Instagram

Неофициальный форум Татьяны Навки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неофициальный форум Татьяны Навки » Фигурное катание » Нина Мозер и тренеры ее группы


Нина Мозер и тренеры ее группы

Сообщений 31 страница 60 из 241

31

Нина Мозер: в США мы плотно поработали на льду, потанцевали на Бродвее, съездили к нашему массажисту Хорхе

Группа российских фигуристов, тренирующихся в группе Нины Мозер, вернулась с первого предсезонного сбора в США. Завтра, 4 июня, спортсмены отправятся на сбор в Сочи. О подготовке группы специальному корреспонденту Агентства спортивной информации «Весь спорт» Марии Воробьевой рассказала Нина Мозер.

- Сбор в США прошёл по плану, - сказала Нина Мозер. – Мы плотно поработали на льду, потанцевали на Бродвее, съездили к нашему массажисту Хорхе – хороший сбор получился.

-

Свернутый текст

Кто из специалистов вашей группы работает с новыми парами Вера Базарова / Юрий Ларионов и Ксения Столбова / Фёдор Климов?
- Работаю я, а помогают все. Мы ещё не до конца определились. В США более плотно с парой Столбова / Климов занимался Владислав Жовнирский, а с парой Базарова / Ларионов – я.

- Нина Михайловна, двум новым парам поначалу было сложно приспособиться к вашему тренировочному процессу. После этого сбора что-то изменилось?
- Всё нормально. Не знаю проще ребятам теперь или нет, но, думаю, они уже понимают к чему идут, поэтому стараются, работают. Они переходили в нашу группу, чтобы что-то изменить – и сейчас действительно впитывают всё. С каждым новым специалистом работают с большим интересом, внимательно слушают, воспринимают всю информацию, выкладываются. Тренировочный процесс идёт хорошо.

- Первый сбор был постановочным. Программы всем вашим парам поставлены?
- У Татьяны Волосожар и Максима Транькова готовы обе программы. Вера Базарова и Юрий Ларионов поставили произвольную программу с Николаем Морозовым. Короткая у них есть, ставил Игорь Шпильбанд, но мы будем её корректировать. Евгения Тарасова и Владимир Морозов больше работали над произвольной программой, насколько готова короткая, я не знаю. Лина Фёдорова / Максим Мирошкин и Ксения Столбова / Фёдор Климов поставили короткие программы.

- Кто ставил вашим парам программы?
- Прекрасные постановщики – Николай Морозов, Игорь Шпильбанд, Игорь Чиняев и Оксана Грищук.

- Волосожар и Траньков сразу после сбора в США, как и планировали, отправились в Японию?
- Да, они сразу же улетели в шоу Art on Ice. Но уже сегодня вечером они возвращаются, потому что завтра мы вылетаем на сбор в Сочи.

- Какой будет направленность следующего сбора?
- В Сочи сбор будет восстановительный, с элементами общефизической подготовки. Плюс, на льду будет отрабатывать поставленные программы.

- А когда и где будете ставить оставшиеся программы?
- На следующем сборе в Америке.

http://www.allsportinfo.ru/index.php?id=71794

32

Нина Мозер: комфортные условия способствовали качественной работе

19.06.2013
Вчера, 18 июня, группа фигуристов, тренирующихся под руководством Нины Мозер, во главе с действующими чемпионами Европы и мира в парном катании Татьяной Волосожар и Максимом Траньковым, приступила к работе на третьем предсезонном сборе – в Финляндии. Об итогах предыдущего сбора – в Сочи – Нина Мозер рассказала руководителю медиа-проекта «Сборная России-2014» Андрею Митькову.

Свернутый текст

«Поздно вечером 16 июня мы вернулись со сбора в Сочи, а уже 18 июня отправились на следующий сбор в Финляндию, - сказала Нина Мозер. – Двухнедельный сбор в Сочи, на льду олимпийского Ледового дворца «Айсберг» прошёл просто замечательно! От имени всей нашей большой и дружной группы хочу поблагодарить всех людей, которые помогали нам в Сочи, за внимание, заботу и помощь. А прежде всего – генерального директора Южного федерального центра подготовки сборных команд России «Юг-спорт» Михаила Дрёмова и директора Ледового дворца «Айсберг» Исаака Валицкого. Рядом с нашей группой постоянно находился кто-то из их людей, и при возникновении малейших проблем сразу же включался и решал. А больших проблем, к счастью, не возникало – ни у нас, ни у юниорской сборной России, которая также проводила сбор в «Айсберге», под руководством Виктора Николаевича Кудрявцева. В Сочи все было на высшем уровне: и проживание, и питание, и восстановление, и медицинское обеспечение. Мы буквально купались в любви! А комфортные условия способствовали качественной работе. Ребята накатывали программы, которые уже поставлены; отрабатывали новые переходы и связки. Экспериментировали со льдом: по нашей просьбе специалисты «Айсберга» во время наших тренировок делали его то помягче, то пожестче. Мы ведь не знаем, каким будет лёд во время Олимпийских игр, а готовым нужно быть ко всему. Ну и, естественно, во время сбора в Сочи мы продолжали заниматься общефизической подготовкой и не забывали о восстановительных процедурах».

«В Финляндии к нам присоединится Фёдор Климов, пропустивший сбор в Сочи из-за травмы ноги, - продолжила Нина Мозер. – Кстати, травму Фёдор получил не на сборе в США, как писали, а во время небольшого отпуска после него. У остальных ребят – тьфу-тьфу-тьфу – никаких проблем со здоровьем нет. Надеюсь, и не будет. После Финляндии мы также заедем в Москву всего на один день – и отправимся на очередной сбор в США».

http://www.team-russia2014.ru/article/figur/10769.html

33

Сборы 2013, Италия

http://distilleryimage6.ak.instagram.com/4024a976faa611e2b7a722000a9e5154_7.jpg

34

Нина Мозер: если Таня с Максимом захотят, и пустые кресла заплачут

Нина Мозер, тренер чемпионов мира в парном катании Татьяны Волосожар/Максима Транькова, в межсезонье получила пополнение – к ней в группу перешли серебряные призеры сочинского Финала Гран-при Вера Базарова/Юрий Ларионов и бронзовые призеры чемпионата Европы-2012 Ксения Столбова/Федор Климов. Корреспондент агентства "Р-Спорт" Андрей Симоненко поговорил с Ниной Михайловной о том, с какими чувствами она ждет начала олимпийского сезона.   

Свернутый текст

- Нина Михайловна, сейчас все спортсменов спрашивают, в какой они форме, а я хочу спросить вас – в какой вы форме в преддверии олимпийского сезона?

- Форма нормальная, боевая, рабочая. Очень оптимистичная. Хотя реально оценить свое состояние мне очень сложно. Не потому, что год олимпийский – а потому что у меня увеличилось количество спортсменов. Мне очень интересно, они все талантливые. Со всеми абсолютно разная работа. То есть в проекте Волосожар/Траньков это одна работа, в проекте Базарова/Ларионов – другая. Столбова/Климов – это третий вариант. У меня постоянная карусель эмоций, впечатлений, и я думаю, это от объема всего того, что приходится делать, а не от приближения Олимпиады.

- Таня и Максим в нынешний сезон вступают чемпионами мира. Что-то изменилось?

- Если говорить о моей работе с ними – нет. Зачем что-то менять? А для них это звание – веха, которую они прошли. У нас есть следующая ступенька, которую мы хотим преодолеть. Победа на чемпионате мира – это отличный багаж, в который сложили медали, эмоции, программы, костюмы… И пошли дальше. Они не изменились. Они такие же работяги, такие же творческие, такие же интересные люди. Ненасытные, стремящиеся, хотящие. Это еще то поколение нашей команды, которое знает, что такое флаг, что такое гимн, что такое Родина. Они смотрят по телевизору все соревнования, в которых выступают российские спортсмены.

- Для вас осознание того, что победный путь к чемпионату мира пройден, поможет легче пройти по дороге к Олимпиаде?

- Мне не с чем сравнивать. Олимпийская дорога другая, по всем критериям. Но я надеюсь, что это будет нормальная, рабочая дорога с теми же эмоциями, которые были и в прошлом году. Каждый год у нас с Таней и Максимом была цель. В первый год мы стали чемпионами России. Во второй – чемпионами Европы. В третий – чемпионами мира. Каждый год дорога менялась, но она просто повышалась по планке. Сейчас планку подняли еще выше. Мы видим вершину – и хотим туда дойти.

- Максим еще в конце прошлого сезона сказал, что олимпийский год – не время для экспериментов. Вы согласны с ним?

- Да.

- То есть и выбор музыки к программам, где никакого "авангарда" – "Бал-маскарад" и "Иисус Христос – суперзвезда", и отказ от добавления новых сверхсложных элементов – это стремление сделать упор на надежность?

- По поводу элементов можно так сказать абсолютно точно. Что касается музыки – каждый год у нас другие программы. Короткая программа у нас вообще не повторяется по стилю, и нынешняя – тоже новая веха, новая проба, нам это интересно. Произвольная – это действительно вариант того, что у нас хорошо получается, что мы чувствуем. У нас есть образ, есть стиль, и мы идем этим путем.

- Что на первых стартах сезона будет главным – показать программы и получить отзывы на них, или посмотреть, как ребята психологически выдерживают начало "сезона повышенной ответственности"?

- Первый старт абсолютно точно демонстрационный – мы всегда едем в Оберстдорф на "Небельхорн Трофи" и показываем там программы. Там собирается весь судейский корпус ISU – и мы выслушиваем мнения, пробуем, проверяем костюмы. То есть первый турнир – это проверка себя.

- Традиционные прокаты в начале сезона в этом году будут закрытые, хотя руководители федерации неоднократно озвучивали концепцию, согласно которой спортсмены должны как можно чаще выступать на публике…

- Вы знаете, у ребят за эти годы наработан такой объем выступлений в различных шоу, что конкретно для Татьяны и Максима это не имеет особого значения. То есть они могут выйти и сами для себя прокатать программы по эмоциям так, как будто зал заполнен до отказа. У них этот опыт уже перешел в качественное умение "зажечься", приехать и взять зал. И пустые кресла могут всплакнуть, когда Таня и Максим этого хотят.

- Но прокаты пройдут на олимпийском катке, неужели еще одна маленькая репетиция будущих Игр вам была не нужна?

- Дело в том, что мы специально запланировали заранее несколько сборов на олимпийском катке. Он для нас уже и так стал родным. Мы туда приходим как домой. У нас есть свои раздевалки, мы знаем, где мы будем находиться в каждый момент Олимпиады, где пройдет разминка, и так далее. Для нас это свой каток.

- Если говорить о ваших новых парах, то Вера Базарова и Юра Ларионов рассказали, что вогнали вас в шок своим выбором музыки "Чарли Чаплин" для короткой программы…

- (смеется) Это действительно так. Потому что, когда мы решали, кто какие программы будет катать, я сказала: это не год экспериментов. Есть уже наработанные образы, стили. Я видела Веру Сильфидой, такой воздушной, прозрачной, в балетной одежде, и мужественного Юру. С произвольной я сразу определилась ("Половецкие пляски"), а в короткой Игорь Шпильбанд уже начал с ними делать Шопениану. Уже были интересные наработки, мысли… Потом мы снова приехали в Америку, чтобы доработать какие-то вещи, и после первой тренировки Коля Морозов говорит: а давайте оставим Веру балериной, а Юру изменим. Мы нашли какие-то диски, прослушали музыку. И я ушла вечером со льда, четко зная, кем будут мои спортсмены. Не буду рассказывать подробно, потому что, думаю, мы эту идею еще реализуем. Когда Коля ставит программы, то я обычно присутствую только с Таней и Максимом, а с другими спортсменами – нет. Вот и здесь я пришла на следующий день, а Вера и Юра меня спрашивают: знаете, что мы катаем? Я отвечаю: конечно, знаю, это то, о чем мы вчера договорились. Нет, говорят, Нина Михайловна, мы катаем другое, Коля велел показать вам кусочек. Если вы согласитесь, оставим. Потом выяснилось, что кофточка Веры навеяла Коле идею Чаплина. Она вышла в ней на лед, и его вдруг осенило. В общем, включили музыку, показали – и я действительно минут двадцать не могла ничего сказать. То, что я увидела, в моей голове просто не укладывалось. Мысли какие-то квадратами ходили из угла в угол. Ну а потом я поняла, что это хорошо. Это неожиданно.

- Им удалось самим измениться для того, чтобы гармонично выглядеть в новой роли?

- Мне кажется, да. Юра всегда был сильным, мужественным, а Верочка для меня была таким "эфирным" созданием, и к этому образу пришлось очень много добавлять. Как мне кажется, разница очень большая по сравнению с тем, что было раньше.

- Проблемы со здоровьем Веры, которые ей мешали в последнее время, удалось решить?

- Мы их решаем. Все оказалось не так страшно, как думали.

- И про Федю с Ксенией хотел спросить – как с ними идет работа?

- Они большие молодцы. Травма Федора нас несколько отбросила назад в подготовительном процессе, но ребята настолько сильно стремятся и хотят все наверстать, что, я уверена, это у них получится. Их короткая программа – это совместное творчество Коли Морозова и Оксаны Грищук, и когда они еще до травмы ее исполняли, это было просто великолепно. У меня аж дух захватывало от того, что они делали. Мы с Ксенией ходили на шоу, смотрели фламенко, так что они должны выглядеть органично в этой программе. Надеюсь, по крайней мере, что это получится, все-таки и они для меня новые люди, и я для них в новинку.

- По технике много с ними работать пришлось? Та же проблема с тройной подкруткой всем видна была в прошлом сезоне…

- Мы пробуем, целенаправленно работаем над этими вещами. Все в процессе.

- Им реально претендовать на попадание в олимпийскую сборную?

- Я считаю, что да. Поддержки у них уже все четвертого уровня, они очень интересные и нестандартные. Кстати, и Вере с Юрой я придумала поддержку, которую в этом варианте никто не делал. Точнее, Таня с Максимом ее придумали, и мы пытаемся сейчас эту идею реализовать.

- Ксения и Федор говорят, что Траньков вообще им чуть ли не дорожку шагов в программе поставил.

- Так и есть. Максим очень творческий парень, интересный. И меня как тренера очень радует эта обстановка, которая сложилась в нашей группе. Это настоящий спарринг. Когда в мае мы все вместе вышли на лед, кто-то сказал: ух, прямо разминка чемпионата Европы! Только там это шесть минут, а здесь – постоянная работа. Все общаются, все дружат, друг другу помогают. И я надеюсь, что нам удастся сохранить творческий, стремящийся к Олимпу коллектив.

http://sochi2014.rsport.ru/sochi2014_an … 78821.html

35

http://kolobok.wrg.ru/smiles/user/aleksey_01.gif и присоединяюсь ко всем пожеланиям,  пусть ваши пары займут все призовые места в этом сезоне

Поздравляем с Днем рождения Нину Михайловну Мозер !

Нина Михайловна Мозер родилась в Киеве в спортивной семье. Ее родители Светлана Владимировна Мозер (Смирнова), чемпионка СССР в танцах на льду 1959 и 1959 годов, и теннисист Михаил Мозер . К фигурному катанию на коньках она приобщилась в 1970 году в Киеве, во Дворце пионеров и школьников им. Н.Островского, где стала тренироваться под руководством своей матери и Петра Орлова. Нина занималась парным катанием. Партнёром спортсменки был С. Скорняков. Закончила кататься в 15 лет из-за травмы.

http://cdn2.img22.rian.ru/images/54898/01/548980108.jpg

Закончив карьеру в любительском спорте, Н.М. Мозер перешла на тренерскую работу, которая оказалась ее истинным призванием. Сначала работала в Киеве в обществе «Динамо» и Школе высшего спортивного мастерства, а также с юношеской и взрослой командами Украины. С 1995 года стала сначала тренером юношеской, а затем и взрослой сборных команд России. Также была тренером команды ЦСКА и экспериментальной школы ВСМ «Воробьевы горы.» В 2001 году на два года уезжала работать в США из-за конфликта с руководством федерации фигурного катания.
После возвращения в Россию Нина Михайловна создала научно обоснованную и всесторонне продуманную по организации тренерскую группу, которую она и возглавляет.Кроме самой Н. Мозер, которая отвечает за весь процесс подготовки и ОФП фигуристов старшей группы, под ее общим руководством трудится большое количество тренеров. В конце 1990-х годов с ней работал Вячеслав Лузан.

В середине 2000-х годов она начала сотрудничать с Павлом Киташёвым и Андреем Хекало. В 2009 году в группу пришёл Владислав Жовнирский, в апреле 2010 - Станислав Морозов.

В марте 2011 года со своими парами пришли тренеры Инна Уткина и Арина Ушакова. Работа в группе построена таким образом, что каждый из тренеров имеет пару или пары, за которые он непосредственно отвечает.

Нина Михайловна подготовила очень много талантливых фигуристов, среди которых Андрей Новосёлов, Анастасия Долидзе, Вадим Иванов Бывшие ученики: Галина Маняченко, Евгений Жигурский, Елена Власенко, Сергей Острый, Ольга Сёмкина, Андрей Чувиляев, Ирина Мелихова, Владимир Сапрыкин, Анна Каверзина, Милица Брозович, Антон Нименко, Виктория Максюта, Виталий Дубина, Елена Йованович, Владислав Жовнирский, Валерия Симакова и другие.
http://www.fskate.ru/photos/image1732.jpg

http://img-fotki.yandex.ru/get/9309/146935302.1/0_c86aa_f38e824c_orig

Но подлинным прорывом и триумфом стала работа Мозер с нашей изумительной парой Татьяна Волосожар и Максим Траньков. Хотя они пришли в группу Нины Михайловны уже сложившимися фигуристами, именно с ней Максим и Таня достигли вершин в своем катании и стали чемпионами мира в 2013 году.   
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/2/74/144/74144354_301533324.jpg

В шикарном, широком, артистичном стиле этой пары неоценимая заслуга Мозер. Тренер дает возможность фигуристам максимально полно выразить себя на льду и обрести творческую свободу. Мы ждем олимпийского золота ! Весной в группу Нины Михайловны влились Вера Базарова и Юрий Ларионов, Ксения Столбова и Фёдор Климов, которые открывают с ее помощью новые грани своего таланта. На пороге в главную сборную уже новые молодые фигуристы Тарасова и Морозов.
http://www.fskate.ru/photos/image19622.jpg
Работа в дружном коллективе Мозер кипит, а она дирижирует этим своеобразным оркестром)

Мы поздравляем Нину Михайловну от всего сердца и желаем, желаем и еще раз желаем сохранить здоровье, мудрость, профессионализм и оптимизм. Вы настоящий Мастер, дорогая Нина Михайловна!!!

http://cs10880.userapi.com/u154211361/-14/x_74d0310f.jpg

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/happ … 00415.html

36

С подарками  http://navkastar.icebb.ru/uploads/000d/ff/24/19963-2.gif
http://distilleryimage4.ak.instagram.com/27915db00fd611e38aa822000a1fd52c_7.jpg

37

trankov_max
49 мин. назад
Ушла в биатлон😿

http://distilleryimage4.ak.instagram.com/2d1ac72c197b11e3bd0922000a1f9039_7.jpg

38

Тренер учит тренера)
польховский #мозер

http://distilleryimage6.ak.instagram.com/39a14004197e11e3b15c22000a9e06ef_7.jpg

39

Мозер: цель одна – кататься красивоНина Мозер – о подготовке пар к ОИ

4 октября 2013 года, пятница. 17:00

http://img.championat.com/news/big/e/d/maksim-trankov-i-nina-mozer_138089006775060493.jpg
Фото: Владимир Песня, "РИА Новости"
О победе Волосожар с Траньковым в Оберстдорфе и работе с новыми парами – в интервью с заслуженным тренером по фигурному катанию Ниной Мозер.

Нина Мозер, только недавно вернувшаяся в Москву со своими подопечными Татьяной Волосожар и Максимом Траньковым с турнира в Оберстдорфе, сразу же улетела в Сочи, где проходит второй этап Кубка России. И это неудивительно, ведь здесь выступают перешедшие в её группу перед олимпийским сезоном Вера Базарова с Юрием Ларионовым и Ксения Столбова с Фёдором Климовым. Об успехах этих пар и олимпийских постановках корреспондент "Чемпионат.com" расспросил самого востребованного тренера современности.

Свернутый текст

— Нина Михайловна, ваши подопечные Татьяна Волосожар и Максим Траньков успешно открыли сезон, выиграв турнир в Оберстдорфе, да ещё и с мировыми рекордами. Есть ли ещё куда расти дальше?

— Мы просто будем готовиться к каждому турниру, каждому выступлению и стараться отработать по максимуму. Не нужно задумываться о том, какое количество баллов мы наберём. Цель одна — кататься красиво, качественно, чтобы это нравилось зрителям, судьям, специалистам, всем окружающим, и получать удовольствие от своего катания. Если это удаётся, то и оценка получается соответствующей.

— Для короткой программы вы взяли вальс – необычное и сложное решение для спортивных пар. Не думали вначале о том, что малейшая ошибка может перечеркнуть всю красоту замысла, что поедет вся композиция?
— У нас какое произведение ни возьми, где-то промахнулся, и всё может поехать. Но ведь мы берём материал, чтобы его прокатать, а не чтобы ошибаться. Так что специально думать о плохом нет смысла. Нам хотелось взять это произведение, так как понравился объём, широта, линии. Когда музыка включилась, мы сразу поняли, что это тот образ, та программа, которую ребята могут прокатать.

— То есть то, что это вальс, дополнительных сложностей не накладывает?
— Конечно накладывает. Это всё-таки вальс. Но мы рискуем, делаем что-то новое. Пробуем. Надеюсь, что за нами осталось это право – выбора и проб.

— Ребята говорили, что хотели поработать с танцорами над вальсом, но желающих не нашлось. Как выходили из положения?
— Это всё было спонтанно. После контрольных прокатов мы несколько дней пытались найти танцоров в России, которые бы могли нам помочь. Но их почему-то не оказалось. Хотя, когда мы приехали в Оберстдорф, появилось много наших соотечественников, победителей и призёров Олимпийских игр, например, Женя Платов. Они посмотрели программу, и она им очень понравилась. Высказали какие-то свои мысли, пожелания. Сейчас мы отправляемся на сбор в Америку перед этапом Гран-при, они готовы приехать и помочь нам.

— Можете рассказать об идее произвольной, поставленной на рок-оперу "Иисус Христос суперзвезда"?
— Это мечта детства Максима – кататься под музыку из этой рок-оперы. Год назад мы пошли смотреть эту постановку на Бродвее, и нам очень понравилось то, как это сделали американцы. Их задумки, решения. Мы потом весь вечер обсуждали увиденное, и каждый из нас высказался за то, чтобы взять эту идею для программы. И так получилось, что в этом году мы это и сделали. Но отталкивались больше от экранизации этой рок-оперы. Ребята катают те образы, которые они выбрали и которые им больше нравятся.

— А откуда взялись жёлтые штаны, которые последнее время все обсуждают?

— Включите фильм. Это времена хиппи. Только в нашей стране далеко не все его видели или смотрели не очень внимательно. Там есть эти жёлто-коричневые цвета. Мы всё внимательно отсмотрели, проанализировали и сделали именно такой выбор.

— Как известно, принимающая сторона имеет право выбора, кого заявить на домашний турнир. Почему вы с Татьяной и Максимом выбрали США и Токио, а не Москву?
— Нам эти этапы больше подходят в плане подготовки к Олимпийским играм.

— А есть ли известия, что готовят главные соперники Алёна Савченко и Робин Шолковы или вы не следите за конкурентами?
— Нет, я не слежу. Мне интересно смотреть за спортсменами, с которыми я работаю.

— Следующий вопрос – о них. Как продвигается работа с двумя другими парами Ксенией Столбовой и Фёдором Климовым и Верой Базаровой и Юрием Ларионовым?
— Вчера они хорошо выступили на втором этапе Кубка России. Вера с Юрой получили высокие баллы за короткую программу – 71,72. Для первого проката это очень достойный результат. Катание было хорошим, очень интересным. Что касается другой пары – Ксения ошиблась на прыжке. Но, судя по судейским комментариям, программа тоже понравилась. Я довольна тем, что делают ребята. Это наш первый совместный турнир. Я смотрю на них и пытаюсь понять, в чём им нужна помощь, где, наоборот, лучше не мешать. Они опытные спортсмены. Повторюсь, я довольна результатами, достигнутыми за столь короткий промежуток времени. Мы работаем только с мая. Пока познакомились… Так что я довольна первым стартом, короткой программой точно. Завтра посмотрим произвольную. Надеюсь, что тоже будет всё хорошо и продолжим работать дальше.

— В прошлом сезоне Вера с Юрием примерили новые образы в балетной постановке. В этом тоже предстоит смена амплуа?
— Да. Мы с ними также ушли в идею с фильмами. Сначала сделали одну программу, потом ушли в комичную постановку. Программа называется "Старая фотография", на музыку 20-х годов. Это времена Чарли Чаплина. У нас нет самого Чаплина в программе, но в конце быстрая, активная музыка из кинофильма. В короткой они очень всем понравились. Ребята прибавили в силе, технике. У них есть свои персональные элементы, которые они единственные в мире выполняют. Специально для них я придумала два элемента в короткой программе, которые прошли красной нитью через постановку. Отличные от других элементов. Я очень довольна вчерашним днём.

http://www.championat.com/olympic14/art … -k-oi.html

40

Владислав Жовнирский: Столбовой и Климову надо набираться уверенности и даже наглости

В Детройте (США) прошел первый этап Гран-при по фигурному катанию. В турнире спортивных пар на пьедестал попали сразу две пары группы Нины Мозер – действующие чемпионы мира и Европы Татьяна Волосожар и Максим Траньков уверенно победили, а бронзовые призеры чемпионата Европы Ксения Столбова и Фёдор Климов стали третьими. Выступление Столбовой и Климова специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой проанализировал тренер группы Мозер – Владислав Жовнирский.

- Третье место на этапе Гран-при – это, наверное, максимум, которого Ксения и Фёдор могли достичь в данный период, - сказал Владислав Жовнирский. – В Америке ребятам неплохо удались обе программы – они очень хорошо откатали короткую, но в произвольной допустили ряд мелких и очевидных недочетов, которые, скорее всего, относятся к разряду случайных.

Свернутый текст

- Наверняка вы планируете усилиться к домашнему этапу Гран-при. В частности, вы планировали уже на этом старте делать тройной подкрут, но ребята исполнили только двойной.
- Наш подкрут стал самой обсуждаемой темой (улыбается). Безусловно, уже на ближайшем турнире ребята будут делать тройной подкрут. Но в Детройте абсолютно не было смысла гнать ребят. Они прекрасно справились с двойным подкрутом, выполнив его на «плюс два». И вот теперь Ксения и Фёдор готовы исполнять тройной подкрут – причем, на полу они его делают уже даже очень неплохо.

- По сравнению с победным этапом Кубка России в Сочи пара прибавила?
- В Сочи Ксюша с Федей откатались просто здорово, и в произвольной программе они были более раскрепощенными. После этапа Гран-при могу сказать, что ребятам надо набираться уверенности и даже наглости, поскольку в Америке присутствовала некая скованность. Все-таки, это был первый международный старт после долгого перерыва. И занимая после коротко программы третью строчку, они испытывали волнение, ответственность. Думаю, им просто нужно набираться опыта, веры в себя и понимания, что они действительно достойны занимать высокие позиции! Ведь ребята, в самом деле, катаются очень здорово и заслуживают быть оцененными высоко.

- Вы планируете выступление на Универсиаде?
- Да, но сначала нужно дождаться московского этапа Гран-при, после которого будут приняты окончательные решения.

- Ваша вторая пара – юниоры Лина Федорова и Максим Мирошкин – вместе со всей группой провела сбор в США, а перед началом этапа Гран-при вернулась в Россию. Какие задачи стояли на этом сборе?
- До следующего серьезного турнира – финала юниорской серии Гран-при – у нас есть достаточно времени, чтобы подчистить все элементы, отточить нюансы и огрехи, допущенные в ходе выступлений на юниорских этапах серии. В Америке мы много занимались прыжками, с нами работал Виктор Николаевич Кудрявцев. И сейчас с этой частью программ всё обстоит даже очень неплохо.

- Вы планировали провести дополнительный старт до финала. Уже решили, где пара выступит?
- Буквально завтра мы примем решение, где выступим – в Польше или в Италии. В одни и те же сроки – 14-17 ноября – там пройдут два рейтинговых турнира. Нам просто нужно посмотреть состав участников, и ехать на тот турнир, где соперников будет больше и они будут сильнее.

41

Нина Мозер: "Волосожар и Траньков
далеко не на пике формы"

Фигурное катание

http://ss.sport-express.ru/userfiles/press/3/37594/52776_345px.jpg

Тренер Татьяны Волосожар и Максима Транькова, в нынешнем сезоне начавшая работать еще с двумя парами – Верой Базаровой/Юрием Ларионовым и Ксенией Столбовой/Федором Климовым, – рассказала об успехах своих учеников в олимпийском сезоне

Свернутый текст

– После такого количества обновленных мировых рекордов в исполнении Волосожар и Транькова многие сейчас опасаются: не слишком ли резвым получился старт сезона?

– Мы не работаем на максимуме. Ни функционально, ни психологически еще не выходили на пик формы. И даже туда не собирались. Хотя в хорошем катании, которое показали ребята на Skate America, нет ничего удивительного. На дворе была середина октября, до основного старта сезона всего три месяца.

– В этом году выступление в "Гран-при" не было более нервным? Все-таки начало олимпийского сезона…

– Нет. Это было обычное рабочее состояние. Может быть, даже более спокойное, чем в прошлые годы. Это что касается Тани и Максима. С Ксюшей и Федей было сложнее. Поскольку мы не так давно работаем вместе, нет еще точного знания: как помочь, как и когда приободрить. Всего того, что уже наработано у нас с Таней и Максом за годы тренировок.

– Взять для произвольной программы рок-оперу "Иисус Христос – Суперзвезда" было давней мечтой Максима. Страшно было браться за ее исполнение?

– Честно говоря, да. У меня было несколько аргументов против. Но в конечном итоге желание ребят перевесило. Они взрослые спортсмены и знают, чего хотят. Нужно было видеть их лица и глаза, когда в прошлом году мы вышли с этого спектакля на Бродвее! Это и стало для меня решающим аргументом. Мы прекрасно понимаем, что в нашем нынешнем статусе, что бы ребята ни надели, что бы ни взяли из музыки, это все равно будет обсуждаться. Кому-то будет нравиться, кому-то нет. Пройти незамеченными не удастся. Но мы не пытаемся покорять каждый день. И в олимпийский год не пошли путем новаторства. Надеюсь, наши решения были правильными.

– Насколько велик был соблазн взять в сезон домашней Олимпиады российскую музыку?

– Конечно, он был. У меня в первую очередь. В Сочи намечается триумф русской музыки: постоянно будет звучать Чайковский, Рахманинов, "Катюша", "Лебединое озеро", "Кармен-сюита". И тут мы, российская пара, с американским мюзиклом (улыбается). Но, как пошутил Максим на одной из пресс-конференций, мы пошли еще дальше: у нас в Сочи будет Хачатурян.

– Кстати, как выбирали короткую программу для олимпийского сезона?

– Задумок и мыслей намного больше, чем времени, которое есть у нас в спорте. В загашнике еще много интересных идей, которые я бы мечтала осуществить вместе с Таней и Максимом. Если, конечно, ребята останутся после Сочи.

С короткой программой все было намного сложнее, чем с произвольной. То, что предлагали ребята, по разным причинам не убеждало меня. То, что предлагал Коля Морозов, – тоже. И однажды Максим пришел на лед и просто поставил "Маскарад". Они начали кататься – и у меня мурашки пошли по телу. Это была такая гармония! Стас (Морозов. – Прим. Е.К.) тоже согласился: это именно то, что нужно. И работа над программой пошла очень быстро.

– Когда Волосожар и Траньков только встали в пару, вы наверняка прикидывали, что и как будет в олимпийском сезоне. Сейчас все именно так, как вы себе представляли?

– На самом деле, подготовиться к этому невозможно, как нельзя подготовиться к радости или трагедии, которые случаются в жизни. Вообще, я оптимистично настроенный человек. Вокруг нас и так слишком много всего черного, серого, негативного. Включишь телевизор, а там не новости, а ужастики… У меня же стакан всегда наполовину полон. И ребят стараюсь так настраивать.

– К тому, что активно обсуждать будут не только программы, костюмы, но и, например, каждую запись Транькова в твиттере, вы со спортсменами были готовы?

– Мы уже привыкли. Такое задевает первый раз, а потом начинаешь относиться к этому как к обыденности. Максим – человек независимый. И он часто говорит очень правильные вещи. Так было, например, тогда, когда все вокруг говорили, что в "Маскараде" обязательно должна быть тема смерти. Но мы сумели настоять на своем. Наша тема – это кусочек счастья, когда люди встречаются, влюбляются, танцуют. Это касается вообще всего: желтых штанов, прически, других вещей. Мои знакомые смеются, что о каждой детали про нас можно узнать в интернете: во что ребята были одеты, сколько раз чихнули. Но мы тоже хотим иметь что-то свое, личное, домашнее. А люди порой, не задумываясь, вмешиваются в нашу жизнь. Приходится постоянно оглядываться, потому что какие-то вещи могут быть поняты неправильно. А ребятами, конечно, еще сложнее.

– Вас обижает, когда в интернете ваших учеников начинают обвинять в звездной болезни?

– Я уже не раз говорила и готова повторить: Таня и Максим – все такие же работяги. Они остались такими же неуемными, как и прежде. И их ответы в интервью не подразумевают второго дна. А люди, к сожалению, все время его ищут – например, в словах Максима. Уверяю вас: никакой звездности или зазнайства у них нет. Людям так только кажется. Часто что-то подобное я слышу и в свой адрес. Но это происходит из-за нехватки времени, невозможности уделить внимание всем. Мы выбрали цель и хотим к ней прийти. Ради этого приходится жертвовать многим. В этом сезоне у нас в группе увеличилось количество спортсменов – пропорционально выросло и количество работы. Дома мы практически не бываем.

– Однако, как следует из ваших слов, вы все же хотите, чтобы Волосожар и Траньков продолжили карьеру после Игр-2014.

– Да (смеется). Это противоречие. Но я понимаю, что если некоторые вещи в их исполнении состоятся, это будет потрясающе.

– С Татьяной и Максимом вы это уже обсуждали?

– Конечно. Сочи все ближе, и возникают мысли: а что будет потом? Ребята еще не накатались вместе. Максим шутит, что есть еще несколько непокоренных этапов "Гран-при", где они никогда не выступали. Однако наш вид спорта стал очень сложным. И спортсмены, как и мы с вами, не молодеют. Таня и Максим говорят, что, если будут чувствовать в себе силы, если здоровье позволит, они еще покатаются. Может, год-два, кто знает? Но я слышу, что эти намерения вполне серьезны. Смотря на таких фигуристов, как Савченко и Шелковы или Цинь Пан и Цзян Тон, которые старше Тани и Максима, понимаешь, что еще один олимпийский цикл вполне возможен. Многое будет зависеть от того, как изменятся правила, каким будет руководство российского спорта.

– Какова сейчас позиция пары Волосожар/Траньков по поводу участия в командном турнире в Сочи?

– Мы будем выступать. Мне кажется, ребятам это пойдет в плюс: появится возможность выплеснуть первые эмоции, которые всегда сопровождают такое мероприятие. К тому же это интересно и ново. Единственная проблема для парников может быть в том, что между командным и личным турнирами всего два дня. С другой стороны – это может быть и преимуществом. Лучше так, чем откататься, а потом еще 10 дней ждать личного выступления.

– Как проходили первые месяцы работы с Верой Базаровой и Юрием Ларионовым?

– Вот у Веры и Юры в этом сезоне как раз российская музыка – "Половецкие пляски". Мне хотелось для них чего-то нового. Я пока не вижу в Юре принца, но и тот образ, который он катал раньше, тоже приелся. Он был таким слишком долго. Хотелось видеть его кочевником, рокером, кем-то еще. Юра похудел, мы полностью изменили ему прическу, убрали волосы назад. Он отрастил щетину и стал таким американским красавцем, как из Голливуда. В нем проявилась определенная харизма. Я все время говорю своим ребятам: надо знать себе цену, стараться быть красивыми, культурными и интересными.

– Говорят, что первым делом вы поставили им, и прежде всего Вере, задачу разобраться со здоровьем.

– Так и есть. Когда мы сели разговаривать, я сразу сказала: нет смысла заниматься мартышкиным трудом. Чтобы сделать ожерелье, нужно сначала завязать узелок, иначе все бусинки рассыплются на пол. Мы прошли большое число специалистов. Многое сделал и наш тренер по ОФП Виталий Москаленко. Вера находится под постоянным наблюдением. И сейчас я вижу, что в ней появилась сила. Именно этого я от ребят и хотела, а не только вялотекущей романтики.

Сейчас Вера и Юра катаются мощно, делая при этом очень сложные элементы. Я придумала для них поддержку, которую больше не делает никто. Это их изюминка. Такая должна быть у каждого спортсмена.

– Базарова и Ларионов, в отличие от Столбовой и Климова, не катаются на одном льду с Волосожар и Траньковым.

– Я с самого начала так решила. У каждого должна быть своя частичка любви и уважения со стороны тренера. Когда Ксюша с Федором пришли, я сразу сказала им: ребята, вы должны понимать, что есть первая пара, и я не смогу разорваться. Вы должны подождать. Я постоянно за ними наблюдаю, подсказываю, составляю планы тренировок и систему прокатов, но техническую сторону этой пары ведет Влад Жавнирский.

Что касается Базаровой и Ларионова, то сейчас к работе с ними подключился Виктор Кудрявцев. У меня началась череда выездов, а оставлять ребят одних – неправильно. Мы уже провели совместный сбор в Америке, и всем было очень удобно.

Екатерина КУЛИНИЧЕВА04.11.2013 21:03

42

Нина Мозер: «Дальше новый турнир, новая подготовка»

Чемпионы мира Татьяна Волосожар – Максим Траньков выиграли свой третий по счету турнир – этап Гран-при в Японии. Об успешном начале сезона и задачах на будущее рассказала тренер пары Нина МОЗЕР.

http://fsrussia.ru/upl/modules/news/200/2013_2315.jpg

Свернутый текст

-- Нина Михайловна, как вы оцениваете третий победный старт ребят?

-- Оцениваю очень положительно. Мы вчера получили настоящее наслаждение от их катания. Все было выполнено хорошо, амплитудно, качественно. Я люблю, когда они так катаются. Я это вижу на тренировках. Сейчас на старте сезона увидела в третий раз. Это здорово

-- И как быть дальше? Куда лучше?

-- Это сложный вопрос. Таня и Максим, действительно, все делают качественно и хорошо. Но можно кататься эмоциональнее, добавить какие-то скоростные куски. Всегда можно двигаться вперед путем совершенствования. И мы будем катать программы, работать. Скоростную работу добавим в этой программе.

Сейчас самое главное – сохранить этот уровень катания, сохранить спокойствие, уверенность, чтобы все получалось, не было простуд, болезней. Это самое главное. Все остальное, думаю, мы сделаем.

-- Таня и Максим по баллам очень далеко оторвались от остальных соперников. Не возникает ли у них уже сейчас мысли, что мы уже заранее все выиграли?

-- Отрыв по баллам, действительно, большой, но таких мыслей у ребят нет. Они любят постоянно совершенствоваться, что-то пробовать, добавлять. Нет, их никогда не посещала мысль, что, мол, мы уже все выиграли. Путей для совершенствования много. Надо просто все спланировать и идти дальше.

У нас изначально была цель. Мы хотели с первого турнира все делать качественно, и нам этого удалось добиться в трех соревнованиях, где мы выступали.

Сейчас середина сезона. Мы запланировали 6 турниров, половину откатали, осталось еще три очень серьезных старта, которые сложно будет выдержать психологически и нужна очень большая концентрация, точность. Но мы проверили себя. Собрали медали, отложили в сторону и забыли. Дальше новый турнир, новая подготовка.

Сейчас надо восстановиться, потому что наступает время переакклиматизации. В этом сезоне у нас получилась сложная схема перелетов. Америка, Европа, Америка, Япония. Так что «болтает», то Запад, то Восток. После таких нагрузок надо прийти в себя.

-- Кстати, в этом тоже новизна сезона.

-- Мы и летом много ездили. Когда планировали летние разъезды, Максим переживал, как это скажется? А, может, такие частые разъезды и помогли. Организм уже не спрашивал: «Что вы делаете со мной?». Просто был готов. Я по себе ощущаю, что достаточно двух дней, и я в норме, как будто не было перелетов, самолетов. Это ведь тоже своеобразная тренировка. Как на катке тренируемся, так и в жизни в экстремальных условиях.

Но вторая половина нашего сезона будет более спокойной – Фукуока, где пройдет финал Гран-при, и европейская зона. Сейчас главное -- внимание, концентрация и ответственность, которая существует. Но мы хотим добиться результатов и будем стараться.

Подготовили Таня ФЛАДЕ и Ольга ЕРМОЛИНА

43

Нина Мозер: в каждом виде спорта есть только один критерий – качественная работа, которая должна приводить к верхней ступеньке пьедестала

Сегодня, 10 ноября, в Токио (Япония) завершился четвёртый этап Гран-при по фигурному катанию. В соревновании спортивных пар уверенную победу одержали действующие чемпионы Европы и мира Татьяна Волосожар и Максим Траньков, гарантировав себе место в финале Гран-при. Итог выступлению своих учеников на первых стартах олимпийского сезона специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марией Воробьевой подвела тренер Нина Мозер.

Свернутый текст

- Нина Михайловна, вновь Япония и вновь землетрясение. Для вас это, наверное, уже не новость?
- Это уже действительно становится привычным – кому-то почистить зубы, а нам поучаствовать в процессе землетрясения в Японии (смеётся). Сегодня вспоминала, что на командном Кубке мира в конце прошлого сезона также в день показательных выступлений было землетрясение! В тот раз всё случилось точно также с утра, когда мы готовились к тренировке перед показательными – такой воскресный нюансик (улыбается). По-видимому, это окончание соревнований по фигурному катанию в Японии приводит к таким последствиям.

- Ошибки в показательном выступлении, которые допустили ребята, были продиктованы завершением соревнований и состоянием расслабления?
- Да они просто в темноте споткнулись, допустив абсолютно нелепую ошибку. Вышли на лёд без разминки, без тренировки – и ошиблись на элементе, который делают на большой амплитуде. А в начале проката зацепились коньками. Поверьте, никто не расслаблялся. Что же, нам уже и споткнуться нельзя (улыбается)? Показательные выступления – это не соревнования, на них спортсмены выходят после произвольных программ. Вчера выдали все эмоции, а сегодня их вновь нужно было собирать. Я, как тренер, вообще не люблю показательные – прихожу только на период, когда выходят мои спортсмены. Меня гораздо больше интересует спортивная составляющая.

- Тогда о спортивной составляющей. Вы довольны, как Татьяна и Максим прошли первую часть олимпийского сезона?
- Ответ на этот вопрос не может быть отрицательным, поскольку на трёх первых стартах ребята катались стабильно, достойно, безошибочно и демонстрировали высокое качество. Поэтому я, конечно, довольна и даже рада, что всё получается – мы достойно начали сезон и надеемся сохранить это состояние на дальнейших турнирах.

- Подводя пару к третьему старту в сезоне – этапу Гран-при в Японии, вы меняли план подготовки? Спортсмены отмечали, что перед этим этапом намеренно чуть подотпустили форму.
- Здесь дело немного в другом. Перед американским этапом Гран-при мы провели традиционный сбор в США, готовились к старту в спокойном режиме. А когда вернулись из Америки, нужно было сделать паузу, немножко передохнуть. Интервал между двумя стартами получился достаточно коротким, и за этот период ребята прошли два этапа акклиматизации. То есть, отличие было – в тяжёлой акклиматизации. Поэтому к этапу в Японии нужно было подойти достаточно точно. Но это рабочие моменты, которые всегда были, есть и будут в любой подготовке.

- Нина Михайловна, принимая во внимание мировые рекорды и в целом достойнейшие прокаты вашей пары можно сказать, что ребята превзошли ваши ожидания на начало олимпийского сезона?
- Любой тренер, планируя подготовку, всегда нацеливается на положительный результат. Тем более, когда катаются такие мастера, как Таня с Максимом, которые носят звание чемпионов России, Европы и мира, когда с каждым годом вкатанность пары растёт, ребята всё лучше чувствуют и понимают друг друга. В этом сезоне у нас не было нюанса, когда нужно было изучать что-то новое – мы изначально приняли решение, что будем делать, что наработали, что ребята исполняют хорошо и качественно. Поэтому, конечно, была надежда, что нам удастся демонстрировать это и на соревнованиях уже в начале сезона. И пока у нас всё получается! Мы ведь ни разу за всё время подготовки не говорили о мировых рекордах, и что установили мировой рекорд в Оберстдорфе (Германия), узнали уже после старта. А дальше это уже момент интереса – ты сравниваешься, смотришь. Но, опять-таки, это не является целью. Есть цель показать хорошее и качественное катание, которое нравится публике, самим ребятам и специалистам, которые с ними работают. Цели набрать какие-то конкретные баллы – просто нет! Думаю, в каждом виде спорта есть только один критерий – качественная работа, которая должна приводить к верхней ступеньке пьедестала.

- Впереди – финал Гран-при, где встретятся сильнейшие пары. Этот старт в какой-то степени можно считать репетицией Олимпийских игр?
- Я бы не назвала финал Гран-при репетицией Игр-2014. Это просто определённый турнир на определённом этапе подготовки с определённым количеством соперников. Да, и соперники достаточно серьёзные, и период выступления будет довольно напряжённым. Это первый турнир, где можно будет сравнить всех сильнейших спортсменов в условиях одного старта.

- Вы говорили, что на олимпийский сезон запланировали шесть стартов. Три турнира уже пройдены, какие ещё предстоит преодолеть?
- Финал Гран-при, чемпионат Европы и Олимпийские игры.

- А чемпионат России?
- Думаю, мы пропустим чемпионат страны, иначе график подготовки получится слишком напряжённым – невозможно в течение пяти месяцев стартовать каждые две недели, - сказала Нина Мозер. – Мы рассматривали вариант с пропуском чемпионата Европы, поскольку расписание турнира не очень комфортное. Но, хорошенько взвесив все нюансы, мы поняли, что для нас очень важен опыт выступлений на международных турнирах. Делать интервал с финала Гран-при до Олимпийских игр и выходить на главный старт четырёхлетия спустя два месяца – это совсем неправильно. Поэтому мы приняли решение – пропустить чемпионат России. Таким образом, мы будем набирать хорошую форму к чемпионату Европы, затем будем её поддерживать и выходить на пик к Олимпиаде-2014. По крайней мере, такой план у нас на данный момент. Но, как известно, человек предполагает, а Бог располагает.

- Формально этот вопрос уже решен?
- С нашей федерацией мы обсуждали этот вопрос ещё весной – в мае. Я говорила, что у нас есть две схемы подготовки. И отмечала: на какой из них мы остановимся – решим позже. И, в принципе, уже тогда мы получили слова одобрения.

- Как будет строиться подготовка к финалу Гран-при? По старой схеме?
- Я бы назвала её рабочей (смеётся). Нет такого понятия, как старая или новая схема. Наша схема подготовки – рабочая. И главное – дающая результат!

http://www.team-russia2014.ru/article/12564.html

44

Нина Мозер: для пар, катающихся в нашей команде, самый важный момент – это подготовка к Олимпийским играм

15-17 ноября в Париже (Франция) пройдёт пятый этап Гран-при по фигурному катанию. В турнире примут участие призёры чемпионата Европы в парном катании Вера Базарова и Юрий Ларионов. Для них эти соревнования станут первым международным стартом под началом тренера Нины Мозер. О подготовки Базаровой и Ларионова, а также пары Ксения Столбова и Фёдор Климов, которые заняли третье место на первом этапе Гран-при, специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой коротко рассказала Нина Мозер.

Свернутый текст

«Подготовка у Веры и Юры проходит по плану, - сказала Нина Мозер. – Буквально сегодня мне писала Людмила Иосифовна Власова – хореограф Базаровой / Ларионова, вчера я разговаривала с Юрой, с тренером Владом Жовнирским, который участвует в работе с парой в технической зоне. Я знаю, что пока мы были в Японии, ребята сделали чистые, хорошие прокаты и короткой программы, и произвольной, они набрали форму. И я надеюсь, что наш первый совместный международный старт получится. Посмотрим, как всё пройдёт. Просто нужно стараться делать свою работу качественно, пробовать, искать – и стремиться к достойному результату».

«Ксюша с Федей тоже работают очень хорошо, - отметила Нина Мозер. – 14-17 ноября они выступят на международном турнире в Варшаве (Польша). Ребята выучили хороший, качественный тройной подкрут. И прежде, чем его показывать на Гран-при, мы решили обкатать программы на международных стартах. Тем более, это турнир категории «Б» – я надеюсь, состав участников позволит набрать дополнительные очки для международного рейтинга. Затем Столбова и Климов выступят на этапе Гран-при в Москве. Таким образом, турниры остались сложные. Отбор в финал Гран-при идёт очень запутанно, все пары перемешались и пока ещё абсолютно ничего непонятно».

«На сегодняшний день для пар, катающихся в нашей команде, самый важный момент – это подготовка к Олимпийским играм, - уточнила Нина Мозер. – Сейчас нет каких-то конкретных мыслей, что Базаровой / Ларионову и Столбовой / Климову необходимо попадать в финал Гран-при. Главное – подготовка и участие в чемпионате страны и отбор в олимпийскую сборную России».

http://www.team-russia2014.ru/article/12565.html

45

Нина Мозер: спортивная пара Татьяна Волосожар/Максим Траньков добавит в свои программы "скоростную работу"

http://www.itar-tass.com/data/Newses/MainPhoto/950490.JPEG

МОСКВА, 10 ноября. /ИТАР-ТАСС/. Российская спортивная пара Татьяна Волосожар/Максим Траньков, которая в этом сезоне является непревзойденным лидером в своей дисциплине фигурного катания, в ближайшее время намерена поработать над усложнением своих программ за счет увеличения скоростной работы. Об этом рассказал тренер спортсменов Нина Мозер, слова которой приводит официальный сайт Федерации фигурного катания на коньках России /ФФККР/.
На этой неделе дуэт Волосожар/Траньков одержал третью победу на крупном турнире: в Токио фигуристы значительно превзошли своих соперников.
"Таня и Максим, действительно, все делают качественно и хорошо. Но можно кататься эмоциональнее, добавить какие-то скоростные куски. Всегда можно двигаться вперед путем совершенствования. И мы будем катать программы, работать. Скоростную работу добавим в этой программе, - сказала Мозер. - Сейчас самое главное - сохранить этот уровень катания, сохранить спокойствие, уверенность, чтобы все получалось, не было простуд, болезней. Это самое главное. Все остальное, думаю, мы сделаем".
Специалист заметила, что существенное превосходство ее учеников над конкурентами не заставляет их думать о гарантированной победе на Олимпийских играх в Сочи.
"Отрыв по баллам, действительно, большой, но таких мыслей у ребят нет. Они любят постоянно совершенствоваться, что-то пробовать, добавлять. Нет, их никогда не посещала мысль, что, мол, мы уже все выиграли. Путей для совершенствования много. Надо просто все спланировать и идти дальше", - рассказала она.
По ходу сезона пара Волосожар/Траньков устанавливала мировой рекорд по сумме двух программ - 237,71 балла.

46

Нина Мозер: Волосожар и Траньков достойно начали этот сезон

Российский тренер Нина Мозер подвела итоги выступления пары Татьяны Волосожар и Максима Транькова в первой половине олимпийского сезона.
- Вы довольны, как Татьяна и Максим прошли первую часть олимпийского сезона?
- Ответ на этот вопрос не может быть отрицательным, поскольку на трех первых стартах ребята катались стабильно, достойно, безошибочно и демонстрировали высокое качество. Поэтому я, конечно, довольна и даже рада, что все получается – мы достойно начали сезон и надеемся сохранить это состояние на дальнейших турнирах.
- Принимая во внимание мировые рекорды и в целом достойнейшие прокаты вашей пары, можно сказать, что ребята превзошли ваши ожидания на начало олимпийского сезона?

Свернутый текст

- Любой тренер, планируя подготовку, всегда нацеливается на положительный результат. Тем более, когда катаются такие мастера, как Таня с Максимом, которые носят звание чемпионов России, Европы и мира, когда с каждым годом вкатанность пары растет, ребята все лучше чувствуют и понимают друг друга. В этом сезоне у нас не было нюанса, когда нужно было изучать что-то новое – мы изначально приняли решение, что будем делать, что наработали, что ребята исполняют хорошо и качественно. Поэтому, конечно, была надежда, что нам удастся демонстрировать это и на соревнованиях уже в начале сезона. И пока у нас все получается! Мы ведь ни разу за все время подготовки не говорили о мировых рекордах, и что установили мировой рекорд в Оберстдорфе (Германия), узнали уже после старта. А дальше это уже момент интереса – ты сравниваешься, смотришь. Но, опять-таки, это не является целью. Есть цель показать хорошее и качественное катание, которое нравится публике, самим ребятам и специалистам, которые с ними работают. Цели набрать какие-то конкретные баллы – просто нет! Думаю, в каждом виде спорта есть только один критерий – качественная работа, которая должна приводить к верхней ступеньке пьедестала.
- Впереди – финал Гран-при, где встретятся сильнейшие пары. Этот старт в какой-то степени можно считать репетицией Олимпийских игр?
- Я бы не назвала финал Гран-при репетицией Игр-2014. Это просто определенный турнир, на определенном этапе подготовки, с определенным количеством соперников. Да, и соперники достаточно серьезные, и период выступления будет довольно напряженным. Это первый турнир, где можно будет сравнить всех сильнейших спортсменов в условиях одного старта.

http://www.sovsport.ru/news/text-item/658782

47

Тренер: серебро пары фигуристов Волосожар/Траньков в Фукуоке - случайность

По словам тренера, фигуристы проанализировали свои ошибки

СОЧИ, 25 декабря. /Спец. корр. ИТАР-ТАСС Вероника Советова/. Лидеры российского парного катания Татьяна Волосожар и Максим Транькова спустя две недели после финала серии Гран-при по фигурному катанию, который проходил в японской Фукуоке, воспринимают проигрыш немцам Алене Савченко и Робину Шолковы абсолютно адекватно. Об этом в беседе с корреспондентом ИТАР-ТАСС рассказала тренер спортсменов Нина Мозер.

Волосожар и Траньков в настоящее время находятся на сборах в Сочи, где стартовал чемпионат России, но участия в нем по решению руководства Федерации фигурного катания на коньках России не принимают ввиду насыщенного для спортсменов стартами олимпийского сезона.

Серебро финала было скорее случайностью. Немцы всегда были нашими соперниками - мы оценивали их возможности и понимали, что они могут "выстрелить", - сказала Мозер. - Они-то как раз готовились к финалу серии как на последний смертный бой. И это было видно по всему - и по тому, что они делали на тренировках, и по тому, как вели себя в быту, в раздевалке. Для них это, наверно, был решающий турнир, ведь в последнее время они проиграли нам фактически все. И если бы уступили и в Фукуоке, то потеряли бы самое главное для себя - уверенность в силах".

"Да, что-то у ребят получилось не очень качественно, - продолжила тренер. - Не было ни одного срыва в тренировках, катались безупречно - но это спорт, нервы. Мы знаем, что у нас происходило в подготовке, знаем какие-то наши недочеты. Все это проанализировали - хотя и анализировать-то особо было нечего. Да, многие говорят, что стать вторыми перед Олимпиадой в какой-то степени и лучше, что ж… Но мы это проанализируем после Игр".

48

ЧЕ 2014
http://distilleryimage0.s3.amazonaws.com/c4e0492e804111e3bd8a12272f8daf38_8.jpg

49

Интересно, это до ПП или после?
ЧЕ 2014

http://distilleryimage5.s3.amazonaws.com/697e4f28815d11e3b7710e42bed4ef95_8.jpg

50

Наверно, после. Перед награждением.

51

«Даже когда нападал бандит, я не боялась». Как вырастить фигуристов-чемпионов и остаться нормальным человеком

Павел Копачев поговорил с заслуженным тренером Ниной Мозер, которая открыла публике Волосожар – Транькова и до сих пор остается в стороне от сплетен и интриг.
http://s5o.ru/storage/simple/ru/edt/90/11/99/55/ruef40d47a385.jpeg
Она родилась в уникальной спортивной семье. Ее отец – Михаил Мозер – 27-кратный чемпион СССР по теннису. Мама – Светлана Мозер – двукратная чемпионка СССР в танцах на льду. А сама Нина Михайловна, тренирующая с 15 лет, воспитала много чемпионов в юниорском катании. Только вот известность и слава пришли к ней совсем недавно, когда она с нуля – за четыре года – сделала из пары Татьяна Волосожар – Максим Траньков двукратных олимпийских чемпионов.

Свернутый текст

Мы стоим около бортика на тренировочном катке – рядом с «Айсбергом» – и говорим о фигурном катании и о том, что его окружает; как нормальному человеку не утонуть в водовороте интриг и сплетен.
Заварзина, Черезов, Уайлд

- Что вы успели посмотреть в Сочи кроме фигурного катания?

– Все наши победы видела, кроме скелетониста Саши Третьякова. И до конца Олимпиады насыщенная программа – сноуборд, бобслей. Буду везде болеть от души. Где мне не очень понравилось, так это на биатлоне. Там не идет результат; думаю, системная ошибка. Очень много людей, участвующих в процессе – у ребят нет возможности сконцентрироваться; они только между собой соревнуются. Но это мое личное мнение.

– Вы неплохо разбираетесь в биатлоне. Правда где-то близко...

– А я познакомилась с биатлонной командой в 2006-м. Мне тогда очень помог неугомонный Валерий Польховский. Он, не задумываясь, решил многие оргвопросы. А для меня это был важный показатель – даже самый сильный и суровый тренер должен оставаться человеком.

    «Даже самый сильный и суровый тренер должен оставаться человеком» Ретвит

- Вас добрым словом вспомнила сноубордистка Алена Заварзина. Сказала, что вы ее по-настоящему выручили, и частичка ее бронзовой медали – ваша. Расскажите, что за история.

– Мы с фигуристами уже два года работаем с остеопатом Хорхе Фернандесом. У Максима проблемы со спиной – и то мы к Хорхе в Америку летаем, то он к нам. У нас гибкий график. И вот в декабре он был с нами на сборе в Сочи, с Аленкой тогда еще не были знакомы. Конечно, я знала, кто она такая. Симпатичная девочка, с хорошей биографией, вышла замуж за иностранца.

В гостинице замминистра Юрий Нагорных спросил меня: «Нин, у Заварзиной проблемы со здоровьем. Можно, чтобы Хорхе с ней поработал?» Я тут же включилась. Хорхе посмотрел Алену, ее супруга Вика Уайлда, они остались в Сочи на неделю и провели несколько сеансов. Мы так подружились, вы даже не представляете... Ходили вместе на хоккей, они болели за нас на чемпионате России.

Потом начали переписываться. И когда Аленка сломала руку, я ей сказала: «Ты должна выходить. Я не знаю, что ты будешь кушать, но ты обязана выступать». И уже здесь, в Сочи, у нее заклинило спину. Вик привез ее чуть ли не в лежачем положении – они лечились у Хорхе до 15 февраля. И когда я попала на соревнования, где они выиграли две медали – у меня текли слезы радости. Я все ладошки отбила.

- А что это за иностранный кудесник такой? Как вы с ним познакомились?

– В декабре 2011-го мы проиграли в финале Гран-при 0,18 балла немцам Савченко и Шолковы. И уже тогда Таню и Максима беспокоили травмы. Я понимала, что надо срочно что-то предпринимать. Знала, какую сложную реабилитацию проходил в Америке Ванечка Черезов. Еще один мой хороший человечек, друг. Я его всегда поддерживала, он потрясающий парень, фанат своего дела. И через Союз биатлонистов мы вышли на нью-йоркскую клинику.

Танюша с Максом две недели интенсивно лечились. А потом наша хорошая знакомая, медик, спросила: «Вы консультировались в Америке с Хорхе?» Я говорю: «Не знаю, кто это». Она познакомила – это оказался очаровательный, но, увы, слепой человек. Его отец был кубинским дипломатом. А сам Хорхе хорошо говорит по-русски, окончил факультет психологии МГУ – еще до того, как болезнь стала прогрессировать. В общем, его много связывает с нашей страной – правда, в 90-х он уехал и обучался массажу в Испании, Франции и США. У него действительно золотые руки.

Вообще мне везет в жизни на хороших, позитивных людей. Сейчас Максу помогает Сережа Чечель, который работает с лыжниками. Тоже уникальный человек, бывший подводник, служил на Камчатке.
От -1 до 100 этажа

- Я помню, как вы смотрели за прокатом Савченко и Шолковы в микст-зоне и вслух произнесли: «Робин – везун. На тренировках не делает ничего, а на соревнованиях все вытягивает. Но сегодня, видимо, не его день». Когда поняли, что золото в личном турнире ваше?

– Когда он «сел» с прыжка. Это был третий элемент. Но уже было понятно, что все. Это потеря порядка 6 баллов. Отыграть нереально. При чистом прокате моих ребят они не доставали по всем показателям. Но я все равно смотрела: а вдруг...
- Как-то вы сказали интересную фразу: «Поставил цель, иди наверх, не оглядывайся. А когда заберешься на вершину, посмотри – что натворил». Уже успели понять, что именно сотворили?

– Постоянное общение с прессой, общественно-политическая жизнь, не дающая вернуться к фигурному катанию... Но это я шучу, себя немного расслабляю. На самом деле для меня впереди вызов. Такая ступень, на которую еще предстоит шагнуть. Мы сели в лифте на минус первом этаже, в нас и в меня лично никто не верил, и забрались на 100-й этаж. За четыре года – от чемпионата Европы до Олимпийских игр. Это фантастика – это путь, который обычно делают за 8 лет.

Я рада, что у меня все получилось с ребятами. Рада, что цель, которую мы перед собой поставили, оказалась достижимой. Я вообще очень упертый человек – это у меня по наследству от спортивных родителей. Яблоко от вишни недалеко улетает. Когда я закончила карьеру – а было это в 15 лет, мне папа сказал: выбирай любой институт, кроме физкультурного. Дороги были открыты. Но я хотела остаться в спорте. Я ведь никогда не буду рисовать розовые зАмки – занимаюсь только тем, что реально понимаю. Работать без удовольствия – это не мое.

- Когда вы взяли Таню и Максима в 2010-м, верили, что все получится?

– Я вам честно скажу – верила. Когда они взялись за руки, было чувство, что все пойдет. Это судьба, что мы нашли друг друга. У Тани и Макса не все идеально получалось с предыдущими партнерами, я застряла на уровне юниорских команд... Нам всем нужен был всплеск, новый толчок. Надо признать, очень долго наше фигурное катание жило прошлым – молодежи не давали шанса.

- Со стороны кажется, что в фигурном катании давно образовался закрытый клуб тренеров, которые ходят по кругу.

– Да, многие держат оборону и не пускают никого со стороны.

- У вас пытались переманить учеников?

– Так мне в открытую говорили: «А кто тебе даст с ними работать?» На что мы всегда отвечали: «Мы не спрашиваем, с кем нам работать. Мы просто работаем». Это было решение ребят, которые тоже рисковали. У нас была договоренность – работаем год, а потом решаем, что делать дальше. Максим спросил: могу ли я выиграть у Тамары Николаевны в России? И я ответила: давайте попробуем.
http://s5o.ru/storage/simple/ru/edt/78/83/31/49/rue8628e8ca95.jpeg
- Если у Тани спокойный, рациональный характер, то Максим эмоциональный, импульсивный. Как вы с ним ладите?

– А я его люблю. Люблю его многогранность – он начитанный, пытливый парень, у которого на все есть свое мнение. Просто про него стереотипно говорят: упрямый, несговорчивый. Так легко рассуждать, когда видишь человека 7-8 раз в год. А я с ним каждый день. И глобальных проблем не испытывала. Рабочие моменты, да... Но у кого их нет?

Я вообще люблю людей. Люблю, когда меня окружают счастливые и улыбчивые лица, когда не завидуют и не ревнуют, умеют прощать и понимать друг друга. Наверное, меня так воспитали – вокруг всегда были успешные родители, к ним приезжали звездные спортсмены. Все футболисты киевского «Динамо» так или иначе дома побывали. Я росла в атмосфере позитива. И пропиталась им настолько, что до сих пор не могу понять, что такое негатив. Мне неинтересны сплетни, интриги...
- Вы меня просто дезориентируете. А как же фигурное катание без сплетен и интриг? Это же невозможно.

– А я живу отдельно. Я закрылась, и в этом сезоне вообще не обращала ни на кого внимания.

- А можно не обращать внимание, когда критикуют? Вас неплохо «приложили» после победного чемпионата Европы, где Таня и Макс откатали не очень чисто.

– Конечно, неприятно, когда акцентируют внимание на ошибках. Но люди это делают в основном со зла. Или не понимают. Что я им могу сказать? Ну да, переживала в себе. И достаточно. Я не умею плакать – только когда смотрю фильм. Или когда уходят близкие или друзья. Вот это действительно страшно. Меня не надо жалеть, не надо успокаивать. Я всегда думаю: неужели я настолько слабая, что вызываю у людей такие ответные чувства?

Если я проиграла, то готова говорить открыто и честно. Прятатья и закрываться – не мой путь.

- Это так нехарактерно для русских тренеров.

– А я помню себя в такой ситуации. Ницца, 2012-й год. Таня с Максом неудачно откатали короткую, после которой судьи поставили нас на 8-е место. Ниже мы, кстати, не падали за эти четыре года. Я подошла к журналистам. И первый же вопрос: вот тут предыдущий специалист сказал, что пора собирать коньки и уезжать с этого турнира... И я спокойно ответила: нет, мы будем еще кататься и бороться. И мы заняли 2-е место.

Хотя это был сложный момент. Можно было уйти, закопаться. Но мы с ребятами сели у монитора и много-много говорили. Это вообще наша удивительная особенность, когда что-то не получается, мы не замыкаемся, а подбадриваем друг друга. Это естественно, хотя для ребят сперва такой формат был не совсем понятен. Но я за правду.

И когда перед командным турниром мне пришлось говорить Юре Ларионову и Вере Базаровой, что они не в составе, то было, конечно, сложно. Зато я поступила честно.

Это вообще моя проблема – слишком много говорила и говорю правды. Мне даже в 2001-м пришлось уехать на полтора года в Америку. Обиделась, что спортсмены от меня ушли. И дядя, царство небесное, сказал поучительные слова: «Знаешь, уезжай, а через год посмотри: если ребята продолжат прогрессировать, значит, была неправа ты, но если они не состоятся как спортсмены, задумайся, и если захочешь – вернись».

И я не испугалась и вернулась.
- Траньков в одной передаче сказал: «У меня сомневающаяся натура. А Нина Михайловна умеет не подавлять меня, а выслушать и принять таким, какой я есть».

– Я никогда его не перевоспитывала. Он пришел уже сформировавшимся человеком и спортсменом. Я лишь попыталась ему объяснить, что в жизни гораздо больше позитивного.

- Когда Максим на эмоциях говорит в микст-зоне, что «ненавидит фигурное катание», вы как к этому относитесь?

– Сперва мне было это непонятно. А сейчас... Я тоже могу сказать, что ненавижу, когда идет пресыщение работой. Но это эмоции. И учитывайте, что выбор в пользу фигурного катания был не Макса, а его родителей. В холодной Перми идти еще и на каток – а он человек, который любит солнце, море.

- Наверняка, многие отговаривали вас браться за эту работу.

– Личные отношения потому и называются личными, что у каждого выстраиваются по-разному. С одним и тем же человеком кто-то друг, а кто-то враг. Я действительно многое слышала о Максиме – и от Олега Васильева, его предыдущего тренера. Но меня никто не отговаривал. Я осознанно шла работать с этими ребятами. Потому что верила в них.

- На итоговой пресс-конференции Максим назвал вас тренером-менеджером, который не боится привлечь других специалистов к работе, если чего-то не понимает. Вы себя таким ощущаете?

– У нас большая команда. У многих за плечами 10-11 Олимпиад. Врачи, массажисты, которые умеют настроить организм спортсмена на победу. Это и Алла Капранова, замечательный хореограф. И тренер по ОФП Виталий Москаленко, который сам выступал на Олимпийских играх. И многие-многие другие.

- Вспоминаю еще одну вашу фразу: «Когда проходишь все уровни в компьютерной игре, не хочется возвращаться назад. Нужно смотреть только вперед». Куда теперь, когда все медали завоеваны?

– Сейчас меня это мучает. Хотелось бы, наверное, другой игры.

- Вы же понимаете, что другой игры не будет.

– Что, неужели я такая старая? У меня большая группа – Столбова и Климов, Базарова и Ларионов... Но лично сейчас я чувствую опустошение. Когда ты все время посвящаешь фигуристам, ты живешь их жизнью. Я и называю их «мои дети».

- Сын не ревнует?

– Ну, немножко... Но он у меня большой молодец. Взрослый, все понимающий.
Миротворец и упрямец

- Вы могли стать тренером Татьяны Тотьмяниной.

– Я искала для Андрея Чивиляева партнершу. И Таня была идеальным вариантом. И когда я на чемпионате России вслух сказала, что беру ее, другой тренер скатился с трибуны и пригласил ее к себе... Но я сейчас не жалею. По характеру и темпераменту это больше спортсменка Олега Васильева.
- Был момент, когда вы с Траньковым и Волосожар могли разойтись?

– Нет. Была усталость, особенно после первых 8 месяцев... Пару раз был рабочий конфликт. Я проявила неуступчивость. Но Таня миротворец. Она нас собрала в Америке и сказала: «Я вас двоих очень люблю».

- Таня не производит впечатление разговорчивого человека. В общении с журналистами говорит больше Максим.

– У нас разделение труда: Таня говорит на тренировках, а Максим сдерживается при подготовке к соревнованиям. Зато, когда все закаканчивается, его не остановить. Мне с ними интересно. Они меня везде за собой таскают. По Флоренции два дня бегали, и я с удовольствием за ними плелась. Я ведь не бегун.

- Часто вам приходится идти на уступки?

– Я научилась слушать и видеть свои недостатки. Тогда легко принимать недостатки чужие.

- Я вот сейчас вижу, как Максим и Таня тренируются и даже о чем-то спорят. Зачем им это надо после олимпийских медалей?

– Так впереди показательные. Нам же нельзя опозориться... У Макса разболелось плечо как раз потому, что мы отдыхали. Старые травмы любят тонус.

- Таня до Максима тренировалась со Стасом Морозовым – партнером другой комплекции и техники. Многому пришлось переучивать?

– Почти ко всему. Причем в первый год было проще – там превалировали эмоции, нужно было доказывать. А вот дальше пришлось сложнее – перестраиваться и подстраиваться. Травмы сыграли свою роль, врабатываемость еще не пришла, а лихость, наоборот, ушла.

- Вы не боялись брать известную историю «Иисус Христос – суперзвезда» в олимпийский сезон?

– Нет. Слово «боюсь» я вообще не приемлю. Я даже, когда на меня нападал бандит в 95-м, не боялась. У меня было ровно одно ощущение: Иисус и олимпийская медаль. Я была уверена. Мы же смотрели спектакль на Бродвее, видела и хорошо представляла себе образы. На Европе мы пытались донести артистизм, а на Олимпиаде сосредоточились на спортивной части программы.
- Наверное, поэтому многим показалось, что Таня и Максим катались чересчур зажато.

– А знаете как часто Макс говорит: «Лучше, чем надо, не надо».

- Вы видите через четыре года свою лучшую пару на Играх в Пхенчхане?

– Вполне возможно. Они пришли ко мне менее оптимистичными, чем есть сейчас. В 2010-м Максим часто говорил «Я несу в себе ген неудачника». И лишь год назад, когда мы выиграли чемпионат мира в Канаде, я от него впервые услышала «Я успешный». Ради этого и стоило работать...

52

Замечательное интервью. Удивительная женщина! Талантливейший тренер!
Как здорово, что звезды сошлись и они работают вместе.

53

из блога Войцеховской, ждем вью)
И СНОВА КВА. ДВА

Воскресенье, 23 Февраля 2014 г. 00:31 + в цитатник

До отъезда у меня все-таки два дня, а не один, так что по многочисленным просьбам… Пусть будет два.

Сегодня доделала интервью с Ниной Мозер - в том самом жанре, который на любителя, но мне безумно нравится - в узко-профессиональном. Момента подходящего я ждала давно, мне нужно было чтобы ее ребята а) выиграли и б) сама Нина отошла от стресса. Чтобы вопросы и разговоры о фигурке вызывали у нее не раздражение, а хотя бы нейтральную реакцию. Здесь же задерганные все, поэтому я практически не делала интервью  и не спускалась в микст-зоны. Хотя говорят, там порой было весело.

Свернутый текст

Пока мы разговаривали, Нина уже второй раз остановилась на интересной теме. О том, как в присутствии своего спортсмена должен вести себя тренер в плане эмоций. Она и в первом интервью четыре года назад это говорила, сейчас повторила опять, и я бы сказала, что с учетом некоторых не столь давних эмоциональных выплесков, это достаточно злободневно. Ну а для затравки - чуть более объемный кусочек (интервью очень большое, там всем хватит )))

… - Таня пришла в вашу группу, будучи связанной личными отношениями с Морозовым. Потом эти отношения прекратились, возникли новые. Вы, как тренер, как-то вмешиваетесь в личную жизнь своих спортсменов? И создают ли вам их личные отношения проблемы в работе?

- Знаете, взрослым людям часто кажется, что они все в жизни знают и ко всему готовы. А это не так. Жизнь постоянно припасает для таких ситуаций какую-то штучку, сталкиваясь с которой ты понимаешь, как многого не знал. И заново начинаешь в этой жизни разбираться. Что касается отношений Стаса, Тани и Максима, я всегда не то, чтобы была буфером, но старалась держать середину. Мой первый тренер Петр Орлов в свое время очень доходчиво мне объяснил, что тренер не имеет права на эмоции. Если он будет позволять себе метания от одного полюса к другому, ученики никогда не сумеют до конца ему поверить. Поэтому для своих спортсменов я стараюсь прежде всего быть человеком, который их понимает. Независимо от того, что именно происходит в их жизнях.

У меня как-то был случай, когда я сидела абсолютно расстроенная тем, что происходило в группе. И один очень мудрый человек сказал мне тогда: «Нина, определись: ты хочешь вырастить спортсменов, или людей? Определись и не пытайся это совместить».

- Тогда спрошу и я: начиная работать с фигуристом, вы растите спортсмена, или человека?

- Прежде всего я хочу добиться результата... 

Если завтра интервью не слетит с газетного номера из-за большого количества более оперативной информации, на сайте оно появится где-то днем.

Ну и удачи! Окончательной и категорической!

54

Нина Мозер: "Тренер не имеет права на эмоции"

http://ss.sport-express.ru/userfiles/press/4/41613/57642_345px.jpg

СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

О пути российских спортивных пар к медалям Игр в Сочи рассказывает их тренер, для которой эта Олимпиада стала дебютной

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Сочи

С тренером, подопечные которого стали обладателями золотых медалей в командном турнире, а следом выиграли личные золото и серебро, мы встретились под конец Игр, когда пережитые спортивными парами соревновательные страсти уже порядком улеглись. На льду "Айсберга" готовились выступать спортсменки первой из разминок женского турнира, поэтому под трибунами было пустынно.

Свернутый текст

СПОКОЙСТВИЕ, КАК ОБРАЗ ЖИЗНИ
– На протяжении трех последних лет и самих Игр в Сочи вам успешно удавалось делать вид, что все идет по плану, все под контролем и все, соответственно, будет в порядке. Чего на самом деле стоило такое спокойствие?

– Так ведь у нас все так и было, как вы сказали, – спокойно и под контролем. По ходу подготовки не случалось ничего такого, что выходило бы за рамки допустимого. В мае я четко расписывала все рабочие планы на год вперед – на каждую из своих пар. Эти планы были не просто перечислением сборов, соревнований, прокатов и каких-то других мероприятий: все подробнейшим образом расписывалось изо дня в день, включая выходные. Выбивали нас из этого плана разве что совсем непредвиденные обстоятельства в виде травм. К счастью, все травмы носили незначительный характер.

После того как мы с Волосожар и Траньковым довольно успешно отработали вместе первый сезон, менять что-то в этих планах я не видела смысла. Было понятно, что предложенная мной система подготовки ребятам подошла. До того как встать в пару, и Таня, и Максим работали с самыми разными специалистами, имели достаточно много собственных знаний, прекрасно понимали свой организм. В этом плане работать с юниорами гораздо сложнее – потому что растущий организм меняется каждый день.

– Но ведь и у Тани, и у Максима имелись достаточно серьезные проблемы со здоровьем. Не говоря уже о Вере Базаровой и Юрии Ларионове.

– Такое действительно было. Но ведь и эти проблемы мы решили. Сначала нашли специалистов. Потом, когда убедились, что лечение дает нужный эффект, перевели свои отношения с этими специалистами на постоянную основу.

– Траньков сказал после победы, что первое время работы с вами постоянно удивлялся тому, как сильно вы нервничаете на соревнованиях.

– Та суета, которая со мной происходила, имела другие причины. Я по жизни достаточно активный человек. А Максим с Таней любят абсолютное спокойствие. У обоих быстрые реакции, но в глубине себя они, как правило, эмоционально спокойны. От меня они хотели точно такого же спокойствия. Любые быстрые тренерские реакции, не говоря об эмоциях, вызывали у них дискомфорт.

Все это я поняла не сразу. Потребовался год, чтобы во всем разобраться.

Очень многое нам дал первый совместный сезон, когда чемпионат мира был перенесен из Японии в Москву и фактически отодвинут на месяц. Нужно было искусственно уходить с формы, снова ее набирать. Естественно, все это вызывало дополнительное волнение: такого опыта ни у кого не было, и я, честно говоря, не имела ни малейшего понятия, получится ли снова вернуть ребят в нужное состояние.

ВКУС ПОБЕДЫ
– Начиная работать с Волосожар и Траньковым, вы очень многое делали впервые. Случались ли ошибки?

– Вообще-то наш результат говорит о том, что ошибок не было. При 28 турнирах высочайшего уровня завоевать на четырех из них серебро, а остальные выиграть – это хороший показатель. Более того, выступление в этом сезоне Ксении Столбовой и Федора Климова показало, что и они вписались в мою систему очень хорошо. У ребят были совершенно потрясающие тренеры – Людмила и Николай Великовы. Они заложили Ксении и Федору такую мощную базу, которая позволяет строить "дом" любой высоты. Но современное фигурное катание – это уже не индивидуальная работа со спортсменом, а коллективная, где каждый из специалистов должен жестко отвечать за свой участок работы.

– Согласитесь, никогда нельзя быть уверенным в том, что специалист, приглашенный со стороны, справится со своей работой именно так, как этого хочется вам.

– Конечно. Но я по жизни очень скрупулезный человек. И к отношениям с людьми отношусь тоже очень скрупулезно. Могу сказать, что собранная нами команда тренеров, хореографов, врачей и массажистов – абсолютно потрясающая. Все они не просто редкие профессионалы, но и очень хорошие люди. Именно поэтому я не побоялась впустить их в нашу бригаду. Про опыт уже и не говорю. У многих за плечами по десятку Олимпиад, немало олимпийских чемпионов. Например, наш тренер по общефизической подготовке Виталий Москаленко – бывший легкоатлет, сам выступал на Олимпийских играх в тройном прыжке. У этих людей совершенно иная энергетика. Они знают вкус победы. В первый год работы тому же Москаленко было сложновато, а сейчас работа налицо. Ксения с Федором, например, вообще не понимали до начала сотрудничества с ним, что такое правильно работать стопой.

Базарова и Ларионов всегда стремились добиться результата, но базовая подготовка была у них не настолько сильной, чтобы это сделать. Первое время Веры вообще хватало только на две минуты катания – потом у нее начинали дрожать и подкашиваться ноги.

Еще одна проблема в отношении этой пары заключалась в том, что предыдущий опыт, который иногда давал достаточно высокий результат, не позволял Базаровой и Ларионову сразу переключиться на другой стиль работы. Если Ксения с Федором сразу отчаянно ринулись вперед, то у Веры с Юрой этот процесс затормозился. Они колебались, пытались возвращаться к каким-то более привычным для себя вещам.

ИГРЫ, КАК ПЫТКА
– У меня до сих пор не идут из головы ваши слова о том, что нет никакой разницы между чемпионатами мира и Олимпийскими играми. Сейчас вы продолжаете так считать?

– Олимпийские игры – это очень много суеты. Гораздо больше, чем на любых других соревнованиях. Поскольку для меня Игры в Сочи – дебютные, мне было интересно. Да, Олимпиада – это другое. Это праздник для спортсменов, тренеров, всех, кто приехал. Но только не в том случае, если ты борешься за медали. Потому что тогда Игры превращаются в пытку. Первые пять дней соревнований я до такой степени была "в работе", что вообще не видела, что происходит вокруг. Определенным шоком стал шестой день, когда мы впервые выехали за пределы катка и Олимпийской деревни. Посмотрели вокруг и поняли: жизнь-то продолжается! Это было так удивительно...

Хотя по жизни я никогда не ограничивала себя одним фигурным катанием. У меня много друзей в самых разных видах спорта. Из Сочи я даже позвонила Валерию Польховскому и сказала: "Валера, именно ты заставил меня задуматься о том, что я хочу результата. Жажду его".

– А раньше не жаждали?

– Дело в том, что спорт – это ведь всегда определенная политика. Есть тренеры с богатым послужным списком, которым верят руководители федерации, отдают им спортсменов. Если ты тренер среднего звена, твоим уделом становится самый "грязный" этап: от юниоров до момента, когда спортсмены начинают представлять интерес для сборной команды. И бывает очень тяжело выбраться наверх. В свое время Влад Жовнирский и Вика Максюта стали первыми спортсменами, с которыми я поехала на взрослый этап "Гран-при". Тогда в команде были Елена Чайковская, Виктор Кудрявцев, Татьяна Тарасова, Алексей Мишин, Тамара Москвина, Наталья Линичук с Геннадием Карпоносовым. И я. Меня тогда все спрашивали, на что я претендую, я отвечала: "Не знаю, мы в первый раз..." А приехали в итоге третьими.

– Что заставило вас задуматься, что Жовнирский способен стать хорошим тренером?

– После того как Влад закончил выступать, он два года работал в Министерстве спорта, а в обеденные перерывы или после окончания своего рабочего дня приходил на каток. Я сама посоветовала ему тогда разобраться, какое направление ближе – тренерское или административное. Потом отдала ему свою юниорскую пару Лину Федорову и Макса Мирошкина (победители прошлогоднего финала "Гран-при" среди юниоров. – Прим. Е. В.). И с удовольствием наблюдала, до какой степени скрупулезно Влад с ними работает. Спокойно, уравновешенно, любит возиться с техникой, что было принципиально при работе со Столбовой и Климовым, у которых имелось все, кроме подкрутки. Сейчас вообще все вопросы решены.

Главная проблема парного катания – это рост партнерши. Ты вкладываешь кучу сил, учишь, придумываешь, потом спортсмены уходят в отпуск и спустя какое-то время ты получаешь девочку с совершенно другим телом. И все начинается сначала. Поэтому когда мне поступило предложение со стороны Татьяны Волосожар поработать с ней после Олимпийских игр в Ванкувере, я подумала: наверное, пришло мое время. Наверное, уже хватит продолжать бегать по пересеченной местности. Просто в тот момент у меня умирала мама, потом я долго приходила в себя, и почти год мы готовили все документы для перехода Тани и ее бывшего партнера Стаса Морозова в Россию.

– Таня пришла в вашу группу, будучи связанной личными отношениями с Морозовым. Потом эти отношения прекратились, возникли новые. Вы, как тренер, как-то вмешиваетесь в личную жизнь своих спортсменов? И создают ли вам эти отношения проблемы в работе?

– Знаете, взрослым людям часто кажется, что они все в жизни знают и ко всему готовы. А это не так. Жизнь постоянно припасает для таких ситуаций какую-то штучку, сталкиваясь с которой ты понимаешь, как многого не знал. И заново начинаешь в этой жизни разбираться. Что касается отношений Стаса, Тани и Максима, я всегда не то чтобы была буфером, но старалась держать середину. Мой первый тренер Петр Орлов в свое время очень доходчиво мне объяснил, что тренер не имеет права на эмоции. Если он будет позволять себе метания от одного полюса к другому, ученики никогда не сумеют до конца ему поверить. Поэтому для своих спортсменов я стараюсь прежде всего быть человеком, который их понимает. Независимо от того, что именно происходит в их жизнях.

У меня как-то был случай, когда я сидела абсолютно расстроенная тем, что происходило в группе. И один очень мудрый человек сказал мне: "Нина, определись: ты хочешь вырастить спортсменов или людей? Определись и не пытайся это совместить".

– Тогда спрошу и я: начиная работать с фигуристом, вы растите спортсмена или человека?

– Прежде всего я хочу добиться результата. Человеческие качества тоже имеют большое значение – я очень отчетливо это поняла, начиная работать с Таней и Максом, когда мы втроем шли, словно саперы по минному полю, а вокруг... Вы не представляете, сколько на тот момент вокруг нас было "доброжелателей".

– Это был наиболее тяжелый период работы?

– Тяжело – это когда из жизни уходят близкие люди, и ничего нельзя вернуть назад. Остальное решаемо.

ОШИБКИ, КАК НОРМА
– Вас не напугало, что столь бравурно начав олимпийский сезон, Волосожар и Траньков вдруг начали ошибаться на главных стартах?

– Честно говоря, у нас не было ни малейшего стремления сделать начало сезона бравурным. Скорее, имелась масса рабочих проблем, из-за которых мы совершенно не успевали подготовиться к турниру в Оберстдорфе. Поэтому ребята выходили на лед максимально собранными. Такое вообще нередко случается в спорте: как только люди выходят на пик формы, у них в подсознании появляется чувство, что все классно. И сразу возрастает вероятность ошибки.

Первые три турнира у нас проходили с постоянными приключениями. Не опасными, скорее, смешными, с кучей мелких и несуразных накладок. В Оберстдорф мы еле добрались – ехали 18 часов и чуть не опоздали на старт. Потом втроем полетели на этап "Гран-при" в США – Стас Морозов уехал на другие соревнования. А в минимальном составе мы всегда более собранны. Между Америкой и этапом "Гран-при" в Японии у нас было всего 10 дней – едва успели прийти в себя после всех перелетов и акклиматизироваться. И тоже выступили хорошо.

К финалу "Гран-при" в Фукуоке мы готовились намного серьезнее. Ребята набрали форму, понимали, что готовы очень хорошо. И неожиданно столкнулись с ситуацией, которую нам даже не приходило в голову просчитать.

Дело в том, что Алена Савченко, Робин Шелковы и их тренер Инго Штойер успели, как выяснилось, досконально изучить наши привычки, какие-то ритуалы. Я восхитилась на самом деле – в большом спорте надо уметь доставить сопернику дискомфорт. Но там, едва приехав в Фукуоку, мы с первого дня столкнулись с тем, что все идет не так, как мы привыкли. Ты хочешь налить себе чай – его нет. Тянешься в определенное место за салфеткой, тоже ее не находишь. Вроде, ерунда, а начинаешь чувствовать себя так противненько… Все эти досадные мелочи стали притягивать к себе другие. Например, у меня накануне старта сложился определенный ритуал: кому-то позвонить, эсэмэс отправить. А тут вдруг выключился телефон – я умудрилась поставить его на скачку обновлений, и счет набежал такой, что телефон мне просто заблокировали. В общем, все пошло до такой степени наперекосяк, что уже после проката ко мне подошла совершенно ошеломленная Таня и сказала: "Нина Михайловна, наваждение какое-то: как я вообще умудрилась такие ошибки сделать?"

На самом деле уже потом, когда я проанализировала все выступления предыдущих сезонов, увидела, что в декабре и январе у Волосожар и Транькова неизменно наступал спад. То есть все, что с ними происходило накануне Игр, было нормальным.

МЕЖДУ ПЕРВЫМ И ЧЕТВЕРТЫМ
– То, что Татьяна и Максим выступили в Сочи в составе команды, добавило им уверенности в личном турнире?

– Думаю, да. Для ребят было важно почувствовать этот зал. Он имеет очень необычную акустику: все звуки, которые идут с трибун, сначала уходят под потолок, а оттуда словно обрушиваются на лед, сильно "прибивая" этим спортсмена. Даже когда просто стоишь у борта, ощущение такое, как будто глыбой придавило. Если бы в личных соревнованиях мы столкнулись с этим без подготовки, вполне могли возникнуть осложнения.

Не говорю уже о том, что выходить бороться за личную медаль в ранге олимпийского чемпиона – это уже совсем другое дело.

– В связи с командным турниром, где в произвольной программе нужно было выставлять резервную пару, в вашей группе, как мне кажется, должна была возникнуть непростая ситуация. Насколько тяжело было делать выбор между Столбовой/Климовым и Базаровой/Ларионовым?

– Тяжело. Это ведь сейчас мы с вами сидим и рассуждаем о том, что медали были нам гарантированы. А ведь когда делаешь выбор, ты должен четко отдавать себе отчет в том, что может быть первое место, а может – и четвертое. Да, первый день турнира определил дальнейший результат. Но кто знал, что этот день так сложится?

Командный турнир – вообще непростая вещь. Мне постоянно звонили в Краснодар, рассказывали, что в команде все переругались на этой почве. И я рада, если честно, что оказалась вне этого конфликта.

Что касается моего выбора, я, безусловно, могла заявить любую из своих пар. Но до последнего смотрела на то, что происходит у нас на внутренних прокатах. По отдельности все катались прекрасно. Как только я объединяла все три пары, сразу становилось понятно, кто сильнее. Большим плюсом для Столбовой и Климова стало то, что они выиграли произвольную программу на чемпионате Европы.

При выборе команды нельзя руководствоваться какими-то личными отношениями. Во главу угла нужно ставить задачу показать максимальный результат. Лишний раз я убедилась в этом год назад в Японии. Вроде и чемпионат получился там шуточным, но как же паршиво на душе, когда ты отработал на максимуме, а следом выходят люди и пускают твой результат в никуда. Поэтому у меня в группе существует только спортивный принцип.

– Планы на следующий сезон вы уже обдумывали?

– Нет. Для этого нужно, чтобы хоть немного отдохнула голова. На юниорский чемпионат мира я в этом году не еду, а вот после взрослого первенства отдохну и снова займусь планированием.

– А смотреть выступления девушек после нашего интервью пойдете?

– Честно говоря, я вообще перестала приходить на каток после того, как Таня и Максим закончили выступления. Видимо, наступило перенасыщение. Не могу даже видеть лед.

http://www.sport-express.ru/velena/reviews/41613/

55

Тренер: фигуристы Волосожар и Траньков настроены на очередной олимпийский цикл

http://www.fskate.ru/photos/image21823.jpg

МОСКВА, 21 марта. /Корр. ИТАР-ТАСС Вероника Советова/. Известный российский тренер по фигурному катанию Нина Мозер сообщила в беседе с корреспондентом ИТАР-ТАСС, что у олимпийских чемпионов Сочи спортивной пары Татьяны Волосожар и Максима Транькова на чемпионате мира, который пройдет с 24 по 30 марта в Сайтаме (Япония), появится редкая возможность увидеть выступления всех своих соперников.

Свернутый текст

"Татьяна и Максим настроены на очередной олимпийский цикл, - сообщила специалист. - Но устали они, конечно, невероятно. Мечтали восстановиться и отдохнуть сразу, но чуть поменяли планы - мы вместе съездим в Японию, все взвесим там. Выступать спортсмены не будут - Максим восстанавливается после травмы плеча. Но на чемпионате мира у них будет редкая возможность увидеть со стороны выступления всех своих конкурентов. Когда они выступают сами, а фактически всегда они это делают последними, они видят только тех спортсменов, что выступают в последней разминке. Да и то только в процессе подготовки к прокату. Но в начале нового олимпийского цикла они должны понять тенденции нового сезона".

Тренер отметила, что в соревнованиях спортивных пар собираются выступить основные соперники россиян немецкая пара Алена Савченко и Робин Шолковы.

"Но эти спортсмены заканчивают выступать, о чем уже объявляли, - пояснила Мозер. - Нам же интересно будет посмотреть, что могут предложить молодые китайские, американские, европейские и, конечно, канадские пары".

Вместе с тем, специалист не исключает возможности, что в очередном олимпийском цикле в ее группе могут появиться новые ученики.

"В нашей команде есть молодые сильные спортсмены, не надо ничего искать дополнительно, - сообщила специалист. - Это только начало нового четырехлетия - будем встречаться, обсуждать, кто в каком состоянии, у кого какие планы, кто в какую сторону собирается направляться в своей работе".

Отредактировано Эмили (2014-03-21 23:07:48)

56

Нина Мозер: «Спорт — это всегда политика и интриги»

http://images.aif.ru/003/410/09f6971758fbb200595910c34e061e0a.jpg

Спустя месяц после Олимпиады фигуристы вновь выясняют отношения. Теперь уже на чемпионате мира. На вопросы «АиФ» ответила Нина Мозер, знаменитый тренер по фигурному катанию.

Свернутый текст

Подопечные Нины Мозер в Сочи собрали самую большую коллекцию медалей (команд­ное «золото», парное «золото» Волосожар — Транькова и «серебро» Столбовой — Климова). В беседе с «АиФ» тренер рассказывает про ледовые деньги, вспоминает, как 15-летняя Липницкая попала под прессинг, и объясняет, почему не все её «дети» отправились в Японию.
Дмитрий Гранцев, «АиФ»: Нина Михайловна, и всё-таки почему Татьяна Волосожар с Максимом Траньковым решили не ехать на чемпионат мира? Не потому ли, что после Олимпиады этот турнир — второсортное соревнование, просто ледовое шоу?

Нины Мозер: «Ледовое шоу», говорите? Неужели вы и правда считаете, что статус «чемпион мира» — это так, ерунда?! Мы готовились к выступлению в Японии, но в какой-то момент стало ясно: надо сниматься с соревнований. Та колоссальная борьба и напряжение, что были на Играх, вылились в рецидив старой болячки у Макса: плечо сильно болело, он несколько дней руку не мог поднять. А ехать на чемпионат мира, чтобы там плохо кататься, мы просто не имеем права. И конечно, не хотелось давать повод так называемым специалистам, которые «кормятся» нашими неудачами, ждут поражения пары, чтобы заклевать. Так что на турнир я повезла других своих «детей»: Столбову — Климова и Базарову — Ларионова (эта пара заняла в Сочи 6-е место. — Ред.).

— Ваши «дети» «маму» друг к другу не ревнуют? Всё-таки они конкуренты на льду.

— Если бы вы видели, сколько мы работаем, то поняли бы, что на ревность сил уже не остаётся (смеётся). А если серьёзно, то первое время, конечно, было сложно, а затем всё как-то устаканилось. Это как в семье: трудности всегда с первым ребёнком, а потом уже всё идёт по накатанной. На самом деле я очень горжусь тем, что смогла выстроить честные, доверительные отношения со всеми ребятами. Вы ведь знаете, что у многих тренеров не получается найти общий язык с фигуристом.

— Траньков утверждает, что именно новые тренеры со своими взглядами на фигурное катание — причина сочинского успеха: мол, советская школа морально устарела. Многие ветераны ведь обиделись на Максима за эти слова.

— Могу лишь сказать, что Макс — очень честный человек. Если он сказал правду, то что тогда обижаться...

http://static1.repo.aif.ru/1/04/113005/2427aaf7bce7888c04d61028631c94c3.jpg

— Известно, что у «нового тренера» Мозер пытались переманить учеников. Вам ведь в открытую говорили: «А кто тебе даст с ними работать?»

— Если честно, сейчас об этом даже и вспоминать не хочу. Спорт — это всегда определённая политика, интриги. Но жизнь научила держаться подальше от подковёрных игр.

За такое сажать надо

— Не могу не спросить: уход Плющенко со льда в Сочи лично для вас стал неожиданностью?

— Полной. Я специально приехала на мужскую короткую программу, чтобы посмотреть на его выступление, — и тут такое... Лично моё отношение к Плющенко: он великий спортсмен, достойный уважения. А те, кто считает по-другому... Видимо, Евгению надо было тогда откататься и уйти со льда инвалидом, чтобы остаться в их глазах героем.

— Этери Тутберидзе, тренер Юлии Липницкой, жаловалась на журналистов в Сочи, которые в погоне за сенсацией установили жучки в раздевалке у фигуристки. Ваших ребят жёлтая пресса атаковала?

— История с Юлей просто не укладывается в голове. Это какими же беспринципными людьми надо быть, чтобы устроить охоту на девочку! Да в любой другой стране за эти жучки получили бы по полной программе, вплоть до тюремного срока. А наши ничего не боятся. Бедной Юле пришлось выдержать такой прессинг, который не каждому взрослому под силу... Что до нас, то, конечно, все эти статьи — то о скорой свадьбе Волосожар и Транькова, то об их расставании — уже изрядно поднадоели. Спортсмен, как и любой другой человек, имеет право на свою личную жизнь.

— Нина Михайловна, так положите конец слухам, откройте тайну: что связывает Таню и Максима?

— Могу лишь сказать, что у ребят замечательные, романтические отношения.

Золотые времена

— Многие спортсмены уверены, что таких условий, которые у них были перед Олимпиадой, в постсочинской жизни уже не будет. В фигурном катании пока не грозятся урезать финансирование?

— Не буду скрывать, что последние годы были для нас, фигуристов, золотыми: любая просьба учитывалась. Что будет завтра — никто не знает. Да, вполне возможно, что государство станет выделять меньше средств. Но я почему-то верю, что в нашей стране ресурсы на поддержку спортсменов, претендующих на медали, найдутся.

— Коль уж мы про деньги заговорили, то как не вспомнить российский футбол. Знаю, недолюбливаете вы его...

— Долгое время я была страст­ной болельщицей, но как-то поймала себя на мысли, что мне скучно смотреть наш футбол. Он стоячий, малодвигающийся, нет действия. Даже иностранные звёзды, попадая к нам, перестают бегать. Почему это происходит — не знаю. В деньгах ли причина или ещё в чём... но одно могу сказать: если наше поколение всё время было на ногах — бегали, прыгали, то сейчас все сидят за компьютером. Им на второй этаж пешком подняться уже тяжело. И это беда, которая находит отражение во всём спорте, не только в футболе

.

http://www.aif.ru/sport/winter/1131463

57

savta написал(а):

Нина Мозер: «Спорт — это всегда политика и интриги»

http://navkastar.icebb.ru/uploads/000d/ff/24/822-1.gif Интересное интервью. Умная женщина и тренер замечательный! Спасибо Нине Михайловне за достойную работу!

58

http://cs616627.vk.me/v616627705/a3ca/yyYRse1CnTc.jpg

59

Хельга написал(а):

Интересное интервью. Умная женщина и тренер замечательный! Спасибо Нине Михайловне за достойную работу!

http://navkastar.icebb.ru/uploads/000d/ff/24/789-1.gif

60

Нина Мозер: «Ближайшие четыре года снова буду жить на катке»

Когда фигуристы Татьяна Волосожар -- Максим Траньков встали в пару и объявили, что тренировать их будет Нина Мозер, многие отнеслись к их выбору скептически. Фамилия тренера хотя и была хорошо известна в профессиональном мире фигурного катания, но среди спортивных журналистов ее знали немногие. Поэтому самым популярным вопросом тогда был: «Кто такая?», а самым распространенным комментарием: «Таня и Максим с Мозер ненадолго, потренируются годик и перейдут к другому тренеру, чье имя на слуху».
Однако, к счастью, прогноз не оправдался. И за четыре года Нина Михайловна не просто подготовила олимпийских чемпионов. (Причем, не одну, а две пары: Татьяна Волосожар – Максим Траньков и Ксения Столбова – Федор Климов завоевали в Сочи по две олимпийские медали). Она создала свою школу парного катания.
Накануне зимней Олимпиады-2014 в группе Мозер тренировались три взрослые пары и несколько юниорских. После Сочи количество дуэтов увеличилось до двух десятков.

О своей школе, которую первоначально и не думала создавать, о ненаписанной диссертации, новых парах и планах Нина МОЗЕР рассказала сайту ФФККР.

«Неправильно сказать, что в нашей команде собрались неудачники. Скорее, люди, в карьере которых не случилось крупных побед»

Нина Михайловна, за четыре года вы создали одну из самых сильных, если не самую сильную школу парного катания в мире. Как это удалось?

Свернутый текст

Вопрос, конечно, интересный. «Строили мы, строили и, наконец, построили», – говорил герой одного мультфильма. На самом деле, изначально никто не ставил перед собой такую цель. Просто собралась команда специалистов, единомышленников, которые хотели одного – помочь Тане и Максиму добиться результата.
Все мы, тренеры, спортсмены, хореографы, врачи, массажисты, знали, как делать свою работу качественно и хорошо. И каждый на протяжении четырех лет делал то, что требовалось, выкладывался на сто процентов. Все это и дало тот результат, к которому мы стремились.
Хотя за четыре года до Сочи, итоги выступлений наших фигуристов на Олимпиаде-2010 в Ванкувере не позволяли делать оптимистичных прогнозов. Если вспомнить, то тогда все было достаточно мрачно и неинтересно.

Как вы думаете, почему с появлением пары Волосожар – Траньков ситуация изменилась?

Потому что Таня и Максим были одержимы желанием добиться самых высоких результатов, реализовать себя и доказать тем людям, которые раньше были рядом, что спортсмены имеют право на СВОЕ фигурное катание. Ребятам очень хотелось сразу показать хороший результат. В конце концов, это получилось.
С первого года нашей совместной работы я стала подробно записывать их результаты, хотя раньше так никогда не делала. После Олимпиады прочла на своем листке, что из 28 турниров с участием Волосожар – Транькова ребята лишь четыре раза становились серебряными призерами, все остальные их старты были золотыми. Ясно, что все это делалось ради одного, ради зимних Игр в Сочи, где Таня и Максим выступили потрясающе.
Я очень рада, что все сложилось, потому что за четыре года было много всего. И хорошего, и проблемного. Но шаг за шагом мы пытались преодолевать трудности.

Хотя у вас подобралась молодая команда.

Действительно, команда состояла в основном из молодых специалистов, у которых за плечами не было большого опыта. Но неправильно сказать, что собрались одни неудачники. Нет. Это были люди, которые понимали, знали тонкости и нюансы фигурного катания, но в карьере которых не случилось крупных побед. И вот эти не выплеснутые эмоции, энергия, заряженность на результат привели к тому, что методом поиска, различных попыток мы выработали систему, нащупали определенный механизм, который срабатывал в нужный момент – на главных соревнованиях.

Вас не пугало, что у специалистов вашей группы, как вы заметили, не было крупных побед в спортивной карьере?

Нисколько. Каждый из нас верил и понимал, что все, что происходит с нами и вокруг нас, не случайность, а, возможно, предначертано судьбой. Мне кажется, что карьера Тани и Максима складывалась очень логично. В самом начале они прошли через испытания, чтобы затем побеждать, чувствовать себя единым целым. Это очень важно, когда партнеры находят друг друга. Как в жизни люди ищут свою вторую половинку, так и в спорте. И это тот самый случай, когда Волосожар – Траньков, несмотря на разные темпераменты, дополнили друг друга, сложились в картинку как в паззле.
С другой стороны, крупных побед не было не только у ребят, но и у наших специалистов. В основном, как я сказала, это были молодые тренеры, которые имели определенные знания, кто-то был чемпионом или призером чемпионата мира среди юниоров, но не достиг высот в спорте, к которым стремился, и на которые мы должны были вывести Таню с Максом.
Но всех подстегивали и толкали вперед внутренние амбиции. Все прекрасно понимали, что это шанс показать и реализовать себя, достичь в тренерской работе того, чего по разным причинам не удалось в спортивной жизни. Сейчас могу честно признаться, что нам очень хотелось добиться результата. До сумасшествия. Все четыре года мы жили спортом. Жили результатом. Ждали главного турнира. Каждый день. И это передавалось всем, включая те пары, которые пришли к нам позже.

«Если ты пришел в команду новаторов, то нужно сразу переключиться, захотеть новизны»

За год до Сочи в вашу группу перешли две новые пары Вера Базарова – Юрий Ларионов и Ксения Столбова – Федор Климов. Почему у одних все сложилось, у других нет?

Я уже сказала, что очень много зависит от желания самих спортсменов. Ксюша и Федор быстро зарядились общим настроем. С Верой оказалось сложней. Ключевую роль сыграло не столько отсутствия у нее желания, сколько жизненная позиция, достаточно сложная для спорта высших достижений, с моей точки зрения.
Наверное, месяца через три после начала совместной работы я поняла, что во многих вещах мы не сходимся. Вера живет прошлым, пытается из прошлого вытащить хорошее и держаться за него, не понимая, что в спорте, да и не только в спорте, прошлым жить нельзя. И уж если ты пришел в команду новаторов, в команду людей, которые хотят чего-то современного, нового, то надо сразу переключиться, захотеть новизны. Иначе не стоит пробовать и соглашаться на эксперимент. Мне кажется, что в этом главная причина, почему наши пути разошлись.
После разговора с Верой на чемпионате мира в Японии я не давала на эту тему ни одного интервью. Единственный комментарий, который появился в прессе, был хотя и подписан моей фамилией, но ко мне не имеет никакого отношения.

Правильно я поняла, что кто-то придумал комментарий и подписался вашей фамилией?

Да, в последнее время с подобными фактами я сталкивалась не раз. Даже перестала читать «свои» интервью. Хотя обидно, потому что у читателей, болельщиков формируется определенный взгляд на человека, тем более если автор позволяет высказывать какие-то вещи.
Я всегда по-доброму отношусь ко всем своим ученикам. И при расставании с Верой, пожелала спортсменке успехов в дальнейшей карьере. Поймите меня правильно, у меня нет боли по поводу нашего расставания, потому что мы выбрали разные пути. Вера выбрала свою дорогу не сейчас, но это ее решение.
Рада, что в той непростой ситуации очень достойно повел себя Юрий Ларионов. Нигде ни одного слова не обронил. Хотя, как выяснилось позже, Вера уже через неделю каталась с новым партнером у нового тренера Олега Васильева, с которым обо всем договорилась сразу после Олимпиады, заморочив Юре голову. Но это уже не важно. Главное, что Юра счастлив, что катается с новой партнершей, что они понимают друг друга с полуслова.
Да, Юре и Наташе (Забияко – О.Е.) придется ждать своей очереди. Не думаю, что это явится для них препятствием. В предстоящем сезоне фигуристы начнут выступать на российских соревнованиях, скатаются в пару, и это станет хорошим началом.

«Я никогда не буду советовать сильному фигуристу уходить из сильной страны, чтобы выступать под другим флагом»

Сейчас в России есть сильные спортивные пары. Может, Ларионову и Забияко стоило выступать за Эстонию, где бы они были вне конкуренции?

Зачем? Надо кататься в сильной стране. Тем более перспективной спортсменке. Россия достойна того, чтобы у нее были сильные фигуристы.
К тому же, не надо объяснять, что в странах, где развит тот или иной вид спорта, существует большая конкуренция. А в условиях конкуренции всегда растут бойцы. Вседозволенность выездов, невозможность тренироваться рядом с сильными соперниками, конкурировать с ними за место в сборной, неминуемо ведет к снижению уровня мастерства и результатов.
Нет, я никогда не буду советовать сильному фигуристу уходить из сильной страны, чтобы выступать под другим флагом. Наоборот, сильные атлеты должны приходить к нам.

Наталье и Юре ждать как минимум год, чтобы заявиться на международных стартах. Овчинка стоит выделки?

Да. Наташа – сильная фигуристка. Аня Кондрашова, бывший тренер спортсменки, показала мне ее еще в 2011 году на московском чемпионате мира. Но тогда не получилось нашего сотрудничества, потому что родители не захотели отпускать дочь из Эстонии в Москву. И когда недавно, в Японии, перед банкетом Наташа пришла ко мне в гостиничный номер, то я сразу задала тот же вопрос. Она ответила, что уже совершеннолетняя и согласна переехать в Россию.
Многие меня спрашивали: «Неужели нельзя найти партнершу у нас?» Увы. В парном катании подобрать партнера -- очень сложный момент, что подтвердит любой тренер. А Забияко – не просто удивительная спортсменка. Она – удивительный человек. Воспитанная, интеллигентная, искренняя. Трудолюбивая. Если разминка назначена на 11 утра, она приходит в десять. И директор нашей школы как-то не удержался, спросил: «А чего так рано?» Ответ Наташи удивил: «Готовлюсь к тренировке». Профессиональным людям эта фраза скажет о многом. О мотивации, стремлении добиваться результата даже на тренировке. У Натальи, кстати, есть удивительная черта: из любого положения вытаскивать элемент, который по разным причинам еще не очень хорошо получается. Но спортсменка все равно будет пробовать, делать, стараться...

Теперь в вашей группе тренируется и еще одна новая пара Василиса Даванкова – Александр Энберт. Какие задачи ставите перед ними?

Если все пойдет так, как планирую, то ребята смогут уже в этом году побороться за место в команде. Василиса и Саша – очень красивая пара. Но, помимо внешних данных, в них есть то, что называется «нашли друг друга».
В один из дней, пока мы с мамой Василисы и хореографом, который вместе со спортсменкой перешел в нашу группу, обсуждали какие-то вопросы, ребята постучали в дверь комнаты и сказали: «Мы обо всем договорились. Хотим кататься вместе». Так что изначально желание исходило от них!
Василиса и Саша прекрасно смотрятся в паре. И хотя катаются всего несколько дней, потому что партнерша недавно прилетела из отпуска и простудилась, тем не менее какие-то вещи видны.
Глядя на всех своих учеников, я благодарю Бога, что на моем тренерском пути появились такие самобытные и интересные люди. Красивые, эмоциональные, со стержнем внутри, характером. Девочки высокие, красавицы во всех смыслах, можно хоть сейчас на подиум. К этим внешним данным прилагаются работоспособность, желание, горение... О чем еще мечтать тренеру? Мне всегда было интересно идти на каток. Сейчас особенно. Хотя количество учеников стремительно растет. Начиналось все с одной пары. Потом две, три, сейчас пять...

«На одном льду все не помещаемся»

А сколько всего в вашей группе пар, включая юниоров и начинающих?

Больше 20 пар. В новом сезоне будем тренироваться еще на втором катке, потому что на одном льду все не помещаемся.

Такая большая группа с внутренней конкуренцией -- плюс?

Конечно. Конкуренция всегда серьезный мотиватор. Именно конкуренция двигает развитие, прогресс. Другое дело, что отношение к этому у разных спортсменов неодинаковое.
Когда год назад из Питера приехали Ксения и Федор, то одна из первых фраз, которую я услышала от них: «Плохо, что катаемся с малышами, нет рядом взрослых пар». Столбовой и Климову на тренировках недоставало сильных соперников
Вера и Юра, напротив, привыкли готовиться одни. В этом смысле они были избалованы вниманием, и, возможно, неосознанно, но и потом требовали от тренеров того же, хотя вслух об этом не говорили. Но если Юра быстро приспособился к ситуации. Вместе с другими выходил на тренировку и показывал себя, то у Веры присутствие других дуэтов на льду вызывало «сухотку спинного мозга». Ей каждый раз приходилось преодолевать себя. И хотя со временем она привыкла, но, видимо, все это не прошло бесследно. На тренировках у спортсменки получалось практически все, а на старте не всегда.
Сейчас в нашей группе тренируются пять взрослых пар. Это означает, что ближайшие четыре года я снова буду жить на катке. Как ни странно, но внутренне я с этим борюсь, говорю себе, что устала, а фактически все делаю наоборот. Но мне нравятся происходящие перемены, нравится тренировать спортсменов, наблюдать за малышами, которые сидят в уголочке и с широко открытыми глазами наблюдают, как большие катаются.
Я никогда не задумывалась о создании собственной школы. Это в дополнение к первому вопросу. Помню, в Турине приехала к одному известному тренеру по фристайлу, а он мне говорит: «Прочитал, что ты книгу написала о том, как создать свою школу. Может, подаришь с автографом».
Странно, но люди были уверены, что я сознательно делала все, чтобы организовать свою школу. Но, повторяю, это не так. Да, я знала, как сделать, чтобы у конкретных спортсменов был результат. Да, я умела для каждого разработать стратегию, где выступать, как готовиться, в каком месте... За время работы в фигурном катании я пришла к мысли, что это определенный механизм, как в точных науках. Но о своей школе я не задумывалась.

Не пытались изложить свои мысли и идеи на бумаге?

Диссертацию в третий раз начинаю писать. Причем, похоже, снова поменяю тему. Жизнь не стоит на месте, а времени, чтобы все собрать, сосредоточиться, изложить, из-за ежедневной суеты не хватает.
Первую диссертацию не успела доделать, потому что один из педагогов, который мне помогал, к сожалению, ушел из жизни. А без него я как без рук. Не хватает моральной поддержки, мыслей, обобщений.
Позже в университете меня почти уговорили переключиться на психологию. А сейчас стала наклевываться новая – тема подготовки к старту. Так что пока я в раздумьях.

Вы увлекающийся человек?

В определенном смысле. Но я не из тех, кто увлекается, берется за работу и не доделывает. Я просто не стану начинать, если не просчитаю все заранее, не пойму, что смогу это выполнить. Сто раз отмерю, прежде чем отрежу.

«Если произвольную программу сократят до 4 минут, разрешат музыку со словами и из программы уберут какой-то элемент, то это важно»

Первоначально Таня и Максим планировали пропустить следующий сезон. Но недавно решение изменили. Вы, как тренер, что бы советовали им, как лучше поступить?

Ситуация пока не очень понятная, потому что в начале нового олимпийского цикла меняются правила. Если произвольную программу сократят до 4 минут, разрешат музыку со словами, уберут какой-то элемент, то это важно. В этой связи я – сторонник того, чтобы сейчас все попробовать по новой схеме, уяснить для себя эти изменения, и затем, с четким представлением, уйти на перерыв, чтобы за год до следующей Олимпиады вернуться.
Со стороны, наверное, кажется, что все это не столь существенно. Подумаешь, убрали элемент. Но на самом деле, для спортсменов последовательность элементов очень важна. И у каждого она своя.
Первые два года с Таней и Максимом мы пробовали, искали свою расстановку элементов, правильную, удобную последовательность в программе. На третий год пошли на эксперимент, который, если помните, не дал результата. Мы тогда часто спорили с Максимом. Он возражал, что так нельзя. Я уговаривала попробовать ребят сделать элементы в другом порядке. В итоге вернулись к привычной схеме, и это было оправдано, потому что она не давала сбоев.

Но, возможно, принятые Конгрессом ИСУ изменения вступят в силу через год. Как быть?

Из-за предстоящего Конгресса ИСУ мы перенесли сроки постановок программ. Хотя обычно этим занимались в мае, а в июне уходили в отпуск. Сейчас наоборот. В мае ребята отдыхали, а в начале июня мы улетаем на постановочный сбор в США. Сначала займемся короткими программами, потом переключимся на произвольные. К 15-му июня уже будет понятно, какие решения примет Конгресс. Подождем. Другого пути я не вижу.
Если же все изменения вступят в силу через год? Что поделаешь? Такова реальность. В фигурном катании постоянно что-то меняется, и к этому надо привыкнуть. Правда, не получается. Например, сейчас Таня и Максим попали в довольно нелепую ситуацию. Двукратные олимпийские чемпионы, первые в рейтинге, пара, которую отделяет от ближайших преследователей большая разница в очках, почему-то лишены права выбора этапов Гран-при и попадают под систему: куда пошлют. Мне, если честно, такая постановка не совсем понятна и кажется неправильной, ведь раньше лидерам всегда предоставляли возможность выбора.

Таня и Максим планируют участвовать только в этапах Гран-при?

Пока не знаю. Возможно, ребята захватят чемпионат мира, но пропустят чемпионат Европы, а может и нет. Сейчас надо понять, чего мы хотим. На повестке стоит много вопросов, на которые пока нет ответов. Для меня это удивительно, потому что в конце мая я уже точно знаю весь наш план действий.

Как сейчас обстоят дела у Максима? Имею в виду травмированное плечо.

Лучше. В июне мы поедем к нашему специалисту Хорхе, который выручал нас в самых сложных ситуациях. Надеемся, что с этой проблемой справимся.

«Это Таня и Максим замотивировали меня»

Таня и Максим выиграли все, что хотели и могли. Как сейчас вы мотивируете спортсменов?

Получилось так, что это ребята меня замотивировали. Когда в середине сезона я впервые услышала от ребят, что они хотят продолжить работу после Сочи, то подумала: «Шутят». Но это оказалось вовсе не шутка. После чемпионата мира в Японии они точно сказали: «Да».
Вы спрашиваете, что их мотивирует? Да не накатались они еще. С одной стороны, мы вроде бы устали. А с другой, за эти четыре года было столько всего хорошего, столько любви... Ведь эту пару все любят. По крайней мере, те люди, которые работают с Танюшей и Максимом. Мне кажется, что до этого ребята ничего подобного не испытывали. И не знали и не верили, что между людьми в группе могут быть такие искренние и теплые отношения.
Конечно, были и тяжелые периоды, когда все жутко уставали и хотелось одного, чтобы Олимпиада поскорее прошла. Но все закончилось, эмоции улеглись, плохое ушло, и оказалось, что положительного адреналина не хватает.
Да и потом не надо забывать, что успех всегда мотивирует. Мне, например, очень нравится, когда играет российский гимн, поднимается наш флаг. Я все время говорю, что наш гимн – это самая любимая моя музыка.

Сейчас в вашей группе две сильные пары – Волосожар – Траньков и Столбова – Климов. Как вам представляется их дальнейшее соперничество?

Время покажет. Я же не Ванга и не Нострадамус. Как тренер, я желаю удачи своим ученикам. Не скрою, приятно, когда три российские пары поднимаются на пьедестал почета. Как это было на чемпионате Европы в Будапеште.
В такой ситуации самое сложное для тренера – распределить эмоции между спортсменами. Тренер же не актер, а соревнования – не театр. И если твои ученики выходят на лед один за другим, то очень трудно переключаться, ведь может быть всякое – рядом и радость, и горе.
Безусловно, такое напряжение выхолащивает. И выдержать этот накал непросто. Со стороны кажется, что если все получается, то это легкая работа. На самом деле, только профессионалы знают, насколько тяжелый это труд. Ежедневный. Требующий стопроцентной отдачи физических, моральных сил.

«Должность президента Федерации меня не прельщает»

Нина Михайловна, ходят слухи, что вы хотите стать президентом Федерации фигурного катания России?

Нет, вот туда я точно не хочу. Масштаб не тот, – как говорила героиня «Золушки». Правда, недавно слышала, что мне прочат и более серьезные должности. Но тот, кто близко знает меня, понимает, насколько все это смешно. Набрав спортсменов, податься в начальники? Нет, это точно не мое. Четыре года президентское кресло может отдыхать без меня.
Возможно, я не права, но на данный момент могу открытым текстом сказать, что должность президента Федерации фигурного катания меня не прельщает. Работать ради работы – не по мне. Я просто не стану этим заниматься. Работа должна нравится, приносить удовлетворение, удовольствие, ведь в современной жизни большую часть времени мы проводим «у станка».
Мне нравится тренировать. Хочется написать диссертацию, чтобы доступно и понятно объяснить молодым тренерам, которые пытаются стать самостоятельными, то, что знаю сама и к чему пришла.
Многие начинающие тренеры берут мои записи, планы, пытаются по ним работать, но механически, не чувствуя и не понимая каких-то вещей, перенести и перевести теорию в практику способны немногие. Пожалуй, только те, кто долго со мной работал. Я тысячу раз объясняла, что это не просто чутье, а закономерность, которую надо поймать и понять. Определенный механизм. И если этот механизм сбоит, не срабатывает, то не выдает продукцию. Это очень интересные вещи, которые интересны мне самой.

Домашняя Олимпиада прошла, до следующих зимних Игр еще четыре года. Как сейчас обстоят дела с финансированием ваших спортсменов?

Думаю, что у ведущих наших спортсменов с финансированием не будет проблем, потому что президент России не просто любит спорт, спорт у него в крови. Глава государства – человек с потрясающей энергетикой, сильный, мощный руководитель. С таким начинаешь верить, что в нашей стране все может быть качественно и хорошо. Поэтому я не задумываюсь, я верю, что результат, показанный нашими фигуристами в Сочи, позволит рассчитывать на финансирование подготовки в прежнем объеме.
Да и потом я, например, сама понимаю, что в следующем сезоне надо сократить количество выездов, потому что год не олимпийский. Летом у нас запланировано только два сбора. Остальное время будем находиться в Москве. В сентябре, перед этапом «Скейт Америка» съездим в США, потому что нужно будет еще раз показаться нашему специалисту Хорхе.
Другое дело, что группа у нас увеличилась. И если небольшим коллективам положены врач, массажист, хореограф, то на наши пары, которые станут тренироваться на двух катках, нужно как минимум вдвое больше специалистов.
Раньше я была всем: и хореографом, и музыкантом, и тренером, и тренером по ОФП... У меня даже остались разработки по ОФП, по 8 направлениям. До сих пор не могу обобщить эти записи, объединить их в одно целое, хотя многое опробовано практически. Но потом поняла, что каждый должен заниматься своим делом.
Так что если возвращаться к теме, кто сколько тратит, то рассказы о том, что у Мозер сундуки с деньгами, а по объему финансирования ее группа впереди планеты всей, не имеют под собой оснований. В прошлом сезоне по финансированию наша группа стояла на третьей или четвертой позиции, потому что я никогда не стану просить больше того, чем нужно для подготовки. Такого не было никогда и не будет.

Ольга ЕРМОЛИНА


Вы здесь » Неофициальный форум Татьяны Навки » Фигурное катание » Нина Мозер и тренеры ее группы