу, что он спит и точно так же руки заложил за ремень. Мы с ним похожи. В его возрасте я точно так же реагировала на какие-то вещи, была столь же эмоциональная.

– Задачи на нынешний сезон глобальные?

– Основной турнир – чемпионат мира. А этапы Гран-при – подводящие старты, поэтому уже на «Скейт Америка» будем что-то пробовать, менять. Хотя работа будет весь сезон продолжаться. Один ее этап позади, сейчас начинается другой – в соревновательных условиях. Я максималист по жизни, да и Таня с Максимом тоже, но мы прекрасно понимаем, что все ждут от нас достойного выступления через год с небольшим в Сочи. Поэтому надо очень грамотно рассчитать силы, чтобы именно к Олимпиаде подойти на максимуме. Лучше допустить ошибки сейчас, чем через год. Поэтому будем дальше экспериментировать, без этого не получится расти.

http://www.newizv.ru/sport/2012-10-18/1 … mozer.html

12

Нина Мозер: в финале Гран-при у всех одна, но не общая цель – победить

Завтра, 6 декабря в олимпийском Дворце спорта «Айсберг» в Сочи стартует финал Гран-при по фигурному катанию среди взрослых и юниоров. О готовности чемпионов Европы и двукратных вице-чемпионов мира в спортивных парах Татьяны Волосожар и Максима Транькова  и организации соревнований в Сочи специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьёвой рассказала тренер Нина Мозер.

Свернутый текст

- Нина Михайловна, как прошла подготовка к финалу Гран-при?
- В целом – хорошо. После московского этапа Гран-при ребята тренировались, настраивались на финал. Таня и Максим – серьезные спортсмены, к любым стартам подходят осознанно. Акклиматизация в Сочи, правда, проходила не очень хорошо, но сейчас всё в норме, ребята в порядке.

- То есть, погода в Сочи вас не очень радует?
- Погода какая-то непонятная: то идёт дождь – то светит солнце, то холодно – то жарко, то расслабишься – то сгруппируешься. В таких условиях очень легко простыть, я и сама не очень хорошо себя чувствую. Могу даже сказать, что такого не было на других соревнованиях – видимо, климат сочинский мне не подходит (улыбается).

- В программах ребят вы перед финалом ничего менять не стали?
- Нет, в программах мы ничего не меняли – оттачивали технические элементы, эмоции. Мы работали на качество.

- Вы уже успели провести тренировки во Дворце спорта «Айсберг»?
- Да, и ребятам всё нравится. Главное – лёд хороший, спортсменам кататься комфортно.

- Лично вы уже были в «Айсберге» на «Кубке Федерации». Что-то изменилось с тех пор? Все на высшем уровне или есть какие-то недочеты?
- Пока не всё понятно по поводу дорог – на пути к «Айсбергу» попадаешь в пробку, в которой рискуешь простоять довольно долго. То есть, транспортная проблема здесь так и не решена. Но нужно понимать, что администрация Сочи не может ликвидировать транспорт, ведь строительство олимпийских объектов идёт полным ходом. А в целом всё достаточно неплохо.

- Кто-то из спортсменов говорил: стоит только сообщить о каких-то проблемах – и тут же будут приняты меры. Это действительно так?
- В принципе, организаторы стараются во всём нам угодить. Если возникают какие-то проблемы, их стараются решить оперативно.

- А вы общались с иностранными коллегами?
- А для чего? Конечно, мы здороваемся – но не более. Нравится ли им «Айсберг», Сочи – не спрашивала. У нас своих забот хватает перед стартами (улыбается).

- В финал Гран-при отобрались три российских пары. Насколько реально, что медали разыграют только наши спортсмены?
- Думаю, со мной согласятся и тренеры, и спортсмены: мы здесь все соперники. И у всех одна, но, заметьте, не общая цель – победить.

http://www.team-russia2014.ru/article/6693.html

13

Нина Мозер: "Мы примем меры"

http://ss.sport-express.ru/userfiles/press/2/27090/39990_345px.jpg

Тренер Татьяны Волосожар и Максима Транькова рассказала "СЭ", какие выводы были сделаны из выступления российской пары на недавнем финале "Гран-при" в Сочи, где двукратные вице-чемпионы мира дважды упали в произвольной программе

Свернутый текст

- Какое сейчас состояние? На удивление, эта неудача нас сильно мобилизовала, - заметила Мозер, которой я позвонила через несколько дней после соревнований в Сочи.

- Вы говорите "неудача". Хотя Волосожар и Траньков заняли в Сочи первое место...

- Никто не собирается оправдываться, это вообще не в моих правилах. Есть хорошее выражение Джона Кеннеди: "Когда мы сильны, наша сила говорит сама за себя. А когда видна слабость, то никакие слова не помогут". Мы действительно прокатали плохо, слабо для себя. И, поверьте, не испытываем удовольствия от того, что случилось. Наше отношение к прокату произвольной программы в Сочи - негативное. Допустили ряд ошибок, которых не должно было быть. И мы расстроены. Первое время я вообще была в прострации... С профессиональной точки зрения мне интересны причины такого проката. Почему при очень хорошей готовности, которая была у ребят, в Сочи все сложилось именно так? Перед этим турниром мы делали очень большие объемы работы на тренировках. И этот несчастный тулуп исполняли без сбоев даже после тяжелейших прокатов. Срывов не было вообще! Все тренировки на официальном старте были безупречными - за исключением одной-единственной ошибки у Татьяны.

Когда мы начинали делать эту произвольную программу, то сознательно пошли по пути усложнения. Хотя Николай Морозов (постановщик произвольной Волосожар/Транькова. - Прим. Е.К.) считал, что не надо идти на такие вещи. Однако мы взяли на себя смелость, решили попробовать и рискнуть. Получилось 50 на 50 - из четырех соревновательных прокатов у нас было два удачных выступления в произвольной программе и два - не получившихся. При том что ребята, повторюсь, были готовы хорошо. Мы все посчитали, проконсультировались с российскими судьями и приняли решение - не мучиться и пока остановиться на более спокойном варианте. Облегчать ничего не облегчали, но поменяли местами два элемента: спираль и тулуп, который перенесли в обычное место в первой половине программы. Больше не изменилось ничего. Это было логично: если прежний вариант давал только 50-процентную надежность, не имело смысла рисковать. вот мы и решили: попробуем пойти этим путем, а после чемпионата России уже будем делать окончательные выводы.

- Вас как тренера случившееся в Сочи не напугало? Или, может быть, насторожило?

- Напугало - неправильное слово. Пугаться - это какая-то слабость. Если ты разумный человек, то всему стараешься найти объяснение. Я так и делаю. Случившееся с Максимом меня не пугает. У нас с ребятами не так велик срок совместной работы - мы вместе только третий сезон. И за это время каждый из турниров складывался по-своему. Что интересно, когда мы были не в такой хорошей форме, все проходило как-то более спокойно. А тут, как и на чемпионате мира в Ницце: прекрасно готовы - и снова сбой. Хотя до того были и хорошие прокаты, и великолепный процент стабильности.

У меня есть определенные умозаключения по поводу того, что происходит. Но пока я не буду их озвучивать. Сейчас мы выступим на чемпионате России, я проверю свои выводы - и уже потом буду думать, каким путем нужно идти к результату. Это обычная работа. Просто у нас она публичная. И наши ошибки сразу воспринимаются многими как вселенская трагедия.

- Падение в Сочи после неудавшегося выброса, откровенно говоря, выглядело страшно. Особенно для Татьяны, которая с определенного ракурса, казалось, приземлялась чуть не в полушпагат. Но если я правильно понимаю, все обошлось?

- Это мало кто заметил, но на самом деле Максим подставил Тане локоть, а второй рукой держал ее за ногу, чтобы она не разъехалась в шпагат. Тем самым он не дал ей упасть, а потом протолкнул ее над собой вперед. Именно поэтому сам Макс так долго не мог подняться со льда. То есть в той ситуации он не потерял ориентиры и выполнил свою партнерскую работу.

- Я видела ваши комментарии сразу после соревнований в Сочи. Там упоминалось, что перед произвольной программой Траньков сильно нервничал...

- Нервничал - не совсем правильное слово. Хотя таким я его действительно видела впервые. Думаю, это от огромного желания выступить по-настоящему хорошо - особенно после очень успешных тренировочных прокатов. И это желание переросло у него в своего рода аккуратность. Увы, она не всегда дает эффект. Со своего места я видела, что это именно не беспокойство, а желание сделать все очень правильно, грамотно, аккуратно. Но на тренировках мы никогда не шли таким путем. Поэтому Максим и не был похож на себя привычного.

- Вы сказали, что первое время очень переживали. А ребята уже отошли от случившегося?

- Максим себя, конечно, "покушал", да еще с потрошками. Но мы с Татьяной - достаточно спокойные, разумные люди. И, как мне кажется, правильно все оценили и донесли это до него. Рассуждать о том, что уже произошло, нет времени. Да и желания - тоже. Есть работа, которую нужно выполнять. А через падения прошли практически все ведущие фигуристы. Просто мы должны в более ускоренном темпе пережить все то, что другие лидеры проходили за семь-восемь лет совместной карьеры.

- Траньков - человек весьма эмоциональный. Нет опасений, что он сам начнет зацикливаться на этих неудачах? Например, во время этапа "Гран-при" в Москве он после короткой программы пошутил: "Наконец нам удалось справиться с тодесом в короткой программе", вспоминая падение, случившееся у них с Таней на этом элементе в Ницце. Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки...

- Максим ведь не сегодня таким стал. Он вообще перфекционист. Бывают такие спортсмены, которые, если так можно выразиться, не думают - просто выполняют все, что им говорят. Им может быть в чем-то проще, потому что голова не устает. А есть другие - те, кто идет путем анализа собственных действий и результатов. Макс - человек с хорошим аналитическим умом. С такими сложнее в эмоциональном плане, потому что они имеют привычку себя "есть". На высшем уровне таких фигуристов, кстати, довольно много. Но при этом они понимают причины своих удач и неудач.

Хотя то, о чем вы спрашиваете, тоже имеет место. Порой, когда Максим говорит что-то подобное, пусть и в шутливой форме, я ему сама советую: не надо какие-то вещи произносить вслух. У меня такое тоже бывает: вербализуешь что-то, а потом -  получаешь... Надеюсь, мы все-таки сделаем правильные выводы и пойдем дальше. Не будем заниматься самоедством, а проанализируем, подкорректируем и продолжим работу. Думаю, самое главное, чтобы спортсмены понимали, чего они хотят в этой жизни, и шли к этой цели. Если мы сильные, то преодолеем все. И те испытания, которые создаем себе сами, и те, что нам посылают.

- Понятно, что после финала все говорят в основном о злополучных падениях в произвольной. Но вы наверняка отметили для себя и что-то позитивное.

- Да. Считаю, что короткую программу мы откатали очень хорошо. Я получила удовольствие от этого выступления Тани и Максима - увидела на соревнованиях то, что регулярно вижу на тренировках. Да и произвольная в Сочи каталась легко. На самом деле те элементы, которые были выполнены, получились хорошими, качественными. Поэтому, считаю, что свои оценки мы заслужили. Ведь за ошибки нас наказали по всем правилам: мы не сделали выброс и получили за него ноль, за два падения судьи сняли два балла, да и "минус" за тулуп тоже присутствовал.

- Каков план работы Волосожар и Транькова до чемпионата России?

- После финала "Гран-при" у ребят был выходной. Мы провели его в Сочи. Немножко подлечились, погрелись, позанимались бедром, которое Максим ушиб в произвольной. Сейчас уже снова тренируемся. Форма у ребят хорошая. Новых элементов у нас нет, и разучивать ничего не нужно. Надо просто поддержать ту функциональную готовность, которая есть. Думаю, нам, во-первых, удастся найти объяснение тому, что произошло в Сочи. И, во-вторых, понять, как избежать этого  в дальнейшем, принять соответствующие меры. Могу сказать, что первые шаги на этом пути уже сделаны.

Екатерина КУЛИНИЧЕВА

http://winter.sport-express.ru/figuresk … ews/27090/

14

Нина Мозер: Волосожар и Траньков - идеальная пара

Тренер чемпионов мира по фигурному катанию рассказала, в чем заключается залог успеха своих подопечных

В Канаде завершился чемпионат мира по фигурному катанию. В парном катании Татьяна Волосожар и Максим Траньков принесли стране первую с 2005 г. золотую медаль чемпионата мира.

Ещё одну медаль - бронзовую - в танцах на льду завоевали Е. Боброва и Д. Соловьёв. По сравнению с ЧМ-2012, когда у нас были всего 2 серебряные награды (кстати, одна из них - у тех же Волосожар и Транькова), выступление наших фигуристов можно считать успешным. За счёт чего это удалось? Рассказывает тренер чемпионов Нина Мозер.

«АиФ»: - Как удалось обыграть соперников с разрывом в 20 баллов? Ведь в современном фигурном катании счёт идёт на сотые…

- Действующая система подсчёта баллов фактически полностью устраняет судейский субъективизм. Но факт остаётся фактом: разрыв в 20 баллов - это очень много (на втором месте - немцы Алёна Савченко и Робин Шолковы. - Ред.). На самом деле наш коллектив старался создать оптимальную программу по элементам и художественным образам. Как говорит Максим, если бы наши конкуренты исполнили даже четверной прыжок, они бы всё равно не до­гнали ребят. Но этот разрыв не должен вводить в заблуждение! На Играх в Сочи развернётся бескомпромиссная борьба, в неё вмешаются и канадцы, и немцы, и наши Кавагути - Смирнов, которые сейчас не добрались до пьедестала... 
«АиФ»:- Голландцы для своих конькобежцев «плавят» особый лёд. Немцы-саночники заключили контракт с автогигантами, они им создают особые скоростные полозья… У нас в стране хоть одна научная группа помогает в спорте сделать качественный прорыв?

- Думаю, консультации с техническими службами катков будут проведены, чтобы определить, какой лёд приготовить для наших фигуристов... Но пока рано говорить о каких-либо конкретных предложениях. С нашей же стороны домашние заготовки, конечно, будут.

«АиФ»:- В смысле, что Максим сильный, выбросит Татьяну чуть ли не на десять метров и она полетит как пёрышко?

- (Смеётся.) На мой взгляд, сложилась идеальная пара и в техниче­ском, и в психологическом плане. Исключительное взаимопонимание, колоссальная работоспособность. Они чрезвычайно пытливые и наблюдательные, не боятся идти на эксперименты. Потому им любые задачи по плечу. Татьяна очень женственная, лиричная партнёрша, Максим очень сильный и мужественный фигурист. У них в техническом арсенале есть всё, чтобы побеждать любых конкурентов

15

Нина Мозер: со Столбовой и Климовым начнём работать 16 апреля, когда я вернусь с командного Кубка мира

Бронзовые призёры чемпионата Европы по фигурному катанию 2012 года в парах Ксения Столбова и Фёдор Климов приняли решение тренироваться под руководством нового наставника – Нины Мозер. Это событие специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой прокомментировала сама Нина Мозер.

Свернутый текст

- Сегодня мы с ребятами были у президента Федерации фигурного катания на коньках России Александра Горшкова, - сказала Нина Мозер. – Официально объявили, что начинаем совместную работу. Заявление ребята написали, но Александр Георгиевич попросил, чтобы они также получили согласие на переход в Санкт-Петербурге. То есть, остались определённые формальности, но независимо от документальных вопросов, я начинаю работать с парой. 

- Когда начнёте непосредственную подготовку со Столбовой и Климовым к новому сезону?
- Мы начнём работать 16 апреля, когда я вернусь с командного Кубка мира.

- Как вы решили пойти на этот шаг, и в олимпийский сезон взять в свою группу ещё и третью пару? Ведь ответственность теперь ещё больше?
- Вы меня сейчас хотите напугать (улыбается)? Да, принятые мною решения были очень непростыми. Мы обсуждали все эти моменты с Таней Волосожар и Максимом Траньковым, а потом ещё я сама очень долго думала и взвешивала. Я всё очень серьёзно оцениваю и прекрасно понимаю, на что я иду. Сложно ли будет? Пока я могу только сказать, что сложно было даже принять это решение! Я отчётливо понимаю, что теперь я буду ещё больше времени проводить на льду. Но, начав работать, я не буду задумываться, сложно это или нет – это совсем не тот фактор, который является отпугивающим и может на что-то повлиять. Главное – чтобы было интересно, чтобы был результат.

- Сейчас можно уже выдохнуть – позади принятие сложных решений, обсуждение формальностей? Наверное, устали за это время?
- Подустала, сегодня даже вставать не хотела (смеётся). Хотя больше всего меня утомляет приближающийся командный Кубок мира. Мы с Таней и Максимом впервые столкнулись с подготовкой к этому турниру, очень сложно мобилизоваться – каждый день требует ещё больше сил. Но вчера мы сделали полностью прокаты и короткой, и произвольной программ. То есть, объёмы всё равно держим, так что с работоспособностью всё в полном порядке. Хотя мне проще настраиваться, чем ребятам – ведь физически я ничего не делаю. А Тане с Максимом гораздо сложнее собраться, сделать этот последний рывок. Но они – большие молодцы!

- Как обстоят дела у вашей третье пары Веры Базаровой и Юрия Ларионова?
- Вера вчера легла на обследование. А Юра сейчас тренируется на льду, также мы серьёзно занимаемся его общефизической подготовкой, весом. Одним словом, решаем проблемы Юры. Всё у нас нормально, все работают (улыбается).

http://www.team-russia2014.ru/article/10138.html

16

Сначала Мозер лечит и кормит, потом гонит в спортзал, хорошие планы,

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

17

Мне кажется Мозер заскучала:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Эмили (2013-04-04 00:26:43)

18

Непонятная история..

http://www.peoples.ru/sport/trainer/nina_mozer/mozer_058.jpg

Опять какая-то непонятная ситуация, вокруг Нины Мозер, которая, похоже, набирает все больше учеников. Появляется сообщение, что Писеев заявляет о том, что, вопреки каким-то "слухам в прессе", она вовсе не собирается тренировать пару Ксения Столбова-Федор Климов.

Свернутый текст

"Никакого перехода пока не было, - заявил Писеев по телефону. - Вопрос еще будет рассматриваться федерацией Санкт-Петербурга. Вы же помните, какая непростая была ситуация с (петербуржцем) Константином Меньшовым. И эта тема тоже непростая, мы должны учитывать мнение петербургской федерации, поэтому информация о переходе Столбовой/Климова в группу Мозер не соответствует действительности".http://rsport.ru/figure_skating/20130403/654819908.html

Хотя, что за "некоторые СМИ" еще никто не знал. И непонятно, что за слухи бросился попровергать  генеральный директор ФФККР . Затем, появляется сообщение, которое прямо противоположно:"Бронзовые призёры чемпионата Европы по фигурному катанию 2012 года в парах Ксения Столбова и Фёдор Климов приняли решение тренироваться под руководством нового наставника – Нины Мозер. Об этом специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой сообщила сама Нина Мозер.«Сегодня мы с ребятами были у президента Федерации фигурного катания на коньках России Александра Горшкова, - сказала Нина Мозер. – Было официально объявлено, что начинаем совместную работу. Заявление ребята написали, но Александр Георгиевич попросил, чтобы они также получили официальное согласие на переход в Санкт-Петербурге. То есть, остались определённые формальности, но независимо от документальных вопросов, я начинаю работать с парой»."http://www.team-russia2014.ru/article/10133.html

И вот,-еще одно сообщение, что эта пара будет тренироваться у Нины Мозер:

Группа известного тренера Нины Мозер увеличилась еще на одну пару: вслед за вице-чемпионами Европы Верой Базаровой/Юрием Ларионовым, к тренеру перешли питерские фигуристы, призеры чемпионата России Ксения Столбова-Федор Климов. Факт перехода подтвердила в среду сама Мозер. Столбова и Климов считаются наиболее перспективным молодым российским дуэтом. До перехода к Мозер спортсмены тренировались под руководством Людмилы Великовой. (Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ)http://news.sport-express.ru/2013-04-03/577353/

И что дальше?  Очередное опровержение?! И так,-до бесконечности?!Это уже смешно! Писеев говорит одно, а официальная страница Сборной России,-совсем другое.. И тут же еще появляется и третье..  Нет, ну, это уже как-то несолидно! Сначала договоритесь, кто и что говорит, а потом уже делайте сообщения. Тех, кто интересуется фигурным катанием, надо хоть немного уважать! А то, влияние цирка на фигурное катание уже идет прекрасному виду спорта, явно, во вред.
Автор

lindir-elve@yandex.ru

Отредактировано Эмили (2013-04-04 20:56:14)

19

Нина Мозер: вчера поздравили друг друга с окончанием сезона, а сегодня я проснулась в шесть утра с мыслью: а во сколько у нас на Олимпийских играх будут начинаться тренировки?

Сегодня, 14 апреля, в Токио (Япония) показательными выступлениями завершился командный Кубок мира по фигурному катанию. Сборная России заняла четвертое место, но действующие чемпионы Европы и мира Татьяна Волосожар и Максим Траньков стали лучшими в парном катании. Впечатлениями от командного Кубка мира со специальным корреспондентом портала TEAM RUSSIA-2014 Марией Воробьёвой поделилась тренер пары Нина Мозер.

Свернутый текст

- От командного Кубка мира общие впечатления остались, всё же, положительные, - сказала Нина Мозер. – Хотя всех нас немного огорчил командный результат, но в целом всё прошло хорошо. Вся команда, конечно, расстроилась из-за Кости Меньшова, но так уж получилось, сейчас уже ничего изменить нельзя. И, безусловно, мы приобрели хороший опыт, знаем теперь, что представляют из себя командные соревнования.

- И чем командный Кубок мира отличался от чемпионата мира?
- На командных соревнованиях срабатывают совершенно другие рефлексы. Ответственность у ребят возникает не только за себя, но и за всю команду. Ощущения испытываешь совсем иные, но опыт это, безусловно, необходимый – скажем так, взгляд со стороны, привнесение каких-то эмоций. Хотя всё, в принципе, было как всегда – мы работали в привычном соревновательном режиме (улыбается).

- Сами спортсмены говорили, что ответственность ощущали очень большую – все старались не подвести команду. Это создавало дополнительное напряжение?
- Да, это так. В первый день усталость была просто безумная. Даже не выступая, ребята отдали и получили в командном боксе очень много эмоций – больше, чем если бы сами катали программы. Но, понятно, что на Олимпийских играх запланирован совершенно другой формат, такого веселья уже не будет.

- То есть, таких шоу, которые в своём боксе устраивала каждая команда, во время Олимпиады уже не стоит ожидать?
- Думаю, что нет. Сейчас в Японии действительно был праздник, эмоционально мы наслаждались происходящим, а на Олимпийских играх, мне кажется, будет другая атмосфера. На этом турнире мне самой было важно посмотреть, что такое командный турнир. И я поняла, что выступать на таких соревнованиях сложно.

- В каком плане?
- Нам вообще тяжело было настроиться на эти соревнования после чемпионата мира. В Канаде мы выложились по максимуму, отдали все эмоции, вышли на пик формы – и удержаться на нём три недели было просто нереально. Уже накопилась и физическая, и функциональная, и моральная усталость – мы просто каждый день приходили и убеждали себя, что надо работать. Понимали, что мы сами согласились, решили пойти на это, и поэтому должны довести дело до конца.

- На Олимпиаде в Сочи ваша пара будет катать только одну программу в командных соревнованиях?
- Безусловно, на Олимпийских играх Максим с Татьяной в командном зачёте будут катать только короткую программу.   

- В этом случае спортсменам будет немного проще?
- Проще – слово, наверное, не очень подходящее к Олимпийским играм. Другое дело, что у Тани с Максом короткая программа 6 февраля, а личные соревнования начинаются 11-го. Всё равно, в этот период по нашим рабочим схемам у нас должны проходить прокаты. Поэтому, если оценивать выступление в командном турнире с точки зрения подготовки к личному выступлению, никаких новшеств и неожиданностей для нас не будет. Получится, что мы будем делать не тренировочные прокаты, а выступать на публике. Плюс, это будет официальная программа Олимпиады, поэтому мысли об этом уже немножко другие – на мой взгляд, даже неплохо, что мы будем кататься в командном турнире.

- То есть, положительные моменты во включении командных соревнований в программу Олимпиады есть?
- Конечно. Наш тренерский штаб положительно относится к включению командных соревнований в олимпийскую программу.

- Максим Траньков сказал, что в этом сезоне вы нашли оптимальный вариант подготовки к Играм-2014. Он имел в виду, что в преддверии чемпионата мира спортсмены жили и тренировались по графику соревнований?
- Да. В этом сезоне и ребята, и я поняли, что для такой вариант для нас является хорошей схемой подготовки.

- Когда у вас будет отдых от такого длинного сезона?
- Отдых у нас начинается завтра – о фигурном катании можно будет забыть (улыбается). Ботинки отдыхают, ноги отдыхают, мозги отдыхают. Правда, я сегодня сама над собой начала смеяться. Вчера откатали произвольную программу, поздравили друг друга с окончанием сезона – показательные выступления уже не являются частью соревновательной программы, это совсем не то. А сегодня я проснулась в шесть утра с мыслью: а во сколько у нас на Олимпийских играх будут начинаться тренировки (смеётся)? Стала атаковать наших руководителей, пытаясь всё выяснить. И потом сама с собой поговорила: ты не помнишь, что у тебя сегодня выходной (смеётся)? И, казалось бы, нужно отключить голову от фигурного катания, но вместе с тем отчётливо понимаешь – на отдых можно уходить только тогда, когда ты чётко знаешь, что будешь делать в ближайшие девять месяцев.

- И каким образом будет строиться подготовка в межсезонье?
- Сначала ребятам нужно отдохнуть. Хотя отдых Таня с Максом тоже предпочитают активный – я знаю, что они не будут всё время лежать на пузе и просто жариться под солнышком. Впрочем, пока у нас есть ещё ряд организационных вопросов. Нужно слетать в Сочи – посмотреть базы. Затем чуть-чуть отдохнём, и 6 мая выйдем на лёд.

- Подготовку начнёте в России?
- Да, готовиться мы начнём в России, а 10 мая улетим на постановочный сбор в США. Там же, в Америке будет находиться наш хореограф Николай Морозов со своей группой фигуристов. Затем мы улетим в Сочи, потом снова вернёмся в Америку. Также у нас запланировал традиционный сбор на среднегорье в Италии – в Базельга ди Пине, куда мы приезжали уже три года подряд. И 10 августа мы вернёмся в Москву.

- Готовиться к предсезонным прокатам?
- Нет, прокаты в этом году будут проводиться в Сочи, пока идёт информация, что они состоятся 7-8 сентября.

- Все ваши пары начнут подготовку к сезону по одному графику?
- Да, все три пары будут работать по такому же графику – 6 мая выходим на лёд в Москве, 10-го отправляемся тренироваться в Америку.

- Вы говорили, что Веру Базарову / Юрия Ларионова и Ксению Столбову / Фёдора Климова будут тренировать другие наставники из вашей команды. Можете озвучить их имена?
- Нет, пока я эту информацию озвучивать не буду, ведь сейчас мы тренируемся совместно, и только в мае окончательно определимся.

- Со спортсменами всё понятно, а вы успеете отдохнуть перед олимпийским сезоном?
- Мечты могут остаться мечтами (улыбается). Я решила отпустить 26 апреля в отпуск Базарову / Ларионова и Столбову / Климова, и сама запланировала немного отдохнуть, но мне уже объявили, что 29 апреля состоится Экспертный совет Министерства спорта РФ, на котором я должна выступать. Так что, думаю, мне сейчас все оставшиеся до начала межсезонной работы деньки активно заполнят общественной работой, и я плавненько вкачусь со стульев совещаний прямиком на лёд. Хотя, может быть, дней пять и удастся отдохнуть (улыбается).

http://www.team-russia2014.ru/article/10300.html

20

Хореограф группы

Алла Капранова: Максу Транькову я разрешаю всё, что раньше ему запрещали!

10 мая действующие чемпионы Европы и мира по фигурному катанию Татьяна Волосожар и Максим Траньков и четыре другие пары, входящие в группу Нины Мозер, отправились на первый предсезонный сбор – в США. О работе с парами группы Нины Мозер специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой рассказала хореограф Алла Капранова.

Свернутый текст

- Алла Викторовна, вы не любите дальние поездки. И на сбор в Америку вместе с группой не поехали?
- Нет, я осталась в Москве. Если смогу, может быть, поеду на сбор в Италию – всё будет зависеть от домашних дел, от состояния моего мужа. Я бы везде ездила, если бы у меня была возможность! Ведь я вообще пришла сюда заканчивать – думала, возьму детей, будут им помогать. А потом ребята ко мне подошли, попросили поработать с ними. Я же человек ответственный – прихожу на каток к девяти утра и часов по пять подряд работаю. Не делю на несколько тренировок в день. Я сказала Нине Михайловне Мозер – до Олимпийских игр поработаем. Правда, сейчас у нас другие пары появились, но ничего, справимся. Сейчас Коля Морозов поставит ребятам в Америке программы, они вернутся – и я продолжу делать свою работу.

- Как продвигается работа с новыми парами – Верой Базаровой и Юрием Ларионовым, Ксенией Столбовой и Фёдором Климовым?
- Пока Верочка была в больнице на обследовании, я работала с Юрой – поэтому у них сейчас всё получается немного быстрее. А Федя с Ксюшей ещё совсем мало со мной поработали. Чтобы рассказать о паре, о людях, с которыми ты работаешь – их надо подержать в руках. Они же только пришли к нам в группу, я провела всего семь занятий. И ещё их не распробовала! Но я вижу, что ребятам нравится работать, что они этого хотят. А у Максима с Таней я уже нашла жилку, на которой можно играть – это их артистизм, их общение друг с другом. Максу я разрешаю всё, что раньше ему запрещали! Он – удивительный спортсмен и человек! По уму, по восприятию фигурного катания, по артистизму. Танюшка – просто очаровательная, она везде идёт за Максимом и получается великолепное сочетание. Другие наши пары я пока не знаю, на чём вытаскивать – их сначала надо сделать парами. Они ещё не знают, не чувствуют, что я им сейчас даю – как схватить, перехватить, все эти крюки-выкрюки, раньше они делали что-то другое. Я попробую делать свою работу, но не знаю, получится у нас или нет. В каждой паре нужно искать изюминку. Может быть, что я даю ребятам сейчас, им вообще не понадобиться, их дуэты будут строиться на чём-то другом. Им поставят программы, они приедут, и я уже буду смотреть, что из них вытаскивать – общение друг с другом, артистизм в позах. Важно понять, как они будут нести свой образ – порой бывает достаточно одного лишь жеста, который пройдёт через всю постановку и свяжет идею программы.

- Какими вы видите Татьяну с Максимом дальше?
- И Максим, и Таня, когда закончат свою спортивную деятельность, смогут, если захотят, стать прекрасными тренерами, хореографами, постановщиками. В них это заложено, у них есть своё чутьё и видение. А ещё лучше, если они будут работать в паре – тогда мы получим двух замечательных специалистов!

http://www.team-russia2014.ru/article/10524.html

21

Да уж, не во всех парах такие чувства внутри  http://navkastar.icebb.ru/uploads/000d/ff/24/821-1.gif , Капранова подчеркивает, что пара благополучна благодаря покладистости Тани, которая не сводит глаз с Макса, вряд ли Ксю  такая, страсти будут кипеть, Нине придется несладко, ох

22

Нина Мозер: сейчас у меня одна-единственная мечта – выспаться

Действующие чемпионы Европы и мира по фигурному катанию Татьяна Волосожар и Максим Траньков и четыре другие пары, входящие в группу Нины Мозер, отправились на первый предсезонный сбор – в США. О целях первого сбора специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой рассказала Нина Мозер.

Свернутый текст

- Нина Михайловна, две ваши новые пары Вера Базарова / Юрий Ларионов и Ксения Столбова / Фёдор Климов уже в первые дни работы с удивлением обнаружили, сколько всего разного есть в тренировочном процессе. Настолько сильно различаются методики разных тренеров?
- Просто ребята не сталкивались с работой, которую мы делаем у себя в команде. Для них сейчас всё новое, и пока в какой-то работе они себя не очень комфортно чувствуют. Но, думаю, скоро мы привыкнем друг к другу, и занятия станут комфортными и, главное, продуктивными. Я надеюсь, что всё получится.

- Можете сказать, что в вашей методике есть такого, чего ребята не делали раньше?
- Все профессиональные моменты, которыми они занимались раньше, никуда не делись. Просто у нас есть дополнительные занятия по общефизической подготовке, по катанию, по шагам – мы уделяем этому большое внимание. Есть много нюансов, над которыми специалисты плотно работаю со спортсменами. На каждый вид деятельности у нас есть профессиональный человек, который знает, что и как нужно делать. Такой подход для ребят – новый, необычный и интересный. И к работе они относятся с большим энтузиазмом, принимают формат, в котором мы живём, легко идут на контакт.

- Какая ваша конечная цель при работе с новыми парами?
- Я мало видела ребят в соревновательном процессе, потому что в основном постоянно нахожусь рядом с Таней Волосожар и Максимом Траньковым. Но я наблюдала их тренировки, разминки – и какое-то ощущение их характеров в моей голове, в моём сознании присутствует. Я заметила в ребятах что-то, что понравилось мне самой и нравится специалистам, судьям, зрителям. Я знаю сильные стороны каждого спортсмена. И очень хочу, не потеряв в новой работе эти плюсы, подтянуть другие составляющие подготовки, которые, с моей точки зрения, немножечко отставали. Я не претендую на знание  всего, что с ними было с ребятами, почему они делали это и не делали то. Первый сбор в Нью-Джерси будет ознакомительным, мы будем пробовать много нового, экспериментировать. Я вынашиваю планы интересных и необычных занятий, которые можно добавить в работу с новыми парами. Первый сбор даст нам полную картину – и эмоциональную, и физическую, и техническую. Но в Нью-Джерси мы не будем заниматься функциональной подготовкой в той мере, которая необходима для прокатов, выступлений и стартов.

- Какие интересные и необычные занятия вы хотите предложить спортсменам?
- Пока ничего рассказывать не буду – хочу оставить это между нами, потому что мои задумки могут не получиться, а потом скажут, что мы обманщики. Но я уже пригласила специалистов из федерации посмотреть на нас в июле, когда мы останемся на неделю в Москве – в самой середине большого тренировочного процесса. Я думаю, что к этому времени уже наступит какая-то ясность.

- На какие сборы отправитесь после США?
- Поедем в Сочи и в Финляндию, потом снова вернёмся в Америку. И в июле, перед сбором в Италии, проведём неделю в Москве.

- В Сочи будете тренироваться на олимпийском катке?
- Да, конечно. Это была моя просьба – мы должны использовать возможность ещё раз опробовать олимпийский каток. У нас ведь существует такое понятие, как пространственно-временные характеристики работы. Партнёр должен привыкнуть к работе и взаимодействию с партнёршей в конкретном помещении – хотя, конечно, мы приезжаем и катаемся на любом катке. Но гораздо комфортнее, когда нет никаких неожиданностей. Потому что неожиданности – это всегда некий ступор и, следовательно, необходимость принятия решения. Даже я порой в силу большого количества переездов открываю утром глаза и думаю: и где я сейчас? что это за обои? а в какую сторону мне идти? Присутствует ощущение нового места, но через несколько дней ты начинаешь чувствовать себя комфортно. Тренировки на олимпийском катке – один из компонентов подготовки. Мы просто используем возможность в своей стране и на своём олимпийском катке лишний раз привыкнуть к залу, ко льду, к цветовой гамме. Хотя мы надеемся, что очень приятная цветовая гамма трибун «Айсберга» во время Игр будет закрыта зрителями и российскими флагами (улыбается).

- Первый сбор направлен на постановку программ. Кто будет работать с вашими парами?
- К трём основным парам будет иметь отношение Николай Морозов. Волосожар и Транькову он однозначно поставит обе программы. Также Коля поставит короткую программу Базаровой и Ларионову. Я знаю, что Стас Морозов договорился о постановке программ с Колей и паре Евгения Тарасова / Владимир Морозов. Но мы ещё ищем варианты, я пока не могу дать полный ответ по всем парам. Знаю, что Влад Жовнирский сейчас на связи с людьми и, может быть, программы Лине Фёдоровой и Максиму Мирошкину мы поставим в Сочи.

- Произвольную программу Базаровой / Ларионову будет ставить Игорь Шпильбанд?
- Да, я очень хочу, чтобы одну программу сделал Игорь. Но сейчас мы зависим от его возможностей, потому что у него тоже образовалась очень большая команда.

- Каких ещё специалистов вы планируете привлечь к работе?
- Думаю, что мы продолжим сотрудничество с акробатами, которые помогают нам придумывать новые поддержки. Повторю: предстоящий сбор в Америке будет для меня ознакомительным, и по мере знакомства с парами я буду принимать решения, каких ещё специалистов можно и нужно привлечь к работе.

- Тарасова / Морозов сказали, что в этом году, возможно, выступят на зимней Универсиаде? Это была ваша идея?
- Да, у них может получиться. Я просто увидела и поняла, что для них это хороший вариант, возможность проявить себя на международной арене. Им нужно кататься, выступать и быть достойными соперниками.

- Какова цель этого сезона для юниорских пар Фёдорова / Мирошкин и Тарасова / Морозов?
- Попадание на пьедестал юниорского чемпионата мира. Кто из них станет чемпионом, я не знаю, но мне бы очень хотелось, чтобы у них были медали.

- А какие у вас планы, надежды, мечты по поводу олимпийского сезона?
- Сейчас у меня одна-единственная мечта – выспаться (смеётся).

http://www.team-russia2014.ru/article/figur/10537.html

23

savta написал(а):

Да, я очень хочу, чтобы одну программу сделал Игорь. Но сейчас мы зависим от его возможностей, потому что у него тоже образовалась очень большая команда.

Возник спортивный интерес- к Зуевой тоже есть очередь,желающих с ней сотрудничать?

24

Горняк написал(а):

Возник спортивный интерес- к Зуевой тоже есть очередь,желающих с ней сотрудничать?


Не знаю, конечно. Но ведь Марине не нужно ничего пока доказывать - две первые пары остались у нее, не ушли к Игорю. Вот когда они закончат и Марина начнет всё сначала, тогда и посмотрим.

25

savta написал(а):

Но ведь Марине не нужно ничего пока доказывать - две первые пары остались у нее, не ушли к Игорю.

Правда ваша.

26

Горняк написал(а):

Правда ваша.


Не совсем  http://navkastar.icebb.ru/uploads/000d/ff/24/787-1.gif

Грейси Голд ПП «Спящая красавица», постановка Зуевой и Эпштейна.

27

Нина МОЗЕР: «Моя задача не потерять то, что есть у ребят, и добавить, найти то, чтобы подчеркивало бы их индивидуальность» 

Исполком ФФККР официально объявил о переходе двух спортивных пар Веры Базаровой – Юрия Ларионова, Ксении Столбовой – Федора Климова в группу тренера Нины Мозер. О том, какую работу планируется провести на первом подготовительном сборе США, какие задачи решить, рассказала Нина МОЗЕР.

Свернутый текст

-- Нина Михайловна, готовиться к олимпийскому сезону вы с ребятами начали в Москве. Над чем работали?

-- Раскатывали ботинки, ноги, мышцы после отпусков. Таня и Максим отдыхали в Мексике, Вера на море, Ксюша ездила в Париж, Юра в Новосибирск, а Федя в Питер. Сейчас пять пар нашей группы, включая Лину Федорову – Максима Мирошкина и Женю Тарасову – Владимира Морозова, находятся на сборе в США. Работаем над постановками новых программ. Старшим ребятам будет делать программы Николай Морозов. Возможно, привлечем еще кого-то из хореографов. В голове у меня много мыслей, идей, которые надо реализовать. Все правильно вычислить и выстроить.

-- Образно говоря, начался сложный «период строительства».

-- Основная сложность этапа заключается в том, что надо сложить все части в одну картинку. Хоть наши планы подготовки утверждены, но пока не распределено участие спортсменов по этапам Гран-при, официальная информация об этом появится в начале июня, и, соответственно, возможные какие-то изменения, смещения по срокам в планах подготовки. Плюс к этому необходимо учитывать, что промежутки между чемпионатами России, Европы и Олимпийскими играми очень маленькие, и для того, чтобы подвести ребят в форме к каждому старту, необходимо будет принимать какие-то решения.

В первую очередь, это относиться к Тане и Максиму. Мы, конечно, расписали план на весь сезон, но пока нет окончательного понимания того, где мы будем готовиться за две недели до Олимпиады в Сочи. Поэтому на данный момент я пребываю в состоянии «не до конца принятых решений».

Ясно, что у Базаровой – Ларионова, Столбовой и Климова нет другого выбора, как готовиться к каждому старту – к чемпионам страны, Европы и Олимпиаде. В этом сезоне эти пары занимали не те места, чтобы говорить о допуске напрямую к каким-то соревнованиям. Так что задачи у всех разные.

-- Какие?

-- Цель Ксении и Федора попытаться стать третьим номером сборной. Задача №1 для Веры и Юры сделать интересные программы, подтянуть какие-то вещи с тем, чтобы в Сочи фигуристы могли претендовать на олимпийскую медаль. С Таней и Максимом все понятно. Об этом постоянно говорят, и уже замучили бесконечными разговорами. В общем, у всех пар есть свои планы, свои нюансы, какие-то моменты, которые надо реализовывать.

-- На что планируете делать упор в начале подготовки?

-- Выработан общий план ледовой, общефизической, хореографической подготовки, сколько часов, где, как. Но пока для себя я не расшифровала некоторые моменты, детали, сопутствующие подготовке. Понятно, что на первом сборе Тане и Максиму предстоит важная постановочная работа. Плюс посещения нашего замечательного врача Хорхе, чтобы подтянуть ребятам мышцы, устранить все болячки. То же самое относиться к Вере и Юре.

Во время сбора пары, которые влились в нашу группу, будут заниматься на Бродвее, чтобы попробовать что-то новое для себя. Планируем, направить Федю и Юру пройти специальную общефизическую подготовку, что практикует Николай Морозов со своими учениками. Единственно, в чем трудность, что пока мы не знаем до конца друг друга, поэтому неправильно было бы сразу ринуться на амбразуру.

-- То есть в этом вопросе надо действовать осторожно.

-- Конечно, потому что можно нагрузить спортсменов так, что потом они не смогут вылезти из такого состояния полгода. Мне неизвестно, какие нагрузки они выполняли до этого, как они справлялись с ними, потому что, несмотря на общее понимание процесса, у каждого тренера своя специфика.

Когда каждый день стоишь на тренировке, то чувствуешь своих спортсменов, в каком они состоянии, восстановись или нет, оставлять такой объем или что-то надо корректировать. Для полноценной грамотной подготовки очень важно внутреннее ощущение тренера по состоянию спортсмена. На расстоянии это невозможно сделать. Один человек попросил меня сделать план для своего фигуриста. А как? Если я не чувствую спортсмена, не вижу его состояния.

Есть общие законы физической культуры, общие нагрузочные объемы, которые в большей степени приемлемы для тех, кто занимается циклическими видами спорта. В фигурном катании дела обстоят иначе. У нас нагрузки волнообразные. Так что моя задача не потерять то, что есть у ребят, и добавить, найти то, чтобы подчеркивало бы их индивидуальность. Словом, разные ребята, разные задачи, и в связи с этим сейчас у меня наступил философский период. 

Ольга ЕРМОЛИНА

http://fsrussia.ru/news/592_nina-mozer- … idualnost/

28

Тренировка группы фигуристов Нины Мозер

http://www.team-russia2014.ru/article/10567.html

29

по мойму Ксю хочет назад)

30

Владислав Жовнирский: на первом предсезонном сборе вся группа Мозер занимались постановкой программ

Группа российских фигуристов, тренирующихся в группе Нины Мозер, вернулась с первого предсезонного сбора в США. Завтра, 4 июня, спортсмены отправятся на сбор в Сочи. Владислав Жовнирский, тренер группы Мозер, который персонально работает с парами Лина Федорова / Максим Мирошкин и Ксения Столбова / Фёдор Климов, рассказал некоторые подробности подготовки специальному корреспонденту Агентства спортивной информации «Весь спорт» Марии Воробьевой.

Свернутый текст

- Первый предсезонный сбор всей группы Нины Михайловны Мозер был направлен на постановку программ, - напомнил Владислав Жовнирский. – Одна программа у Лины и Максима уже поставлена – короткая. Постановщиком стал Игорь Чиняев, которого мы пригласили из Канады. В этом сезоне набор элементов, который исполняют ребята, пополнится сложным подъёмом – reverse. Это самый сложный подъём на сегодняшний день, и исполнять его Лина с Максимом будут в произвольной программе. В короткой программе есть предписанный набор элементов, выше которого по сложности мы не имеем права ничего делать.

- Как строилась работа на сборе в США?
- Утренняя тренировка у нас была полностью посвящена шагам, а во второй половине дня мы занимались непосредственно парными элементами. Когда приезжал постановщик, все время мы тратили на постановку программы. Сколько у нас было льда – столько мы и использовали.

- Что ещё входило в план подготовки на этом сборе, кроме ледовых тренировок?
- Ребята ездили на Бродвей брать уроки танцев – хип-хопа, латины. Там преподают профессиональные учителя, и ребятам просто необходимо разносторонне развиваться, чтобы владеть различными навыками и в дальнейшем использовать где-то в катании. Также на этом сборе упор был сделан на овладение коньком – мы много занимались шагами, привлекали для этого дополнительных специалистов.

- Короткая программа у Фёдоровой и Мирошкина готова. А когда начнётся работа над произвольной?
- Произвольную программу мы также поставим в Америке. Работать над ней будут Наталья Бестемьянова и Игорь Бобрин.

- Владислав, какую из двух новых взрослых пар вашей группы вы будете готовить к олимпийскому сезону?
- По Столбовой с Климовым мы уже определились – эту пару продолжу тренировать я. В Америке мы уже плотно работали с ребятами. В дальнейшем, думаю, всё так и продолжится.

- Как можете оценить первый совместный опыт работы с Ксенией и Фёдором?
- Думаю, на таком уровне всё везде примерно одинаково. Ребята взрослые, они уже сами прекрасно знают, чего хотят, к чему стремятся. Естественно, у Нины Михайловны есть определённый план на каждый сбор – он определяет его направленность, задачи, которые нужно выполнить, цели, которые нужно достичь. Она всё обрисовывает, а дальше мы уже подхватываем: например, в технической стороне процесса я подключаюсь моментально, и мы активно занимаемся элементами. Если у нас по плану постановка, мы переключаемся на этот вид деятельности. Ксюша с Федей нормально идут на контакт, а это очень важно в нашей работе. Они хотят видеть результат, поэтому готовы впитывать любую информацию, работать с любым тренером, который может им что-то дать.

- Вы повторяете слова самих спортсменов, которые именно так говорили, когда только готовились к сбору в Америке.
- Возможно, это и есть их линия поведения – и она прослеживается. Ксения и Фёдор слушают, понимают, воспринимают и стараются всё воплотить в жизнь. Понятно, что они всё пропускают через призму своего восприятия, потому что здесь мы уже говорим о работе не с детьми, а со сложившейся парой. Они себя уже во многом попробовали, у них есть свои собственные представления. Да, они всё впитывают, но у них есть и собственное мнение. Если им что-то не нравится или они с чем-то не согласны, они об этом говорят. Мы изначально именно так и договаривались – если что-то не идёт, не нравится, нужно сразу разбирать сложившуюся ситуацию и договариваться. Им нельзя просто сказать: будет так – и никак иначе.

- Со Столбовой / Климовым программы успели поставить?
- У ребят также поставлена только короткая программа, а над произвольной мы начнём работать на сборе в Америке. Обе программы паре поставит Николай Морозов.   
                                               
- Какие дальнейшие планы у всей ваши группы?
- 4 июня мы выезжаем в Сочи, где мы будем заниматься общефизической и ледовой подготовкой. Затем отправимся на традиционный ежегодный сбор в Финляндию. И вернёмся в Америку, где займёмся постановкой произвольных программ и будем готовиться к предсезонным прокатам, то есть – непосредственно к началу сезона.

http://www.allsportinfo.ru/archive.php? … 0&l=40


Вы здесь » Неофициальный форум Татьяны Навки » Фигурное катание » Нина Мозер и тренеры ее группы