Instagram

Неофициальный форум Татьяны Навки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неофициальный форум Татьяны Навки » Фигурное катание » Елена Буянова (Водорезова)


Елена Буянова (Водорезова)

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

:idea:

2

Елена Буянова (Водорезова): Максим Ковтун за этот год прожил все 17 лет своей предыдущей жизни

Елена Буянова (Водорезова) в интервью «Советскому спорту» рассказала о том, как ее ученик Максим Ковтун, которому через несколько дней предстоит выступление на командном Кубке мира в Токио, пережил все бурные события этого года, которые на него свалились:

- Максим за этот год прожил, пожалуй, столько же, сколько за все семнадцать лет своей предыдущей жизни.

- Все семнадцать лет… на Большом Каретном?

- Да, как-то так. Мы его фактически подобрали под забором. После того, как Морозов отчислил его из своей группы, у Максима была такая репутация в федерации, что он был выведен из состава юниорской сборной, я, кстати, этого нюанса не знала, когда давала согласие с ним работать. С таким трудом удалось убедить дать ему всего-то два этапа юниорского Гран-при, потому что тогда он в принципе оставался без стартов. И он оба выиграл, а затем выиграл и финал!

- Из-за своего семнадцатого места на лондонском чемпионате мира он продолжает переживать?

- Мы не говорим об этом, я не хочу лишний раз его травмировать. Я же видела, что с ним творилось после короткой программы… Если вы его сами спросите, я почти уверена, он вам скажет, что переживает. Максим очень открытый, он не умеет и не хочет скрывать свои чувства. Нам нельзя застревать в каком-то состоянии, особенно в плохом. Противопоказано. Но совсем забыть, отбросить, как будто ничего не случилось… Это означает перестать быть человеком.

Елена Буянова (Водорезова): Макс Палыч пишет рэп

В интервью «Советскому спорту» тренер самого многообещающего молодого фигуриста России, победителя юниорского финала Гран-при Максима Ковтуна рассказала, почему ее ученика уже в 17 лет зовут по имени-отчеству: «Макс Палыч»:

- Максим очень неординарен во всех смыслах. И в том, что оказавшись под забором, смог начать все с начала, и как! За полгода он из КМС превратился в заслуженного мастера спорта. И в том, что в любом обществе, в любой компании он выделяется, иногда даже слишком… У себя в Екатеринбурге он пишет рэп и даже, если не ошибаюсь, где-то выступает со своими сочинениями, когда у него появляется время и возможность. Мне с ним с одной стороны легко благодаря его открытости, с ним обо всем можно поговорить, все обсудить… Аделина, например, не такая. Она многое держит в себе, они с Максимом в этом плане настолько разные, что иногда на сборах даже устают от этого и на время расходятся в разные стороны. Но при этом в Москве и после тренировок по вечерам созваниваются и могут пойти в кино.

http://www.sovsport.ru/news/text-item/600476

3

Что за идиотизм в Совспорте. Одно интервью порезали на кусочки  http://navkastar.icebb.ru/uploads/000d/ff/24/784-1.gif

Елена Буянова (Водорезова): Если Меньшов и Ковтун окажутся в Токио в одном номере, они не поубивают друг друга

Тренер Максима Ковтуна Елена Буянова (Водорезова) в интервью «Советскому спорту» заверила, что из-за всех скандалов этого сезона, связанных с Константином Меньшовым и Максимом Ковтуном, Меньшов и Ковтун врагами не стали:

- Если они окажутся на командном Кубке мира в Токио в одном номере, даю вам слово, что мальчики не поубивают друг друга. Друзьями их не назовешь, но и врагами из-за этой истории они не стали. Когда Максим с Костей встречаются, они вполне нормально здороваются и разговаривают, просто пересечений у них не так уж и много. Они живут в разных городах, и потом – разница в возрасте… Я не очень представляю, о чем Костя, которому почти тридцать, мог бы поговорить с Максимом.

http://www.sovsport.ru/news/text-item/600477

Елена Буянова (Водорезова): Поступка Ильиных и Кацалапова я не поняла

Тренер вице-чемпионки Европы Аделины Сотниковой и победителя финала Гран-при среди юниоров Максима Ковтуна Елена Буянова (Водорезова) прокомментировала ситуацию, сложившуюся в сборной России накануне командного Кубка мира, который начнется в Токио 11 апреля.

- В прошлом году, на командном чемпионате мира Россия поделила последнее место с Италией. В фокусе и ракурсе предстоящей домашней Олимпиаде хотелось бы, как вы понимаете, чего-то другого. Такое понятие, как командная тактика и стратегия здесь уместно?

- Не очень, мы просто катаем свои программы, те же, которые катали весь сезон. В целом же ситуация такова, что лидеры у нас одни – Таня Волосожар, Максим Траньков, а мы изо всех сил им помогаем.

- Чемпионы Европы и бронзовые призеры чемпионата мира Боброва/Соловьев снялись из-за травмы, но когда вслед за ними от выступления в Токио отказались еще и Ильиных/Кацалапов, как вы это восприняли?

- Откровенно не поняла. Лена Ильиных уехала отдыхать, на отдыхе заболела. Я просто не представляю, как я разрешила бы своим ученикам отдыхать в такой момент, когда вы знаете, что вы запасные, соответственно, готовность должна быть – номер один. Не хочу никого ни обсуждать, ни осуждать, но вы спрашивали о моей реакции, и я вам ответила. Не понимаю…

Состав сборной России. Командный Кубок мира. Токио.

Мужчины: Константин Меньшов, Максим Ковтун.

Женщины: Аделина Сотникова, Елизавета Туктамышева.

Пары: Татьяна Волосожар/Максим Траньков.

Танцы: Ксения Монько/Кирилл Халявин.

http://www.sovsport.ru/news/text-item/600478

4

savta написал(а):

Елена Буянова (Водорезова): Поступка Ильиных и Кацалапова я не поняла


Еще одна пинательница  http://navkastar.icebb.ru/uploads/000d/ff/24/791-1.gif

Из интервью Морозова:

"У нас была возможность отправиться на чемпионат вместо Бобровой/Соловьева, и Александр Георгиевич Горшков (президент Федерации фигурного катания на коньках России) нам сразу же предложил такой вариант, - сказал Морозов по телефону. - Но у Лены была температура, потом мы специально не готовились к соревнованиям в Японии, поэтому смысла ехать просто не было".


То есть, никакой обязаловки. По обстоятельствам. Посмотрим как еще ее подопечные выступят.

5

Елена Буянова: уже 17 апреля начинаем ставить с Сотниковой программы для олимпийского сезона

Вчера, 15 апреля, в Москву из Токио (Япония), где проходил командный Кубок мира по фигурному катанию, вернулась сборная России, занявшая четвертое место. Выступление своей ученицы, серебряного призёра чемпионата Европы-2013 Аделины Сотниковой, которая заняла в Японии четвёртое место, специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой прокомментировала тренер Елена Буянова.

Свернутый текст

- Елена Германовна, после произвольной программы на командном Кубке мира вы были явно расстроены. Не ожидали, что после успеха в короткой программе, Аделина Сотникова не удержится на верхушке?
- Конечно, когда выигрываешь хорошие баллы и занимаешь первое место после короткой программы, совершенно непростительно показывать такой результат в произвольной. И я уверена, что Аделина сама это прекрасно понимает.

- У вас уже есть понимание, почему так получилось?
- Видимо, остаются какие-то внутренние моменты, влияющие на результат, с которыми мы ещё пока не можем до конца справиться. Я рассчитывала, что этот старт будет выполнен на все 100. Но, к сожалению, шероховатости и у Аделины пока остаются.

- Этот сезон получился для вашей ученицы сложным. По словам Аделины, она только к чемпионату Европы смогла окончательно переломить что-то внутри себя и измениться.
- Аделина вошла во взрослое фигурное катание, и ей нужно было осмыслить этот переход. Теперь у нее и понимание другое, и цели совсем иные. Аделина – очень целеустремленный и понятливый человек, порой она переживает больше, чем надо. Иногда слишком ответственно подходит к делу. Мы учимся работать с ней, какая она есть на сегодняшний день – новой, взрослой. Аделина сама учиться понимать себя. Пока, в общем-то, всё идёт, но не всё получается. Но, думаю, для нашего женского одиночного катания факт, что россиянку ставят на первое место по итогам короткой программы – это большой сдвиг.

- Особенно если учесть, что в Японии Сотникова опередила японку Акико Судзуки.
- Да ещё и с таким большим отрывом! И это все отметили – и иностранные судьи, и специалисты. Все были в восхищении! И я очень рада за Аделину. Сейчас мы, хотя бы, половиночку использовали (улыбается). Теперь осталось склеить две половинки – и всё будет в порядке!

- Сотникова назвала цель на следующий сезон: везде кататься идеально. Она по натуре максималистка?
- Просто она настолько готова, что понимает – реально выполнить всё идеально! Поэтому и цели ставит такие. И, должна сказать, наши мысли с ней совпадают (улыбается).

- Когда вы начнёте подготовку к новому сезону?
- Уже 17 апреля мы выходим на лёд и начинаем ставить новые программы для олимпийского сезона. А в июне нам предстоит сбор в Латвии.

- Но сначала Сотниковой ещё предстоит окончить школу и сдать экзамены.
- Да, мы с Аделиной только что поговорили – она готовится к дополнительным занятиям, чтобы всё сдать. И подгоняет, подстраивает расписание под тренировки. Аделина – очень организованный человек, я уверена, что она со всем справится!

- Сотникова сказала, что будет учиться на тренера. Видите её в этой профессии?
- Да, Аделина, оказывается, об этом мечтала! Я, думаю, эта профессия ей подойдёт, но ей ещё очень далеко до этого. Пусть пока катается (улыбается)!

http://www.team-russia2014.ru/article/10308.html

6

Елена Буянова: взаимное уважение – это фундамент, на котором можно строить дальнейшую работу

Вчера, 15 апреля, в Москву из Токио (Япония), где проходил командный Кубок мира по фигурному катанию, вернулась сборная России, занявшая четвертое место. Выступление на заключительном старте сезона своего ученика, победителя юниорского финала Гран-при Максима Ковтуна, занявшего восьмое место, специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой прокомментировала тренер Елена Буянова.

Свернутый текст

- После каждого турнира чувствуется усталость, - призналась Елена Буянова. – А по окончании командного Кубка мира я испытываю какие-то смешанные чувства. Радостно, что этот сложный сезон завершился. Особенно тяжёлым он был, наверное, для Максима – столько у нас было соревнований, неожиданностей, радостей и огорчений! Нам ещё только предстоит всё это проанализировать, но сейчас, действительно, чувствуется усталость и хочется отдохнуть. В то же время, мы практические сразу, буквально спустя два дня, приступаем к работе: Максим поедет на сбор в Америку с Татьяной Анатольевной Тарасовой, а мы с Аделиной начнём готовиться в Москве и будем ставить программы.

- Ковтун сказал, что в Токио впервые в этом сезоне «не умер» в произвольной программе. Вам показалось, что он действительно легче катался в Японии?
- Я, в принципе, с Максимом согласна. Потому что перед командным Кубком мира мы немножечко поэкспериментировали – и я попробовала немного другой метод, и он работал в несколько ином ключе. Мы больше внимания уделили физической и функциональной подготовке через накатывание программ. И выступление в Токио показало, что мы выбрали правильный путь. Я считаю, что Максим откатал программы лучше, чем раньше. В произвольной программе он выглядел легче, последняя дорожка получилась более эмоциональной. Мы движемся в верном направлении!

- Значит, Ковтун делает правильные выводы, говоря, что ему сейчас просто не хватает физики, чтобы катать взрослые программы?
- Да, так получилось, что мы, действительно, готовились к юниорским стартам, а выступать пришлось с взрослыми программами. И, конечно, чувствуется, что ему не хватает функциональной подготовки. Эта работа у нас запланирована на лето. 18 апреля Максим уже улетает на сбор в США, где будет заниматься с Татьяной Анатольевной Тарасовой шагами, постановками программ. Я в это время буду работать с Аделиной. И в июне мы отправимся на общий сбор в Латвию, где будем работать по плану, который включает работу над общефизической подготовкой и ледовые тренировки.

- Елена Германовна, если оглянуться назад, в какой момент вы поняли, что работа с Максимом принесёт результат?
- Здесь, наверное, идёт взаимный процесс, и мне кажется, что мы до сих пор с Максимом друг к другу притираемся. Мы все непростые, и Ковтун тоже довольно сложный человек. Когда Максим пришёл ко мне летом, он просто восстанавливался – и морально, и психологически, и физически. Мы с Аделиной уезжали на полмесяца в Японию на показательные выступления, куда её пригласила Мао Асада. Тогда мы договорились с Максимом, что во время моего отсутствия он будет просто восстанавливаться, а я приеду – и посмотрю на него. И я была приятно удивлена, что у него был очень хороший настрой, он постарался показать себя. Мне стало понятно, что Ковтун готов к работе. Я думала, что вкатывание будет происходить несколько дольше. Но решили готовиться к этапам юниорского Гран-при, к которым, мы надеялись, нас допустят. Так всё и случилось. Просто, когда человек сам хочет – с ним становится интересно работать. И все, кто меня тогда пугали, говорили, что Ковтун не будет работать, сейчас, наверное, сами удивлены – ведь у нас с этим проблем не возникает. И я очень этому рада!

- Ковтун признался, что не мог избавиться от мыслей, что может вас подвести, не оправдать ожиданий.
- Конечно, никакой работы не получилось бы, если бы между нами не было доверия. И я его очень уважаю Максима, что обещания, которые он мне давал в начале нашей работы, он пока держит. И здесь я даже за него больше рада – оказывается, он это умеет, он справляется с ответственностью. И за это заслуживает уважения! В нынешнем сезоне он прикладывал много усилий, и я не думаю, что он так трудился всегда – просто сейчас он почувствовал вкус к работе. Я считаю, что в первую очередь у тренера и спортсмена должно быть взаимное уважение – это фундамент, на котором можно строить дальнейшую работу. А какие-то мелкие шероховатости в процессе совместной деятельности всегда будут присутствовать.

- В начале работы могли предположить, что в конце сезона будете анализировать участие вчерашнего юниора во взрослых чемпионатах Европы и мира?
- Конечно же, нет. В начале сезона Ковтун находился за пределами сборной, тогда вообще было непонятно, что нас ждёт дальше. Мы буквально впрыгнули в последний вагон на этапы юниорского Гран-при, поэтому загадывать было просто нереально. И потом, на начальной стадии вообще невозможно что-то прогнозировать – ведь ни я, ни Максим не знали, как пойдёт работа, как всё будет складываться. Он уже взрослый парень, ему 17 лет, у него уже сформировался характер – даже чересчур сильно и ярко выраженно (улыбается). Максим очень самостоятельный человек. С ним можно договориться, всё обсудить – он всегда очень вменяемо рассуждает и делится, что очень важно. И я очень рада сейчас, что всё получилось.

- Что говорят в Ковтуне иностранные специалисты и судьи?
- На чемпионатах Европы и мира ко мне подходили, говорили, что Максим – это такая новая, молодая струя. Специалистам очень нравится его атлетическое катание, кто-то его сравнивает с некоторыми нашими ведущими спортсменами, не буду называть имён (улыбается). И мне, конечно, это приятно слышать – положительные отзывы вселяют уверенность, что мы на верном пути!

http://www.team-russia2014.ru/article/10309.html

7

Елена Водорезова: «Харламов был великим и простым»

21.05.2013

Елена ФЕДОРЕНКО

http://portal-kultura.ru/upload/medialibrary/df0/20-TASS_2112743.jpg

21 мая у знаменитой фигуристки Елены Водорезовой юбилей. Когда ей было двенадцать, весь мир знал ее как «девочку с хвостиками». Ученица Станислава Жука — тоненькая, длинноногая, как олененок, она легко исполняла каскады, которые не давались даже мужчинам.

Свернутый текст

В сложных тройных прыжках она стала рекордсменкой, а заодно вывела отечественное женское катание на мировой уровень после долгой паузы. Потом выпала спортивная пауза и ей — поклонники из всех стран переживали по поводу болезни своей любимицы. К счастью, Лена вернулась в спорт, завоевала медали и ушла на пике славы. Сегодня жизнь пятикратной чемпионки СССР, призера чемпионатов Европы и мира связана с родным ЦСКА, где она возглавляет спортивную школу фигурного катания. Точнее — после провала 90-х с оттоком тренерских сил из страны возрождает добрые традиции российского спорта. Подобрала сильную команду тренеров, переживает, что не хватает льда, рада, что президент обещал второй каток и что времена, когда в спорт начинают вкладывать деньги, похоже, наступают.

культура: Вы из спортивной семьи. Наверное, родители привели Вас на лед рано?

Водорезова: Действительно рано, в четыре года. Привела меня в оздоровительную группу на открытый каток «Динамо», что на Петровке, бабушка. Там занимался внук ее подружки, вот бабушки и решили, что смогут приятно проводить время за разговорами, пока чада катаются. Чуть позже тренер заметила мои робкие успехи и посоветовала определить меня в спортивную школу.

культура: И Вы попали в школу ЦСКА?

Водорезова: Меня сначала не приняли. Пару недель назад, на празднике 90-летия ЦСКА, директор школы извинялся, что не взял. Буду честной: зачислили меня в приказном порядке, по блату, свою роль сыграл случай. Мой папа обратился к начальнику команды фигурного катания ЦСКА, с которым учился в институте.

культура: Конечно, я не специалист, но как можно не заметить Ваш феноменальный прыжок? Он — главное, остальному можно научиться при желании.

Водорезова: В шесть лет мы особо не прыгали. Важен был результат — насколько комфортно почувствовала я себя в спортивной школе, какая веселая жизнь началась.

http://portal-kultura.ru/upload/medialibrary/92c/1-TASS_4176770.jpg

культура: То есть Вы считаете, что спорт не лишает детства?

Водорезова: Нет, конечно. Я и сына отдала в спорт. Хотя у него не сложилась карьера футболиста, но занятия сформировали и характер, и личность. Сын стал дисциплинированным, организованным, самостоятельным. Что до моей спортивной юности, то у нас быстро возникла компания, мы успевали и тренироваться, и в кино ходить, и дни рождения отмечать, и гулять. Сейчас такая же насыщенная жизнь у наших воспитанников. Разве лучше, когда дети слоняются по дворам и подъездам?

культура: Способности позволяли тренироваться меньше?

Водорезова: Знаете, в спорте существует такой парадокс: ленивый, даже если его Бог поцеловал, ничего не добьется. Лень губит талант на корню. А тот, кто упрямо движется к цели — именно потому, что ему многое тяжело дается, — выигрывает. Путь к победам лежит через труд и пот. Легко не бывает.

культура: Давайте вернемся в Ваше детство. Как перенести славу, накрывшую Вас в 12 лет?

Водорезова: В этом возрасте к славе очень спокойно относишься. Еще не сознаешь, что такое Олимпийские игры, ответственность, честь страны — просто отправляешься на соревнования и с одного уровня переходишь на другой, более серьезный. Вот и все. К тому же Жук серьезно подготовил меня и психологически, и физически, никакого дискомфорта выступления мне не доставляли. Все воспринимала с восторгом, мне нравилось кататься. Тяжелее стало лет с 18-ти: во мне по-прежнему видели девочку с косичками и не хотели замечать, что я выросла. Так и не смогли понять, почему я в 21 год закончила выступления.

культура: Разве не полиартрит оказался причиной?

Водорезова: Болезнь была, но ушла я не из-за нее. В наше время спортсмены начинали себя проявлять на высоких соревнованиях лет в 17-18, завершали карьеру в 25-26. Я оказалась на гребне значительно раньше. Ушла, потому что накопилась страшная усталость.

культура: Вашу болезнь обсуждала вся страна, говорили, что она — следствие перегрузок.

Водорезова: Причины полиартрита неизвестны. Думали, что наследственность, но в нашем роду никто не страдал от подобного недуга. Как, кстати, и в семье моей подруги, страдающей тем же. Никаких нагрузок, кроме умственных, она не знала.

культура: Помните первую «взрослую» медаль на международных соревнованиях?

Водорезова: Первую «бронзу» получила на чемпионате Европы в 1978-м. Выступила, переоделась, собрала вещи и пошла к автобусу, который курсировал между стадионом и отелем. Вдруг услышала крики: «Лена, ты, куда? У тебя медаль». Тут же на меня стали натягивать платье, надевать коньки — еле-еле успела на церемонию награждения. Даже не думала, что могу попасть в тройку.

культура: Были соревнования, когда чувствовалось, что Вас обидели? Вы же понимали, что стали первой фигуристкой, исполнившей в программе пять тройных прыжков?

Водорезова: Когда не занимала призовых мест, всегда могла объяснить — почему. Знала, чего не сделала. Какие обиды, я же шла первым номером в сборной, а первый номер всегда поддерживается Федерацией.

культура: Квартиру получили?

Водорезова: Да, забавная история. Приехали японцы снимать фильм обо мне и впали в шок от нашей коммуналки. Длинный коридор, сосед-алкоголик вышел в трениках, растянутых на коленках… Позже оказалось, что его выход нам очень помог. На съемках присутствовали переводчица и кто-то из спорткомитета. Они доложили руководству о жуткой реакции японцев. Вскоре Центральный спортивный клуб выделил нам хорошую двухкомнатную квартиру на Беговой, где до сих пор живут родители.

культура: Многие спортсмены «кормят» своих молодых еще родителей, это так?

Водорезова: Трудовую книжку мне открыли в 11 лет.

культура: И что там написано в графе «профессия»?

Водорезова: Как у всех — спортсмен-инструктор. Я получала рублей 300-400, когда родительские зарплаты едва доходили до двухсот рублей. Папа был тренером, мама вела физкультуру. Сейчас спортсмены тоже хорошие деньги получают.

культура: Цифры не назовете?

Водорезова: Нет. Хотя бы потому, что ставки разные — в зависимости от званий и достижений. Все в руках самих спортсменов, у них огромный стимул.

культура: Легко ушли из спорта? Лед по ночам не снился?

Водорезова: Переход к другой жизни оказался для меня безболезненным. Я вышла замуж. Мы ездили, наслаждались жизнью, которой я раньше не знала. Никогда раньше не отдыхала, а тут мы поехали в Дагомыс. Сергей показывал мне все лучшее, что есть в нашей стране. Бог дал мне возможность легко войти в новое время, тогда как мои друзья-хоккеисты болезненно расставались со спортом и не могли себя найти. Вся их жизнь была отдана спорту, и вдруг они оказались никому не нужны.

культура: Разве путь в тренеры открыт не всем выдающимся спортсменам?

Водорезова: Не все хотят тренировать, да и не каждому это дано. Сейчас многие фигуристы находят себя в шоу. Знаю, что и Ирине Родниной, и Людмиле Пахомовой предлагали выгодные контракты в зарубежных шоу, но советским спортсменам такой путь был закрыт. Хоккеистам и сегодня намного сложнее, а ведь они уходят из спорта уже людьми семейными, с детьми, которых надо кормить. Вот в чем проблема.

культура: Как бы Вы решили столь сложный вопрос?

Водорезова: Считаю, что олимпийские чемпионы, чемпионы мира и Европы должны получать достойную пожизненно пенсию. Как и те спортсмены, кто стал серебряными и бронзовыми медалистами. Каждый выкладывался по максимуму и прославлял свою страну.

культура: Раз заговорили о хоккеистах, то как не спросить о Валерии Харламове? Тем более, что фильм «Легенда № 17» бьет все рекорды кинопроката.

Водорезова: Фильм пока не видела, но обязательно посмотрю. Нас приглашали на просмотр, но я была в Японии. Татьяна Анатольевна Тарасова сказала, что посмотрела ленту с удовольствием и про отца ее многое там сказано правильно, с экрана узнается тарасовский характер. Вообще фильмы про спорт редко бывают удачными. Какую ерунду там тренеры говорят спортсменам, — просто смешно слушать. Думаю, «Легенда №17» — приятное исключение. По фрагментам, которые видела по телевизору, показалось, что верно схвачен образ Харламова: похожи упрямый взгляд и жесты такие же колкие. Мне вообще нравится артист Данила Козловский.

культура: Извините, но говорят, что Вас и Харламова связывал роман…

Водорезова: Мы общались, дружили, у нас была общая молодость и один лед — наши тренировки сменялись хоккейными. В нашу компанию входили более молодые ребята: Фетисов, Касатонов, Ларионов, Крутов. Валерий же намного старше меня, женился, когда мне исполнилось только 13. Он был звездой.

культура: И каким характером отличался хоккейный секс-символ советской эпохи?

Водорезова: Есть такие спортсмены, к которым вообще не подступиться. А Валера при всей своей славе и популярности оставался очень легким человеком. Великий и простой. Здесь давайте закроем эту тему.

культура: Простите, тогда еще один «пограничный» вопрос — о Станиславе Жуке. Вы протянули ему руку помощи.

Водорезова: Я тогда ждала сына и отошла ненадолго от фигурного катания. Мне позвонили и рассказали о ситуации, в которой оказался Станислав Алексеевич.

культура: Стоит о ней напомнить. Фигуристка и ее хореограф отправили письмо в ЦК КПСС, сообщив, что тренер неравнодушен к своим молоденьким подопечным. А Вы написали письмо в его защиту. Когда, спустя время, Жук читал Ваше послание, он плакал…

Водорезова: Узнав о жалобе, я возмутилась: как же можно? Жук был военным человеком, и если бы его исключили из армии, он бы лишился пенсии подполковника. Любые проблемы можно решить цивилизованно. Поймите, многим он сделал имя. У меня тоже не всегда гладко складывались отношения с Жуком, но как забыть, что весь мир знает Лену Водорезову только благодаря ему? Может, я бы до сих пор жила в коммуналке, если бы не Жук. Какая разница — выпивал он или нет, нравились ему юные воспитанницы или не нравились? Он — великий тренер, воспитавший плеяду выдающихся спортсменов. А в конце жизни оказался нищим.

культура: К годовщине смерти Жука телевидение показало фильм с щемящими воспоминаниями очевидцев: как просил он устроить его хоть на какую-нибудь работу, как его не пускали на каток... Его действительно лишили работы и он умирал в одиночестве?

Водорезова: Он занимался с ребятами, когда они об этом просили. Его назначили консультантом сборной, но на этой должности он удержаться не смог. Тут нужно быть дипломатом, а он никогда не умел обходить острые углы. Может быть, и не хотел. В Японию его пригласили, но там он работать не смог. Под конец жизни стал очень религиозен, ходил на службы, строго постился. Но в одиночестве он не умирал, о нем заботилась дочь.

культура: Вы совпали с Ириной Родниной на тренировках у Жука?

Водорезова: Да, но только на один год. Роднина приняла меня тяжело. Ей казалось, что Жук променял ее на меня. Когда я выросла, мы со Станиславом Алексеевичем обсуждали эту тему. В тот момент ему стало понятно, что он иссяк: что-то в катании пары его уже не устраивало, а меняться они не хотели. Жук дал Федерации гарантии, что Роднина еще 2-3 года будет лучшей и без помощи тренера. Расстались они спокойно, но Роднина все равно связывала ситуацию с моим появлением.

культура: Вы — мягкий тренер?

Водорезова: По молодости была намного жестче. Однажды муж зашел за мной и услышал, как я кричу. Потом сказал, что не подозревал во мне такого деспота. Мои ученики сейчас уже сами тренируют в нашей школе, и я иногда из кабинета слышу, как они на льду кричат. Говорю тогда: «Не повторяйте моих ошибок. Вы кричите, как я кричала на вас когда-то. Не стоит, все можно объяснить спокойно». Сначала надо точно научить, а потом уже требовать.

И сейчас кричу, но редко, когда выведут из себя, допекут. Понимаете, физически трудно заставлять себя два раза в день — и каждый день — тренироваться. Спортсмены всегда живут на преодолении. Если на тренировках они не могут преодолеть себя, то и на соревнованиях ничего не добьются. Я знаю о своих учениках больше, чем их родители. Мне трудно кого-то выделить — люблю всех. Они только выходят на лед, а я сразу вижу, что с ними сегодня можно сделать, а чего нельзя.

культура: Как Вы относитесь к ледовым шоу с непрофессионалами? К «Ледниковому периоду», например?

Водорезова: Смотрела с интересом. Участники начинали тренироваться на нашем катке и действительно еле на ногах стояли. Нас удивило, что актеры оказались людьми со стержнем. Такие шоу любопытно смотреть, и они стимулируют интерес к спорту у широкой публики, так что я — за.

http://portal-kultura.ru/articles/sport … i-prostym/

8

Елена БУЯНОВА стала Почетным членом ФФККР 

Сегодня тренер по фигурному катанию Елена Германовна Буянова празднует юбилей. За большой вклад в развитие отечественного фигурного катания на коньках и в связи с юбилеем Елене Германовне Буяновой присвоено звание «Почетного члена Федерации фигурного катания на коньках России».

Члены Исполкома ФФККР поздравляют Елену Германовну с торжественным событием в ее жизни и желают крепкого здоровья и творческих успехов.

9

Валентин Писеев: Елена Буянова - настоящий фанат фигурного катания

http://rsport.ru/images/58141/81/581418189.jpg

Во вторник известная в прошлом советская фигуристка, ныне российский тренер Елена Буянова (Водорезова) отмечает юбилей. С днем рождения Буянову поздравляет генеральный директор Федерации фигурного катания на коньках России Валентин Писеев.

Елена Германовна как спортсменка очень много сделала для того, чтобы пробить наш путь в женском одиночном катании в Европу и мир. Ее призовые места позволили нашему женскому фигурному катанию иметь достойного лидера, за которым пошли другие фигуристки. С другой стороны, она проявила себя как тренер, который в настоящее время готовит спортсменов к Олимпиаде в Сочи - я имею в виду Аделину Сотникову, Максима Ковтуна и так далее. Как тренер, она стала настоящей ученицей Станислава Жука, продолжателем его дела. Чего я не могу сказать о других спортсменах, которые тренировались в группе Жука. Она в этом плане, как никто другой, взяла от Жука все, что только можно было взять.

Свернутый текст

Также надо отметить, что она - хороший организатор. В школе ЦСКА были многие начальники команды по фигурному катанию, но с ее приходом появилось очень много талантливых спортсменов. Что мне в ней еще импонирует - принципиальность, честность, порядочность. Всякие были ситуации, связанные с великим тренером Жуком, и Елена Германовна - одна из немногих, кто всегда защищала своего учителя. Какие бы ситуации ни возникали, она всегда проявляла принципиальность в тех обсуждениях, которые возникали по поводу Станислава Алексеевича. Она не боялась высказать свою точку зрения, когда Жука его же воспитанники поливали грязью.

Хочу еще сказать, что Буянова - очень обеспеченный человек, и в принципе она могла бы и не работать. Это я знаю. Но она, тем не менее, каждое утро приезжает на тренировки. Как-то она мне рассказала такую историю. В районе метро "Сокол" ее машину остановил сотрудник ГИБДД. Она ему говорит: вроде бы я ничего не нарушила. Он отвечает: да, это так, вы ничего не нарушили, я просто хотел вас спросить - почему вы каждый день так рано куда-то едете? Она ему рассказала: работаю тренером, приезжаю на тренировки. То есть, хочу подчеркнуть: Елена Германовна - в хорошем смысле фанат фигурного катания. Она просто не может обходиться без работы в своем любимом деле.

Хочу пожелать Елене Германовне, чтобы тот труд, который она сейчас вкладывает в своих учеников, был оправдан на Олимпиаде в Сочи. Для этого у нее есть все возможности. Пусть осуществится ее мечта.

http://rsport.ru/interview/20130521/663333738.html

10

Елена Водорезова: «На критику надо отвечать результатами»

В Сочи завершился чемпионат России, где два ученика тренера Елены Водорезовой стали чемпионами страны. Аделина Сотникова в очередной раз выиграла женские соревнования, Максим Ковтун впервые в карьере первенствовал в мужском одиночном катании. Итоги выступления своих спортсменов подвела тренер Елена ВОДОРЕЗОВА.
http://fsrussia.ru/upl/modules/news/200/1_3967.jpg

Свернутый текст

-- Елена Германовна, перед поездкой в Сочи за кого из ребят волновались больше?

-- Честно сказать, некогда было переживать и волноваться, так как одни соревнования следовали за другими. После финала Гран-при самым главным было привести ребят в порядок, в рабочее состояние, постараться сделать так, чтобы они смогли восстановиться.

Понятно, что при таком насыщенном соревновательном графике ни Максим, ни Аделина не успели расслабиться. Но Аделине, поскольку девочка, проще справиться с нагрузками и стрессами. Она очень организованный человек, уже опытная спортсменка. Максиму в этом смысле тяжелее. По этой причине мы решили вылететь в Сочи на два дня раньше запланированного, чтобы приноровиться к катку и ко льду.

-- Настолько разнится качество льда?

-- Лед везде разный. Для Максима важно приноровиться к новому льду. Аделине нужно другое -- привыкнуть к залу. После первой тренировки я поняла, что мы правильно сделали, что приехали раньше. Ребята сложно привыкали ко льду, будто долго не катались. Но уже на следующей тренировке все встало на свои места. Я почувствовало, что оба готовы и нацелены на хороший результат. Мы не обговаривали, какие места нужно занять. И без того видела в глазах ребят огромное желание выступить как можно лучше.

-- На чемпионате России Максим впервые встретился на одном турнире с Евгением Плющенко. Волновался?

-- Максим очень хотел встретиться с Женей, потому что Плющенко для него – это легенда. Максим очень ждал этого момента. А по поводу волнения скажу так: я видела, что Макс внутренне готов и ему ничто не помешает выступить здорово.

За два года Ковтун очень изменился. Прошлый сезон был просто адовым для него и для нас. Мы, тренеры, старались оградить его от каких-то вещей, объясняли, говорили, делали все, чтобы он занимался только своим делом. Но при сегодняшней жизни, наличии интернета, поместить человека в информационный вакуум вряд ли возможно. Хотя порой это необходимо, потому что Максим – человек эмоциональный. Все пропускает через себя. Но за два этих года он во всех отношениях очень окреп.

-- В прошлом сезоне звучало много критики в ваш адрес, что тренеры форсируют подготовку и могут сломать молодого парня. Рады, что Максим своим результатом ответил всем?

-- На критику надо отвечать только результатами и результатами доказывать свою правоту. Конечно, хотелось, чтобы все шло нормально и спокойно, в классическом жанре. Чтобы был запас времени, но времени у нас как раз не было и нет. Мы вынуждены двигаться вперед гигантскими шагами. И не с каждым спортсменом такое возможно проделать. Наверное, с кем-то другим не стоило и пробовать. Но если появился такой спортсмен, который готов и может идти с тобой в ногу, то надо использовать выпавший шанс. Здорово, что есть ученик, с которым можно экспериментировать, который хочет этого и сам двигает ситуацию вперед.

Да, есть классика жанра. Но есть и исключения. Максим как раз тот самый случай. Исключение, которое уже можно назвать классикой. В начале прошлого сезона Максим оказался в очень непростой ситуации, и до конца даже не понимал, насколько она серьезная. Он очень хотел выступать на юниорских этапах Гран-при, но поскольку не был в составе сборной, то речи о его участии в этих соревнованиях вообще не шло. Максим буквально бредил стартами, а я, как тренер, даже не могла разделить с ним вслух его мечты, потому что знала ситуацию изнутри. Могла только поддерживать спортсмена.

На свой страх и риск вместе с Татьяной Анатольевной Тарасовой мы начали готовить Максима. Собрали парню за два месяца программы. Настояли, чтобы показаться на предсезонных прокатах. И когда специалисты увидели огромное желание спортсмена, то, какой прогресс произошел с ним за короткой промежуток времени, то приняли решение отправить Ковтуна на этапы Гран-при. Понятно, что на тот момент о чемпионате мира среди юниоров никто не задумывался. Надо было просто с чего-то начинать.

Ковтуну дали возможность выступить на юниорских этапах и понеслось. Отобрался в финал. Выиграл. На чемпионате России стал пятым, совершив огромный скачок. Для многих стало очевидным, что он может выступить и на чемпионате Европы, проявить себя. И ведь в Загребе Максим выглядел здорово. Произвольную программу откатал с такой самоотдачей, что у меня мурашки бежали по телу. Не подвел ни нас, тренеров, ни федерацию, которая взяла на себя ответственность. Честно говоря, я была потрясена, что Макс сумел это сделать, смог все это выдержать. И в него поверили.

-- Точнее будет сказать, это он заставил поверить в себя?

-- Безусловно. Когда спортсмен чувствует, что в него, оказывается, верят, что в его сторону смотрят, то он начинает работать по-другому. Вспоминаю, как мы сидели на сборе перед чемпионатом мира, и Макс тренировался на одном льду вместе с Чаном, Жубером, другими фигуристами. Ему хотелось быть с ними в одной упряжке. Он тянулся за ними. И они смотрели на него на тренировках, потому что наш молодой спортсмен выглядел здорово. Приехали в Канаду, и Максу просто не хватило опыта. Того самого опыта, который не объяснить, ни рассказать, ни научить. Человек должен сам собирать его по крупицам на собственном примере.

Максиму, действительно, многого недостает. Этого никто не скрывает. Но он рискнул. И упрекать в том, что Ковтун не привез вторую путевку на Олимпийские игры, неправильно.

Мне было смешно и одновременно грустно наблюдать, как тренеры бились за место в сборной и хотели, чтобы их спортсмены выступили на чемпионате Европы или командном Кубке мира, но никто особо не стремился поехать на чемпионат мира в Лондон. Так что, на мой взгляд, ситуация с недостающими олимпийскими путевками была создана не Максимом, а до него. Конечно, у Ковтуна был шанс попасть в десятку в Канаде, и только в силу недостатка опыта он не смог им воспользоваться. Повторю, что в начале прошлого сезона Максим не входил ни в юниорский, ни, тем более, основной состав нашей сборной, и в отношении его никто не строил никаких планов.

-- Что двигало вами, когда по ходу сезона пришлось переверстывать весь план работы? Вы шли ва-банк или все-таки полагались на тренерское чутье?

-- Каждый тренер понимает, если спортсмен не может, если у него нет потенциала, то не надо и браться. В прошлом сезоне на финал Гран-при мы приехали с Ковтуном-юниором. После чемпионата России это был уже взрослый спортсмен по пониманию, внутреннему состоянию, собранности. Максим, наконец-то, осознал, чего от него хотят, какие задачи стоят перед ним. Хотя Татьяна Анатольевна Тарасова правильно говорит, что Ковтун до сих пор не понимает до конца, что он может.

На прошлом чемпионате России Максим убедил нас в том, что с ним можно ехать в Загреб. И поверьте, если бы мы понимали, что он не может там хорошо выступить, то даже при положительном решении федерации, не стали бы настаивать. Безусловно, взяв на себя ответственность, мы рисковали, но этот риск был осознанным.

-- Насколько изменилось отношение Ковтуна к тренировкам после завершения сезона?

-- За лето была проделана огромная работа. Практически месяц Максим жил в Америке, занимался только шагами. А для него это самая ненавистная работа, его очень сложно заставить ее делать, но, понимая, что без этого никуда, он даже не работал -- вкалывал. Максим стал иначе смотреть на многие вещи. Если раньше он думал, что прыжки, которые он исполняет, это все (и на самом деле, для юниоров этого достаточно), то, съездив на чемпионаты Европы, мира, многое переосмыслил. Максим очень цепкий, все видит. От него ничего не ускользает. Еще в Загребе он четко обрисовал, чего ему недостает. А после чемпионата мира, где он наблюдал за выступлениями других фигуристов, заявил, что если хочет выигрывать, то надо заниматься шагами, вращениями. Это как раз то, что я и хотела от него услышать. Хотела, чтобы он сам к этому пониманию пришел. Может, он поздно какие-то вещи понял. Но лучше поздно, чем никогда. После такой перемены фигуриста уже не надо было заставлять. Он сам работал осознанно.

Хотя, конечно, Максиму было бы проще поехать на чемпиона мира среди юниоров, выиграть, и после отдыхать. Времени было бы много. Но я рада, что он прошел весь сложный путь. Это очень важно. Зная Ковтуна, если бы он сам многого не понял, то в дальнейшем с ним было бы сложнее.

-- После победы на чемпионате России Максим рассказал, что они вместе с хореографом Петром Чернышевым сделали пять разных вариантов новых программ.

-- В Америке Максим получил определенный багаж знаний. Вернулся в Москву. Для постановки программ у нас оставалось две недели. Я понимала, что после чемпионата мира у Ковтуна не было ни одной минуты отдыха. И Макс уже так ждал отпуска. А надо видеть глаза спортсмена, который считает дни до отпуска. Эти усталые с мольбой глаза. Я помню себя, как после каждого сезона ждала отдыха. И в эти моменты мне безумно жаль своих спортсменов, но я знаю, что эту работу надо проделать обязательно, что по-другому нельзя.

И когда я сидела на тренировках, и Петя ставил программы, и они проделывали еще больший объем работы по сравнению с американским сбором, я видела, как Макс держал себя, как заставлял, как превозмогал усталость и параллельно считал дни до отпуска. Все было на грани. Лед заканчивался, стапливался, и если бы мы не успели, то надо было думать, куда ехать тренироваться. Необходимо было уложиться в намеченные сроки.

Петя пробовал, он не знал Максима, его возможностей. Надо было приноровиться к спортсмену, отмести то, что не подходило, чего Макс не мог. Ковтун злился, что не получается. Повторял каждое движение за Петей. И при всем том, несмотря на усталость, у обоих был такой кураж! Они столько всего набрали за этот короткий промежуток.

Максим отдохнул и снова на сборы. Надо было много успеть. И я рада, что программы получились. Программы, которые Максим никогда не катал. Мы добавили по сложности, по второй оценке надо было усложнить. Сделали то, что люди, которые катались по 10 лет, еще и не попробовали делать. А Макс через год пробовал и добавлял. В начале сезона мы заявили в двух программах 5 четверных прыжков. И Максим сделал их на прокатах, правда, не целиком катая программы. Но одно дело прокаты и тренировки, а другое соревнования. Когда, помимо, соревновательных моментов включаются акклиматизация, перелеты. А Максим еще не такой опытный спортсмен, чтобы знать, как отреагирует на подобные изменения его организм.

-- На чемпионате Европы остается тот же план – пять четверных?

-- Понимаете, четверные прыжки – уникальные штучные элементы, которые не могут быть серийными из старта в старт. Их надо чувствовать, чувствовать по ситуации. Но раз мы начали, то других мыслей не возникает. Чем раньше Максим приобретет такой опыт, тем проще ему будет в следующем четырехлетии.

-- Задачи Максима ясны, задача Аделины справиться в произвольной программе с каскадом тройной лутц – тройной ритбергер?

-- Если говорить об Аделине, то на тренировках она исполняет этот каскад безошибочно. А на старте не может воспроизвести. Для меня, как для тренера, это загадка. И, как тренер, я учусь на этой спортсменке. Мы много чего перепробовали. Надо признать, пока не получается. Поэтому перед чемпионатом Европы будем думать, как что-то изменить, чтобы по баллам не уменьшить.

А вообще, Аделина – очень хороший человек. В нашей школе ее все любят. Она добрая, общительная девочка. Меня поражает, как она общается со своими соперницами. Переживает за всех. Видимо, жизненная ситуация заставляет ее быть такой.

Если Макс открытый. Перед стартом он может со всеми поговорить, выйти на лед и откататься. Общение ему не мешает. Аделина, напротив, вся в себе. Она не может расплескивать эмоции. Замыкается. Мне это очень понятно, потому что сама была такой же.

Но еще раз повторяю, мнение, которое сложилось об Аделине, обманчиво. Аделина очень мягкий человек. Даже для жизни. Она никогда не сделает подлость, не предаст. Подтверждение тому, что за столько лет она меня не предала ни в мыслях, ни в делах. Я ей очень благодарна. Когда от меня ушел Артем Бородулин, то я могла бы закончить тренерскую карьеру. И осталась только из-за Сотниковой, потому что она очень порядочный человек. Я знала, что много значу для нее и просто не имела права подвести спортсменку. Так что только из-за Аделины я осталась работать в фигурном катании.

-- После чемпионата России у Максима и Аделины появился шанс выступить на Олимпийских играх в Сочи. Вы представляете себе, как это будет?

-- Пока не думала об этом. Хотя испытываю большую гордость за своих спортсменов. После выступления Максим сказал: «Елена Германовна, представляете, что у вас два спортсмена, которые стали чемпионами России и могут поехать на Олимпийские игры?»

Это, действительно, счастье, увидеть плоды своей работы и порадоваться за учеников, что их увидели такими, какими они могут быть и могут стать еще лучше.

Сейчас я счастлива, потому что было отдано столько сил, пота, здоровья... Мне хочется поблагодарить всю нашу команду, которая работает с фигуристами. Это и Татьяна Анатольевна Тарасова, и хореограф Ирина Тагаева, и постановщик программ Петр Чернышев, тренер по ОФП Евгения Петрова. Без их помощи и той работы, которая была проделана, мы не имели бы тех результатов, которые есть сейчас.

Но мыслями я уже далеко. Думаю, что делать дальше, как правильно выстроить подготовку. Все радостное, что случилось с нами в Сочи, надо уже забыть и смотреть вперед. Впереди новые цели, новые задачи.

Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА

11

Елена ВОДОРЕЗОВА: не хочется подводить тех, кто все делает для наших побед

http://cdn.itar-tass.com/tass/m2/uploads/i/20140103/2243027.jpg

На завершившемся в предновогодние дни в олимпийском Сочи национальном чемпионате страны по фигурному катанию два ученика Елены Водорезовой одиночники Аделина Сотникова и Максим Ковтун стали сильнейшими в России. Об итогах года, планах на 2014-й, олимпийский, о ситуации в мужском и женском одиночном катании в беседе с корреспондентом ИТАР-ТАСС рассказала известный российский тренер.

Свернутый текст

- Елена Германовна, свершилась мечта Ковтуна – в очной борьбе выиграл у самого Евгения Плющенко. Сам Максим в сердцах сказал после победы, что это был его единственный шанс победить Женю. Как сейчас, уже пережил испытание "медными трубами"?
- Эмоции зашкаливали, конечно. Говорить толком не мог, так мечтал выиграть! Но утром после победы увидела его на тренировке и поняла, все нормально, успокоился. Он даже комментировал для телевидения вечером соревнования девочек в паре с пресс-атташе федерации фигурного катания Ольгой Ермолиной.
- И их все, кстати, с удовольствием слушали!
- Правда? И как?
- Отлично! Вдумчиво, внимательно и опять же - очень эмоционально! Особенно, когда выступала представительница группы Елены Водорезовой Аделина Сотникова.
- Ну, надо же, как я рада! Ребята дружат, общаются, подбадривают друг друга. Аделина Максима даже немного уравновешивает,  она поспокойнее чуть-чуть. Я довольна, что в нашей группе мы тренируем ребят, которые могут работать вместе. И я знаю, кстати, что бывает по-другому.

- Перед Максимом, равно как и перед Аделиной, сейчас предстоит задача успешно выступить на чемпионате Европы в Будапеште. А затем и попасть в олимпийскую команду страны. Но в отличие от женщин, где у нас две олимпийские лицензии, у мужчин лишь одна.
- Знаете, то, что мы пережили в прошлом году, дает нам спокойствие при принятии решений, и при понимании происходящего. Максим, если посмотреть чуть назад, еще в прошлом сентябре, еле попал на юниорские этапы Гран-при. Он - вчерашний юниор, а сегодня уже вон как катается. Впереди сложно будет, это понятно. Но он прошел много, и по ускоренной программе. Его уральский характер нам помогает, конечно.
- В Загребе, на прошлом чемпионате Европы он сам признавался, что "физики" на тот момент ему не хватало.
- Он набрал ее. Столько он летом работал! Сопротивлялся даже! Можно было фильм про эти летние сборы записывать. Сколько кроссов… Тяжело ему было, конечно. Та же Аделина с восьми лет такой подготовкой занимается, а он в семнадцать начал, уже взрослым сформировавшимся человеком.
- Разве не риск начинать подобную работу со спортсменом в таком возрасте?
- Я за него волновалась сначала, но поняла потом – сможет. Выдержал! И он сам перешел определенный психологический барьер.
- Татьяна Анатольевна Тарасова не раз говорила, что Ковтун еще сам себя не знает.
- Точно, абсолютно. Дело в том, что на летних сборах он еще сам в себя не верил. Говорю ему: "Все ты можешь, ну кто тебе сказал, что нет?" Услышал! Теперь только надо идти вперед, вперед, вперед…
- Сотникова, несмотря на свои юные 17 лет, уже вполне выросла до уровня фигуристки мирового класса, и победа на национальном чемпионате тому свидетельство. Но просто она ей не далась.
- Многие проходят через такой период, какой переживает сейчас Аделина. Ее многому обучили - рядом с ней специалисты высокого уровня. У нас хорошая команда сложилась  – хореографы Петр Чернышов и Ирина Тагаева, Татьяна Анатольевна Тарасова, прекрасный тренер по общефизической подготовке. Чернышов и Тарасова – они вообще два гения. Самое главное - и Сотникова, и Ковтун впитывают то, что нужно. Ведь бывает и так, когда спортсмену даешь знания, а он их не берет. Но это, к счастью, не про этих двух.

- В женском катании все больше и больше совсем юных. Невольно вспоминается год 2009-й, когда победительницами национального чемпионата стали две 12-летние школьницы – Сотникова, ваша ученица, и Лиза Туктамышева, воспитанница Алексея Мишина.
- Но что касается юных, то им всегда легче. И это понятно - нет такого груза ответственности. Так и у Аделины когда-то было, сейчас ей в новой роли немного тяжелее. Но и это надо пройти, а нам, тренерам, запастись терпением. Потенциал у нее огромный, и я знаю, что она может на тренировках делать. И хочу, чтобы это узнали все. Максим, он более жесткий, амбициозный. Парень из Екатеринбурга все-таки – это дети, которые хотят покорить весь мир сразу. Так у него и получается, кстати. 
Но, возвращаясь к женскому катанию, замечу - Аделине и Лизе надо "спасибо" сказать, именно они дали толчок нашему женскому катанию. Многие молодые тренеры, и я рада за них очень, поняли – наши девочки могут. Вы посмотрите, какие фигуристки появляются! Я горжусь тем, какие малышки катаются сейчас, и им все по плечу. Все, что угодно! Аделинка и Лиза, они были такими же. Девочки в фигурном катании сейчас растут одна другой лучше. И мне особенно приятно, что три девочки в последней разминке на чемпионате в Сочи – из нашего ЦСКА.
- Звездам на их фоне все сложнее и сложнее.
- Вспоминаю тот же 2009-й, и как Алена Леонова нервничала – столько малышек на лед выскочило тогда, все делали прыжки. Так и сейчас в финале Гран-при было – Мао Асада растерялась! Из шести участниц четыре - наших девочки! На разминке ей все мешались – активные, позитивные, общительные, быстрые. Она прыгнуть не могла толком, мне даже жалко ее стало. Но вы только поймите – списывать никого нельзя, и тем более опытных спортсменок, для которых Игры в Сочи первыми не будут. 
- Жаль, что в мужском катании наши результаты не столь обнадеживающие.
- Да, у женского катания в России запас гениальный! Многие страны нам сейчас завидуют в этом вопросе, и не могут понять – откуда все эти девочки взялись. К сожалению, мальчиков мало, а уж ярких и того меньше...
- Елена Германовна, с ледовыми переживаниями все как-то забыли о любимом празднике Нового года.
- Правда. Все мысли связаны только с Сочи, с попаданием в сборную. Знаете, хочу сказать спасибо нашим близким. Спасибо моим мужу и сыну – двум моим любимым мужчинам. Чернышов те же слова может сказать Насте (Заворотнюк, актриса, супруга Чернышова – прим. корр. ИТАР-ТАСС). Мы благодарны нашим семьям, за то, что они нас понимают, за то, что ждут нас, терпят нашу работу, стараются помочь во всем. А когда мы приезжаем домой, благодаря им можем окунуться в домашнюю атмосферу и вспомнить, что же это такое, этот Новый год. Хотя, наверно, с нами трудно – мы неправильные.
- Даже не буду спрашивать, чего ждете от года наступившего.
- Конечно, ждем только Олимпиады – мы живем этим. Вот мама Максима Ковтуна, например. Она сейчас переехала в Москву – опекает его, готовит, следит за его питанием правильным. А у Аделины? Там та же история. Мы все сейчас нацелены только на Сочи. И знаете – хочется не подвести людей, которые делают все для наших побед.

Беседовала Вероника Советова
/ИТАР-ТАСС, Москва/

http://itar-tass.com/opinions/interviews/1874

12

«Аделина сейчас купается во всеобщей любви»
Елена Буянова

http://www.newizv.ru/images/photos/big/20140227205010.jpg

Победа 17-летней Аделины Сотниковой на зимних Играх в Сочи стала для нашей страны исторической. Никогда еще отечественные фигуристки не завоевывали золотых олимпийских медалей в женском одиночном катании. К этому триумфу Сотникову привела Елена Водорезова, которая сама в 12-летнем возрасте буквально ворвалась в элиту мирового фигурного катания, блестяще выступив на своей первой же Олимпиаде 1976 года в Инсбруке. Правда, добраться до пьедестала ей тогда так и не удалось, но именно Водорезова первой из наших фигуристок выиграла медали чемпионатов Европы и мира. После возвращения из Сочи «Новые Известия» встретились с известной в прошлом спортсменкой, а ныне успешным тренером Еленой БУЯНОВОЙ (Водорезовой).

Свернутый текст

– Елена Германовна, как жизнь после Сочи? Аделина привыкает к славе?

– Аделинка, по-моему, просто купается во всеобщей любви. И болельщики, и журналисты хотят с ней сфотографироваться, взять интервью… Я была потрясена, как ее встретили на катке в ЦСКА! На льду прямо по центру написали «Аделина 2014»! Говорят, два дня все, кто работает на катке, плюс родители детей, тренеры что-то придумывали, украшали его, чтобы доставить ей радость. Это трогает до слез…

– О своих эмоциях от таких побед спортсмены обычно говорят: «Словами это не передать». А что в такие мгновения чувствует тренер?

– Да все то же самое. Вроде ты всю жизнь идешь к этому, работаешь ради этих мгновений, а когда они происходят... Я расплакалась там, в Сочи. Потом все кинулись меня обнимать, поздравлять… Батарейка на телефоне села – столько звонков и эсэмэсок сразу обрушилось…

– От друзей, близких?

– Муж и сын уже знают, что в такие минуты звонить мне бесполезно. Поэтому они сначала дали мне возможность пережить все эмоции на катке, а потом уже позвонили, и мы смогли спокойно поговорить. Когда вернулась в Москву, приболела, уехала отлеживаться на дачу. Сейчас уже все нормально, начинаются тренировочные будни. Но усталость, если честно, до сих пор чувствую. Самое большое человеческое желание сейчас – отоспаться. Но это, наверное, удастся сделать только когда закончится сезон. Впереди ведь еще чемпионат мира в Японии. Аделина, правда, на днях уезжает на показательные, но есть еще Максим (Ковтун. – «НИ»).

– Он поедет на чемпионат мира?

– Готовится. И я очень надеюсь, что того ажиотажа, который сопровождал его перед Олимпийскими играми, уже не будет.

– Если вернуться к победе Аделины, было предчувствие, что она сможет выиграть эту Олимпиаду? Тренер ведь всегда видит, чувствует, когда ученику реально справиться с задачей, а когда он еще не готов…

– Так это чувство не за один сезон складывается. Ты годами живешь с этой мыслью, работаешь ради этой цели. Тем более когда в руках у тебя такой ценный материал.

– В чем главное качество Сотниковой как спортсменки?

– Она очень работоспособная. Очень. Для нее выражения «не могу», по-моему, просто не существует. Она может все!

– С самого детства была такой?

– Да. Меня это до сих пор удивляет. Ведь талантливые спортсмены, как правило, всегда ленивые. А здесь, что называется, полная гармония. Когда Аделина была маленькая, я сразу обратила внимание на ее прыжки – они всегда были очень высокими. Но подкупила она меня даже не этим, а своей целеустремленностью. Вообще для девятилетнего ребенка Аделина была какой-то уж слишком взрослой. Но в хорошем смысле слова. Дружила с девчонками и мальчишками, ничем не выделялась среди них в обычной жизни, разве что была более самостоятельной. Но на льду превращалась во взрослого человечка. Наверное, поэтому я и не побоялась тогда взять ее в свою группу, хотя у меня катались только взрослые ребята – Андрей Грязев, Артем Бородулин, Денис Тен (фигурист из Казахстана, сейчас тренирующийся в Америке, завоевал в Сочи бронзовую медаль в мужском одиночном катании. – «НИ»). И не ошиблась. Аделина с первой же тренировки в этой шумной мальчишеской компании стала чувствовать себя, как рыба в воде.

– Кстати, о Денисе Тене… Он же в буквальном смысле слова вырос в ЦСКА. Почему вы расстались?

– Когда спортсмен тебе верит, не сопротивляется, не спорит по каждому поводу, тогда, как правило, все и получается. В какой-то момент Денис с мамой решили, что знают и понимают в фигурном катании больше, чем я. Доверие ушло, а я так не могу работать.

– Доверие между тренером и учеником – это и есть самое главное?

– Сама жизнь это не раз доказывала. И Аделинка еще раз это всем доказала. Ведь очень много было у меня талантливых, но кто-то капризничал постоянно, кто-то предавал, уходил, а эта девочка никогда ни на что не обращала внимания... Не боялась идти со мной дальше.

– Те, кто хорошо знают Аделину, в один голос утверждают, что она очень добрый, мягкий человечек. А таким ведь всегда непросто в большом спорте…

– Да, добрая, отзывчивая… Я бы еще добавила – очень внимательная. И опять же сама жизнь многое предопределила. Когда у тебя младшая сестра тяжело больна, трудно не научиться состраданию и вниманию к ближним. Не нужно спекулировать на этой теме, хочу только сказать, что для всей семьи Аделины это непростое испытание, но как они все поддерживают друг друга! Наверное, поэтому у Аделинки при всей ее мягкости такой сильный внутренний стержень. Плюс то, что она уже с 12 лет боролась на соревнованиях сначала со сверстницами, а потом и со взрослыми фигуристками, сыграло свою роль. Она закалила характер, всегда выходила на лед хоть и маленьким, но таким серьезным бойцом, что развила в себе бойцовские качества, необходимые для больших побед. Только последние два года, когда у нас не все получалось, как закалили!..

– Нынешний сезон самый трудный?

– Нет, не могу сказать, что в прошлом году было проще, а сейчас труднее. Когда ищешь ответ, как что-то сделать правильно и лучше, чем другие, на это годы уходят. Режим, тренировки, диета… Аделина, когда стала расти, даже спать раньше ложилась, чтобы не есть… Просто в олимпийский год всегда больше ажиотажа вокруг зимних видов спорта. Ну и к тому же Олимпиада домашняя. Она не то что сложнее – ответственнее.

– Но очень тяжелый момент у нее все же был. И не трудно догадаться какой…

– Я вообще не представляю, как она все это пережила. Сначала мы долго не получали ответа – будем или не будем участвовать в командном турнире. Потом получили отказ. Но все равно Аделина должна была находиться в Сочи, и все три дня соревнований она сидела на трибуне, видела награждение… Да, сейчас я могу сказать всем, кто принимал это решение, спасибо. Но я так и не получила ответа на вопрос: почему ее тогда не поставили выступать? Я ведь еще почему плакала, когда она выиграла, – хотелось показать, что у нас есть еще и Аделина, про которую все почему-то вдруг забыли. И она показывает отличное катание, скольжение, вращения. Да, наверное, в эти последние две недели Аделина каждый день преодолевала себя больше, чем когда-либо. Очень помогло то, что я сама не понаслышке знала, что такое Олимпийские игры. Удалось найти слова, чтобы донести до нее главное – ты все можешь, все умеешь, так катайся в свое удовольствие, подари зрителям несколько счастливых минут… Ведь одно то, что ты выступаешь при такой поддержке трибун, – а она ведь сумасшедшая была, – уже счастье для любого спортсмена… Все, что ты в эти минуты переживаешь, останется с тобой на всю жизнь, независимо от результата. Мы все в нее верили, не только я ведь работаю с Аделиной, у нас большая команда – Петя Чернышев, Ирина Тагаева, Татьяна Анатольевна Тарасова, Евгения Петрова, которая с детства занимается с ней общефизической подготовкой… Огромное спасибо им за работу, одна бы я ничего не сделала.

– А потом еще эта волна после победы…

– У нас сложный вид спорта. Вот американка Эшли Вагнер сейчас говорит, что результаты несправедливые. А ведь она подошла к Аделине после проката, поздравила, сказала: «Ты лучшая!» Вот, значит, какая лукавая, будем знать. Но то соперница, ладно. А когда свои же пытаются найти в победе Аделины какой-то подвох, не пытаясь даже ничего анализировать… Это обидно. Не только для Аделины и всей нашей команды, для всего нашего спорта.

– Период славы даже самые стойкие и правильные чемпионы переживают по-разному…

– Я буду только рада, если все будут любить Аделину так, как я. Потому что она замечательная спортсменка. И пусть она сейчас сполна насладится тем, что заслужила. У меня нет никаких сомнений в том, что она останется прежней замечательной девочкой, а работать будет даже еще больше.

– А тренеру сил хватит?

– Ну а куда деваться? Что Аделина, что Максим никогда не должны видеть мои волнения, переживания. Но они все видят, конечно (улыбается), и уже что-то скрывают от меня, берегут. Мы все уже родные люди, все чувствуем ответственность друг за друга. Конечно, и я как тренер не собираюсь почивать на лаврах. Я по натуре самоедка – неудачи переживаю больше, чем нужно. Но мне нравится то, чем я занимаюсь. Нравится, что с каждым спортсменом я продолжаю учиться. А успешно или нет – наверное, лучше всего об этом говорят результаты учеников. Если результат неудачный, значит, здесь есть и мои ошибки. Слава богу, что я их вижу и стараюсь исправить. Нужно уметь быть честным перед самим собой, чтобы, выводя на старт Максима, Аделину или других своих учеников, я могла признаться себе: я сделала все, что могла. А дальше уже все зависит от них.

http://www.newizv.ru/sport/2014-02-28/1 … anova.html

13

Елена Водорезова: «Уже есть наметки новых программ»

http://fsrussia.ru/upl/modules/news/200/--_3130.jpg

Елена Водорезова, тренер олимпийской чемпионки Аделины Сотниковой и чемпиона России Максима Ковтуна, рассказала о ближайших планах учеников.

«В настоящий момент Аделина вместе с другими известными фигуристами участвует в показательном туре. В Москву она возвращается после 10 марта. Думаю, что эти гастроли позволят ей отвлечься от соревнований и эмоционально восстановиться после Олимпийских игр», – пояснила Елена Водорезова.

Тренер также добавила, что хотя сезон не завершен, уже есть наметки будущих новых программ. «Подбираем музыку, ищем новые идеи, думаем над постановками. В следующем сезоне мы продолжим сотрудничество с хореографом Петром Чернышевым. Программы, поставленные им, для Аделины и Максима оказались стопроцентным попаданием в образы», – сказала тренер фигуристов.

Что касается Максима, то он целенаправленно готовится к чемпионату мира. «Максим очень мотивирован. У него правильный настрой на предстоящий старт, и будем надеяться, что Макс сможет полностью реализоваться и показать все, на что способен. Мы ничего не меняли в его программах. Работаем над шлифовкой каждого элемента, потому что, как говорится, нет пределе совершенству. До чемпионата мира еще 20 дней, так что ближе к старту определимся с количеством четверных прыжков. Будем ориентироваться по ситуации», – сказала Елена Водорезова.

Ольга ЕРМОЛИНА

Отредактировано Эмили (2014-03-05 18:29:28)

14

Тренер Сотниковой:
«Аделина не может дружить с Юлией Липницкой»
Инна Фомина 7 Дней

«Родители Аделины сделали все, чтобы их дочка могла развиваться. Ее папа каждый день вставал очень рано и вез дочь на каток. Клал на заднее сиденье «Жигулей» подушку, укрывал Аделину пледом, и она спала два часа, пока они ехали», — рассказывает бессменный тренер олимпийской чемпионки Елена Буянова (Водорезова).

http://7days.ru/upload/articles/7900AC06045A7D9644257C9000502541/7D_10_Adelina_f01_fmt.jpg

— Елена Германовна, как Аделина провела первые часы в статусе олимпийской чемпионки? Вы с ней праздновали это событие?

Свернутый текст

— Нет, все было гораздо прозаичнее: Аделек до полвторого ночи просидела на допинг-контроле.

— А что случилось?

— Как бы покрасивее сформулировать: из-за усталости и волнения она все никак не могла наполнить пробирку материалом, необходимым для допинг-теста. (Смеется.) Вот какой стресс у нее был! А мы, тренеры Аделины — я, Петр Чернышев, Ирина Тагаева — и ее мама Ольга Дмитриевна все это время сидели в коридоре и ждали… Наконец дождались и мертвые от усталости поехали домой, в Олимпийскую деревню. На следующий день также все вместе сходили на церемонию награждения Аделины. Стояли, глядели на нашу девочку, слышали, как ревет от восторга толпа болельщиков, и плакали от счастья.

http://7days.ru/upload/articles/7900AC06045A7D9644257C9000502541/7D_10_Adelina_f02_fmt.jpg

На следующий день я улетела в Москву, чтобы тренировать Максима Ковтуна, которому надо готовиться к чемпионату мира. А Аделек начала принимать поздравления, ходить на пресс-конференции и телешоу — в общем, наслаждаться приятной стороной жизни олимпийской чемпионки.

— На вашу ученицу сейчас обрушилась лавина народной любви. Она получит солидные призовые, премьер-министр вручил ей ключи от дорогой машины. Не боитесь, что девочка зазнается?

— Нет, потому что за руль она пока не сядет — ей же всего семнадцать и у нее нет прав. (Улыбается.) А если серьезно, я вижу, что и в новом, чемпионском, статусе Аделина ведет себя очень достойно. Я даже рада, что сейчас ей уделяют столько внимания.

--

Она чересчур скромная, а для нынешнего спорта это не очень хорошо — надо быть понаглее, уметь быть заметной.

— А в каком возрасте фигуристы начинают зарабатывать?

— В юниорских соревнованиях участвуют с 13 лет — значит, с 13 лет и начинают зарабатывать. Речь идет о премиях за призовые места на этапах Гран-при, чемпионатах мира. На взрослых соревнованиях суммы, естественно, становятся больше. Но чтобы заработать, сначала надо серьезно вложиться. Например, коньки, в которых Аделина выиграла Олимпиаду, сделаны на заказ — она специально ездила в Италию, чтобы там сняли мерки. Стоят они 500 долларов (лезвия к ним — еще 300), а хватает их на полсезона, редко — на год. Каждый костюм (их уже второй сезон нам придумывает замечательный российский дизайнер Сергей Левин) обходится в тысячу евро.

http://7days.ru/upload/articles/7900AC06045A7D9644257C9000502541/7D_10_Adelina_f04_fmt.jpg

— У вас с Аделиной похожее — очень раннее — начало спортивной карьеры. И Аделина, и вы в свое время сенсационно выиграли чемпионат России в 12 лет! Вас обеих называли вундеркиндами…

— Свои выступления я уже не вспоминаю — это было так давно, фигурное катание с тех пор очень сильно изменилось. Сейчас я живу жизнью Аделины, а не своей. Что касается ее очень раннего старта, то вообще-то на взрослые соревнования фигуристов допускают с 15 лет. Но для Аделины тогда сделали исключение, и она с ходу выиграла чемпионат страны. После чего, кстати, правила изменили и стали допускать на чемпионаты с двенадцати.

— Но, заблистав в 12 лет, Аделина потом выступала не всегда удачно…

— Да, последние два года она выступала нестабильно, потому что росла, развивалась, превращалась из девочки в девушку. А в нашем виде спорта каждый сантиметр роста, лишние полкило веса влияют на координацию. Только вроде выстроили технику прыжка, освоили вращение, а тело выросло, руки-ноги вытянулись и не слушаются!

— Аделине приходится сидеть на диете?

— Года три уже она не ест ни грамма сладкого, хлеба, картошки — только овощи и отварное мясо. А иногда целый день только пьет воду. Если бы она себя жестко не ограничивала, то была бы килограммов на пять тяжелее. При этом Сотникова тренировалась шесть
дней в неделю по пять часов — помимо льда это и хореография, и ОФП.
http://7days.ru/upload/articles/7900AC06045A7D9644257C9000502541/7D_10_Adelina_f07_fmt.jpg
А еще ей надо было в школе заниматься: как все юные спортсмены, Аделина училась экстерном. Слава богу, теперь школа позади, и она уже поступила в университет физической культуры… Так вот, Аделек все приносила в жертву спорту, выполняла огромный объем работы, а результата все не было — хорошие прокаты чередовались с провальными. Несколько раз она даже была близка к тому, чтобы все бросить. Нет, она ни разу не сказала, что больше не хочет, больше не может, что устала — этих слов в ее лексиконе просто нет! Но по ее глазам я видела, что она в отчаянии, на грани и готова завязать с фигурным катанием. И только благодаря своей невероятной целеустремленности и трудолюбию Аделина смогла преодолеть этот период роста. К тому же к работе с ней было привлечено много хороших специалистов — тренер по ОФП, врачи, массажисты. И как раз в этом сезоне Аделина потихонечку стала понимать себя, свое тело.

— А когда вы взялись ее тренировать?

— Ровно десять лет назад. Ко мне на каток ЦСКА ее, семилетнюю девочку, привели родители. Она покаталась передо мной буквально десять минут, и я увидела, что девчушка талантливая, очень шустрая и легкая — а это именно то, что надо для фигурного катания. Аделек мне очень понравилась. В тот момент у меня как раз была группа девочек такого возраста, и я ее с удовольствием взяла.

— Вы сразу увидели в ней будущую олимпийскую чемпионку?

— Нет, конечно. О ребенке такого возраста еще ничего нельзя сказать

http://7days.ru/upload/articles/7900AC06045A7D9644257C9000502541/7D_10_Adelina_f09_fmt.jpg

точно. Но со временем я поняла, что на фоне других девочек Аделина выделяется особым трудолюбием и целеустремленностью. Она хотела быть лучшей и не скрывала этого. Ей было всего 12 лет, когда на встрече Путина со спортсменами она, совсем еще ребенок, прямо так и сказала Владимиру Владимировичу: «Хочу быть олимпийской чемпионкой!» Других учениц мне приходилось заставлять работать, сделать то или иное движение, а ее — нет. Я даю ей задание и знаю, что Сотникова его выполнит. И мне никогда не надо было ее контролировать. Например, если я говорила Аделине, что ей надо пробежать кросс, то она его обязательно пробежит — и ровно столько километров, сколько я задала.

— Ее родители — не фигуристы. Мама занималась акробатикой, а папа

http://7days.ru/upload/articles/7900AC06045A7D9644257C9000502541/7D_10_Adelina_f10_fmt.jpg

работал в уголовном розыске. Они вам помогают в работе с Аделиной?

— Родители Аделины гениальны в том, что они не мешают мне. А это самое главное для родителей спортсмена. Есть такие мамаши и папаши, которые считают, что они лучше тренера знают, как надо работать с их ребенком. Это случается очень часто. А родители Аделины доверились мне. И еще они, люди совсем небогатые, сделали все, чтобы их дочка могла развиваться. Когда Аделек была маленькая, они жили далеко, в Бирюлево. Папа каждый день вставал очень рано и тратил по два часа, чтобы на машине привезти дочь на каток. Клал на заднее сиденье «Жигулей» подушку, укрывал Аделину пледом, и девочка эти два часа спала — пока они ехали. А ведь в семье есть еще одна дочь — Маша. Та самая сестра, которой Аделина посвятила свою победу на Олимпийских играх (Маша серьезно больна. — Прим. ред.).

http://7days.ru/upload/articles/7900AC06045A7D9644257C9000502541/7D_10_Adelina_f12_fmt.jpg

— А как вы настраиваете Аделину перед стартом, что ей говорите?

— Она сама всегда берет меня за руки — видимо, ей так легче. А каких-то заученных фраз, заклинаний у нас с ней нет. По крайней мере, что я ей говорила на Олимпиаде, не помню!

— Многие спортсмены перед выходом на старт выполняют определенный ритуал…

— Например, шнуруют сначала левый ботинок, а затем правый? У Аделины никаких таких примет нет. Но коньки она доверяет только мне — всегда, когда разминается в спортзале, кладет их около меня, и еще обязательно накрывает их кофтой. Да, и еще она всегда крестится на льду, она очень верующий человек… Поймите, дело не в заклинаниях, а в трудолюбии. Именно этим Аделина выделялась среди

других. Вместе с ней заниматься со мной начинали еще четыре девочки ее возраста, а дошла до чемпионских званий одна Аделина.

— А что случилось с другими девочками?

— Они не выдержали нагрузок, не смогли столько тренироваться и отсеялись. В жизни выживает сильнейший, а в спорте тем более. Аделина же все преодолела, выстояла. Она даже тренируется обычно с мальчиками и на их фоне выглядит сильнее! Мы ее всегда ставим в пример, и ребятам потом неловко становится, что девчонка может выполнить какой-то элемент, а они — нет.

— Неужели за десять лет Аделина вас ни разу не расстроила?

— Всякое бывало… Вообще-то на льду я бываю ужасная, чудовищная. Муж однажды заглянул ко мне на тренировку. И когда услышал, как я «воспитываю» учеников, сказал, что больше этого вынести не сможет. И слово сдержал — на катке я его больше не видела… Правда, я очень долго терплю, сдерживаюсь, но если меня уже доконают, начинаю орать, а в гневе просто страшна, уже не могу остановиться. Максим Ковтун это не раз на себе испытал. А вот на Аделину кричу очень редко. Когда первый раз ее отругала, она подошла к хореографу и спросила: «Что с Еленой Германовной случилось?» Моя девочка даже не поняла, что это ее ругают. Наоборот, обо мне побеспокоилась, что со мной что-то произошло! Ну и как после этого на нее повышать голос. (Смеется.) Аделина настоящий боец и никогда не жалуется. Если падает больно, то об этом никто и не узнает. И даже если

потом пойдет к врачу, мне не скажет. Я гораздо позже, случайно об этом узнаю. Вообще, за все десять лет я ни разу не видела, чтобы она плакала. Что бы с ней ни случалось — падения, травмы...

— Правда, Аделина расплакалась, когда узнала, что ее не берут на командные соревнования в Сочи. Она сама в этом призналась недавно…

— А что вы хотите, она ведь так хотела выступить за команду, а нас то брали, то выкидывали! Сказали, что не берут, уже перед самым вылетом на Игры. Аделек переживала по этому поводу, из-за этого в Сочи ехала в очень нервном состоянии. Она смотрела выступления, как потом награждали нашу команду, и по ее лицу я понимала, как ей было обидно! Нам с Ольгой Дмитриевной оставалось только ее успокаивать. А потом я увидела ее на тренировках и поняла, что Аделина

выступит прекрасно, что она собралась и готова к старту... Когда же Аделек выиграла «золото» в индивидуальном разряде, я даже подумала: «Спасибо тем людям, которые выкинули нас из команды, — благодаря им Аделек стала олимпийской чемпионкой. Да, несправедливость по-хорошему ее разозлила, завела, и она выдала все, что могла!

— Место в команде, как известно, отдали Юлии Липницкой. Кстати, какие отношения между двумя нашими олимпийскими чемпионками?

— Они нормально общаются. Не дружат, естественно, но и не дерутся. (Смеется.) Подругами они не могут быть, потому что у нас не командный вид спорта, а индивидуальный и девочки друг другу конкурентки. Круг Аделины — это ее семья, тренер, хореограф.

— Вы уже обсуждали с Аделиной ее будущее?

— Впереди у нас чемпионат мира. Хотя ее сейчас так захлестывают эмоции, что я не пойму, как после всего этого ей собраться с мыслями.

— Я имею в виду гораздо более далекое будущее, когда Аделина завоюет все возможные награды и уйдет из спорта…

— Надеюсь, что это случится еще очень не скоро. Что касается этого далекого будущего, то очень хорошо, что сейчас у фигуристов есть, к примеру, такие шоу, как «Ледниковый период». Там спортсмены достойно зарабатывают. Раньше такой возможности не было, и даже чемпионы пропадали: кто-то спивался, кто-то уходил из профессии, кто-то становился тренером с копеечной зарплатой. Ведь на нашей

работе даже звание олимпийского чемпиона не учитывается и без стажа платят минимум. Но несмотря на все это, Аделина, к слову, говорит, что в будущем хочет стать тренером.

— Таким, как вы?

— Надеюсь, что лучше, чем я!

15

Легендарная фигуристка и тренер Елена Водорезова: «Надо немного продлить счастье!»

Наставница Сотниковой и Ковтуна рассказала «МК», что общего между ней и Аделиной

Была звездной фигуристкой, от которой в восторге заходились трибуны, — Леночкой Водорезовой. Стала — звездным тренером Еленой Германовной Буяновой. Теперь ее спортсмены без конца на устах у болельщиков: олимпийская чемпионка Аделина Сотникова и чемпион России Максим Ковтун. Аделина уже отдыхает, Максим выступает на чемпионате мира, Елена — вновь у бортика. Этот олимпийский сезон не забудет ни один из них.

http://www.mk.ru/upload/iblock_mk/550/37/da/5b/DETAIL_PICTURE__33909043.jpg

— Вспомним день победы?

Свернутый текст

— Безумие такое. Мне кажется, я давно такой не была!

— Вы никогда и Олимпийские игры не выигрывали.

— Когда Аделина катала дорожку и мы еще не понимали, что это «золото», но понимали, что медаль, — я уже, если кто видел, легла на борт. Скакали Ира Тагаева, Петя Чернышев, а я уже не стояла, смотрела, облокотившись на борт. То, к чему мы пришли, далось очень дорого. До Игр я не понимала вообще, куда и с кем я еду. И это состояние угнетало. Я не знала, будет ли Максим как запасной выступать. А его ведь надо было тоже готовить. Вплоть до первого февраля я еще ничего не знала про Сотникову. То Аделина едет с командой, то нет, и так потом получилось… Вот даже набор слов, смотрите, какой: я ей сказала, когда мне сказали, что она едет, а потом пришлось говорить, что не едет! Представляете, как это все надо было пережить? Потом она должна была в качестве запасной обязательно приехать в Сочи: сидела на трибуне и смотрела. И уже дома, в Москве, видела, как награждали команду без нее.

— Вы оставались в Москве?

— Да, готовила Максима. И была в сумасшедшем доме еще до Олимпиады. Ребята видели мое состояние — а я была, если честно, убита тем, как это все делалось. И до сих пор никто никаких концов найти не может. Кто решал, что Аделина не будет выступать в команде, почему именно так решал? Никто не признается. Я была на «нервяке» в Москве, а Татьяна Анатольевна Тарасова, находясь в Сочи… Мы договорились, что она принимает одну, я остаюсь с другим. Хорошо, что у нас есть Татьяна Анатольевна! Мы с ней перезванивались, она мне — про Аделину там, я — про Максима здесь. И таким вахтовым методом занимались спортсменами. Потом она Аделину перенаправила, я ее снова подхватила. Не представляете, как Сотникова разозлилась — за что ее так? Хотя, казалось бы, после чемпионата Европы все были в восторге, как обе девочки наши там выступили! Я, как тренер, должна была подобрать слова для объяснения. Что у нее внутри творилось!

— Эти Игры вы никогда не забудете...

— Нет! В первую очередь — то, как я к ним приехала. Потому что Максим тоже не понимал, что будет, он также готовился. Как пережили? Так получилось, что все нашли все нужные слова. Татьяна Анатольевна — там, мы — здесь.

Я не очень комментировала ситуацию с мужским катанием, пока шли Игры. Решаю не я, и меня никто не спрашивает. Есть люди, которые за принятые решения отвечают, они взяли на себя ответственность: едет один спортсмен, а не другой, Плющенко, а не Ковтун. Я даже не могу оценить Женин закрытый прокат, не видела, Тарасовой там тоже не было, сказали, что она — заинтересованное лицо. Могу сказать только одно: если тренер и спортсмен взяли на себя эту ответственность, должны отвечать. Комментарии к случившемуся все время были разные — не было единой позиции тренера и спортсмена, такое впечатление, что они просто даже в разных местах находились. И еще мне было странно — Алексей Мишин, как тренер, говорит о моем спортсмене: его не могут найти. Как это можно было озвучивать? Как это вообще себе кто-то представляет, когда спортсмен готовится к Олимпийским играм? И потом, все разговоры ведутся для начала не со спортсменом, а с тренером. Я не хочу даже в это вдаваться, потому что уже нет сил — заболел ли Ковтун, потеряли ли Ковтуна или Воронова (вообще-то все забыли, что есть и второй запасной), суть в другом. В том, что Женя снялся, Ковтун виноват?

— Как Максим все это переживал? Надо отдать должное — ничего лишнего в комментариях он себе не позволил.

— Для начала — о том, что поедет именно Плющенко на Игры, я, например, узнавала из средств массовой информации, как все зрители и вся страна. Нам никто не сообщал отдельно. Мы с Тарасовой были не в курсе. «Тебе звонили?» — «Нет». — «И мне тоже». Максим правильно сказал: дали шанс Жене, а мне не дали, но я его использую в будущем. Достойно — никого не оскорблял. Про него была масса «доумок» в тот момент, просто огневая точка здесь у нас была.

Если хотите знать мое мнение: как бы Женя ни выступил в личном турнире — второй, пятый, десятый, народ бы любил его не меньше. Это — позиция. Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Олимпийские игры — тот старт, на котором выступают на пределе. Оторвалась бы нога или рука — оправдание. Да, жестко, но это мое личное мнение. Я знаю, как и все, что есть спортсмены, у которых и пластины стоят, и с переломами они выходили на старт. Много было подвигов без оглашения проблем. Когда — комок к горлу. Когда — сопереживаешь.

Да, это подвиг. Ты захотел его сделать сам, все про себя зная? Если захотел — иди до конца. Ты должен, если взялся. Как такая ситуация сложилась у Жени? Не мне судить.

— Вы — специалист высокого класса. С тренерской точки зрения вы находили плюсы для страны в том, что едет в Сочи именно Евгений Плющенко?

— Прежде всего: Женя для меня человек, которого я уважаю. То, через что он проходил, возвращаясь, — это преодоление, на которое не каждый способен. Такие люди достойны уважения и восхищения. Но если ты вошел в этот спортивный ритм снова, ты в нем и должен находиться. Жить в нем, а не рассказывать: да, здесь у меня тренировочный прокат был, а здесь я не успел. Возвращение не означает «все можно».

— Это вы про чемпионат России, который Евгений проиграл, с дальнейшим комментарием, что отнесся к соревнованиям не столь серьезно, как стоило?

— Да, Макс боролся и выиграл честно. Достойно. Я очень горжусь и тем, как он выиграл, и тем, как тренировался. Да, его мотивировал Женя. И Женю в чем-то мотивировал Макс, так ведь и было. И я рада, что Максим растет на этом высоком накале борьбы. Но то, что происходит вокруг, не просто мешает — может быть губительно. Нельзя большому спортсмену проигрывать и спокойно говорить: подошли как к тренировочному прокату. Это не очень уважительно вообще — даже не к соперникам, к этому старту. Для меня, как тренера, это неуважение. А уж рассказывать — это уже было на Играх, — чего не сделал Максим в прошлом сезоне… То есть рассказывать о себе с плюсом и при этом про неудачи другого, тем более только начинающего свой путь, не совсем корректно. Опять же, не Максим виноват в ситуации. Олимпийские игры — это была история Жени, ему предоставили эту историю делать. И человек должен отвечать прежде всего за себя.

— Вернемся к Аделине, которая выдержала все и завоевала столь ценную медаль, первую в нашей истории. Для вас лично, наверное, просто вожделенную. Воля к победе проявлена какая-то фантастическая!

— Вы видели эти огромные буквы (АДЕЛИНА) на льду? Заливщики несколько ночей это делали, так ее любят в ЦСКА! Она когда маленькая была, знаете, чем мне нравилась? Была таким чертенком, глаза — блюдцем. И издалека со мной разговаривала, на пальцах показывала: два, три оборота делаю? Все, никаких лишних разговоров! Конечно, стала девушкой, теперь уже более приглаженный характер. Но черт этот внутри все равно сидит. Есть же разные спортсмены. Вот Макс — общительный, чересчур даже. Он до бесконечности может говорить. Заговорит так, что очумеешь уже от него. Ему надо с кем-то болтать все время. Аделина — другая, ей надо сконцентрироваться. Ее все видят на старте сосредоточенной. Но никто же не видит ее после старта. Мы можем только в гостинице вздрогнуть: ой, кто-то пронесся! А это Сотникова была. Но такая она — вне спорта. И умеет это разделять. Москвичка, если понимаете, о чем я. Мы — другие, мы по-другому воспитаны. Ей не все надо, может, это и не очень хорошо. Не все — но самое главное. Мы так воспитаны городом, людьми. Москвичей, кстати, в сборной немного, и они очень трудно выживают в сборной. А тот же Ковтун приехал — ему все надо и ото всех.

— Как вы лично выживаете между такими энергетическими монстрами?

— Тяжело выживаю. Хорошо, что у нас много льда, прекрасные условия, высококлассная команда — Татьяна Анатольевна, Ирина Тагаева, Петр Чернышев. А на льду я ребят развожу по разным часам. Сначала — Аделина. Она более легкая на подъем, «барин» позже подъезжает. Но иногда, правда, соединяю их вместе, делаю это специально — они друг друга подстегивают. Макс не может себе позволить при Аделине что-то не выполнить. Приходит Тарасова, хорошо, что я не одна. Замечательные условия работы, плюс уже притерлись все: Татьяна Анатольевна одно делает, я переключаюсь на другое, Ира на третье… Сейчас к миру с Максом вот все готовились, а Петя Чернышев с Аделиной на следующий сезон уже наработки прикидывают… Кстати, Петю привела Тарасова, на телевизионном проекте подметила. Сначала, мне кажется, он немного напрягался: три женщины, тяжеловато, мы крикливые все, а Петя у нас — спокойный и уравновешенный. Но ничего, как видите, спелись.

— Аделина тренируется у вас с детства, Максим пришел уже с достаточно сложившимся характером. Наверное, есть сложности и там, и там?

— С Аделиной мы с ее восьми лет вместе, и у нее такой запас техники и заложенной базы, что можно пробовать все что угодно, и это не сложно. Максим пришел, когда ему было 17, сформировавшийся, очень тугой на какие-то вещи. Ему надо четко все объяснить. Он понимает логику. Я его тренирую, потому что в первую очередь верю в него. У него сильный стержень, он умеет разозлиться. Воспитанием заниматься поздно, но нужно идти к определенным целям. А цель — одинаковая, и слава богу. Он очень непростой, как говорит сам про себя, — парень с екатеринбургских окраин. Но, наверное, этим и интересен. Колкий. У него нет «средневыведенного» поведения. Может довести всех до белого каления. Мы можем обе — и Тарасова, и я — закипеть от одного Ковтуна. Это не значит, что не можем ничего сделать. Читает рэп, вообще творческий человек — ты с ним разговариваешь, а он может быть головой совсем в другом месте. И я уже знаю, когда он не со мной. Вижу и начинаю еще раз что-то терпеливо — бу-бу… С подобными спортсменами интересно, они нестандартные. Но совсем не легко. Именно такие могут восстать, такие люди поднимали массы.

— Да вы и сами не особый стандарт, чего уж, поднимете и поведете, думаю, и спортсмены это знают, прочувствовали на себе.

— Да, поэтому и бывает тяжело, сталкиваемся лбами сильно, искры такие! И никто позиции не сдает. Просто я чуть мудрее — знаю, как погасить огонь. Надо же вперед идти. А Максим часто свои взбрыки еще и объяснить не может. Когда любишь своего спортсмена, какие-то вещи можно и прощать. Но не все.

— Ковтуну еще, надеемся, предстоит познать счастье, которое испытала Сотникова. Вы успели его осознать, свое олимпийское счастье?

— Конечно, когда она выиграла, это были такие минуты счастья! Ради этого все, наверное, стоит испытать. Я не знаю такого тренера, который бы не ставил себе наивысшие цели. Есть этапы, когда ты понимаешь: можешь пятым быть с учеником, можешь третьим, все логично. Но это этапы. А идешь все равно к главной цели — олимпийской медали. Последние два года столько слез, неудач, столько веры в человека… Все надо было пережить. Меня иногда, не буду скрывать, держало только чувство ответственности перед ребятами — могу и не работать в силу обстоятельств. И, честно, много раз хотелось все бросить, думаю, еще и захочется, условия разлагающие были и есть.

Но эти минуты счастья — причем не тогда, когда объявили результат, а когда на пьедестале Аделина не пела гимн, а орала его, и в два раза больше слезы текли, — я передать, конечно, не могу. Или когда Татьяна Анатольевна пришла, и мы буквально навалились друг на друга! Но и счастье дается сложно. До сих пор мы разбиты, пережить такие эмоции — непросто. Поэтому Аделина не поехала на чемпионат мира. Сегодня это нормально — когда олимпийские чемпионы предпочитают не выступать на чемпионатах мира. Не потому, что они что-то не могут. Наверное, они уже доказали, что могут. Эти эмоции, которые пришлось пережить… Представьте себе, Аделина за год столько не наговорила, сколько сейчас. Надо немного счастье это продлить. Забыть про все и бегом куда-то снова нестись? Надо дать ей жить сейчас.

— И вам, но теперь уже после чемпионата мира…

— У меня еще главное счастье есть — двое самых любимых в мире мужчин. Как они меня трогательно поддерживали перед Играми! Я знаю, что муж один смотрел выступление, без сына. Потом рассказывал, что как победитель всю ночь принимал поздравления. И гордый такой был! Аделинку он, естественно, давно знает и любит, но каких-то уж очень эмоций — ну занимается жена делом и занимается — прежде не проявлял. А девушка сына рассказывала, как он кричал в момент победы! Это счастье, когда есть два таких мужских плеча в жизни, две опоры. Без этого, главного, счастья у меня бы не было второго.

— Это правда, что улетали вы из Сочи по билету Тарасовой?

— Да, уже не было сил дожидаться чего-то… Она меня привезла в аэропорт, показала, что меняет себя на меня. И девочки из «Аэрофлота», увидев меня, абсолютно уже неживую, как-то сложно там переоформляли билет. Когда вошла в самолет, это был обычный, не «золотой» рейс, и командир корабля объявил: в нашем самолете летит тренер олимпийской чемпионки — я зарыдала. Вот это уже был пик олимпийского счастья. Народ встал, хлопал, кричал, я растеклась абсолютно…

Представьте, весь самолет стоя хлопал. Я точно знаю: успех всех видов спорта в Сочи — 30 процентов уж точно, если не 50 — это наши болельщики! Такая колоссальная поддержка! Из самолета вышли — кто-то обнимает, кто-то тараторит, мужик какой-то целует: девки, молодцы, девки-и! В другое время как бы я на это отреагировала? Вернулась в потрясенном состоянии. Это отношение, может, даже еще больше впечатлений оставило, чем олимпийская медаль. Я поняла, что такое победы для народа. И для меня: вот оно, счастье-то, — с ума не сойти, выиграть да сделать это еще и дома!

материал: Ирина Степанцева

http://www.mk.ru/sport/interview/2014/0 … haste.html

16

savta написал(а):

Когда вошла в самолет, это был обычный, не «золотой» рейс, и командир корабля объявил: в нашем самолете летит тренер олимпийской чемпионки — я зарыдала. Вот это уже был пик олимпийского счастья. Народ встал, хлопал, кричал, я растеклась абсолютно…

вот это да, какие же у нас люди  http://kolobok.wrg.ru/smiles/standart/good.gif

17

Елена Водорезова / Олимпиада 1976 / Произвольная программа

18

Елена Буянова: "Сотникова всегда знала, чего она хочет"

http://ss.sport-express.ru/userfiles/press/4/43758/60253_345px.jpg

СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

Есть интервью, которые нельзя делать по "горячим" следам.

Мы сидим с Еленой Буяновой в крошечной тренерской при катке ЦСКА, и я думаю о том, что поступила совершенно правильно, не став настаивать на разговоре с тренером сразу после победы ее ученицы Аделины Сотниковой в Сочи. Иначе, наверное, я никогда не услышала бы фразы: "Я ведь только сейчас начинаю понимать, что стала тренером. Им меня сделала Аделина..."

Свернутый текст

Собственно, поговорить с Буяновой в Сочи было нереально: через день после того, как Сотникова стала олимпийской чемпионкой, ее тренера, экстренно поменяв ее билет на более раннюю дату, отправили в Москву – приходить в себя.

– Я очень смутно помню, как муж забирал меня в аэропорту. Все было, как в тумане. Первые две недели только спала и ела. И опять спала. В Сочи впервые поняла, что такое проблемы с высоким давлением. Каждое утро ко мне в комнату заходила наша массажистка Тамара Гвоздецкая, будила меня, скармливала очередное лекарство, после чего мне как-то удавалась встать. Когда Аделина катала произвольную, я была уже на таком пределе, что даже не стояла, а висела на борту.

– Своим победным выступлением Аделина сделала по сути всю свою жизнь.

– Так она ведь столько лет шла к этому... Нам действительно было очень тяжело. У нас обеих в последние два года уже начали опускаться руки. Аделина и Лиза Туктамышева в свое время очень высоко подняли планку женского катания и этим спровоцировали достаточно высокую конкуренцию. А потом вдруг почувствовали, что удерживаться на этой высоте у них самих не всегда получается. Когда спортсмен, который не падал на протяжении двух лет, вдруг начинает падать, ему бывает очень сложно понять, что происходит. Я так рада на самом деле, что Аделина дотерпела – сами ведь знаете, сколько девочек на этапе взросления вообще сходит с дистанции.

– Так ведь и у Сотниковой был шанс не дойти до вершины. Как не доходили до нее многие спортсменки. Возможно ли вообще подготовить олимпийскую чемпионку? Или этот результат – всегда стечение определенных обстоятельств?

– Наверное, все вместе. Без определенной удачи конечно же ничего не получится. Я много думала об этом еще когда тренировалась сама. Кроме меня у нас на катке было еще несколько спортсменок, которые точно были не хуже, чем я. А в чем-то, возможно, и лучше. Уж наверняка никто из них не работал меньше меня. Но у меня вдруг пошел результат, а они в итоге ушли в никуда.

Когда я стала работать тренером, то больше всего боялась именно этого. Что не сумею, взяв спортсмена, довести его до цели. Мне кажется, это ужасно – отдать столько сил, здоровья и уйти из спорта ни с чем. Я много раз замечала, кстати, что у таких людей – какими бы успешными в другой профессии они не становились, всю их последующую жизнь где-то очень глубоко сидит эта боль. От того, что ты мог добиться чего-то очень большого, но не сумел. А всего лишь как-то не так сложились обстоятельства.

– Рассуждая о шансах российских девочек до начала Игр в Сочи, все склонялись к тому, что в лучшем случае одна из них сумеет разве что "зацепиться" за бронзу. Но я никогда в жизни не поверю, что спортсмен, которого психологически настраивают на то, чтобы "зацепиться за бронзу" способен выиграть что-то большее. Пытались ли вы как-то заранее настраивать Сотникову, да и себя тоже, на максимальный результат?

– Меня очень настораживали "домашние" Игры. Я слишком хорошо помнила Турин – как вся эта атмосфера родных стен полностью сломала Каролину Костнер. Поэтому старалась вообще никак не акцентировать внимание Аделины на возможных медалях. Но у нее это первое место подспудно всегда сидело в голове. У нас ведь в этом сезоне довольно долго все шло наперекосяк. Когда Аделина плохо каталась на тренировках, я порой спрашивала: на что ты вообще собираешься рассчитывать с таким катанием? Она же сквозь зубы мне постоянно твердила: "Я все равно выиграю Олимпийские игры".

– А вы уверены, что она твердила это – вам?

– Думаю, что прежде всего она убеждала в этом себя. Знаете, что в Сотниковой главное? У нее где-то в глубине души есть очень прочный и совершенно несгибаемый стержень. Всегда был. Она знает, чего хочет. Естественно, тут нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что с Аделиной в этом году работало очень много самых разных специалистов. С ними нам помогли федерация фигурного катания, министерство спорта. Во многом их усилиями была выстроена очень грамотная работа, в которой были задействованы специалисты по скольжению, тренеры по ОФП, постановщики, хореограф, массажист, врач-физиотерапевт, диетолог... Раньше мы даже мечтать о таком не могли и, честно говоря, в глубине души я очень надеюсь, что это продолжится и дальше

Поначалу я даже не очень понимала, как буду делить свою спортсменку между всеми этими людьми. Пришлось брать на себя еще и функции координатора. Наверное, прозвучит грубовато, но все это порой мне напоминало хорошую конюшню, где коней холят, лелеют, они выходят на скачки, и вся шкура блестит и переливается, словно шелковая. Вот в таком состоянии мы подвели Аделину к Играм.

***

– У вас ведь был в этом сезоне и совершенно провальный финал "Гран-при".

– Мы тогда вернулись из Японии заканчивать карьеру. Как-то совсем руки опустились. Причем – у всех, и у Сотниковой в том числе. Просто не понимали: ну куда дальше-то идти? Что толку в том, что на тренировках Аделина не ошибается, если столько времени она оказывается неспособна откатать две программы? Как продолжать выходить в микст-зоне к журналистам? Что говорить-то?

Я круглосуточно грызла себя мыслями, что совершенно профнепригодна, раз никакими усилиями не могу остановить этот бесконечный процесс срывов, Аделина точно так же грызла себя. Могу сказать точно: на продолжение тренировок мы обе были настроены в декабре в гораздо меньшей степени, чем на то, чтобы вообще перестать кататься и прекратить все мучения.

– Но ведь не прекратили?

– Ну вот решили еще раз попробовать. Последний. На самом деле я очень благодарна Аделине. С ней я научилась очень многому. Ее неудачи сподвигли меня на то, чтобы постоянно размышлять. И главное, что она никогда не сопротивлялась: что бы я ни предлагала, что бы ни придумывала, она безропотно выполняла все. Очень часто в таких ситуациях спортсмен и тренер просто расходятся – от безысходности. Более того, это иногда срабатывает, поэтому вполне возможно, что я бы поняла даже такой поступок. Но Аделина упорно шла со мной, причем образно говоря, мы постоянно шагали "в ногу".

Татьяна Анатольевна Тарасова, глядя на все это, однажды сказала мне: "Лена, это невозможно столько работать. Когда-нибудь все это просто обязано вылиться в большой результат, надо верить".

– Но "ружьё"-то в итоге выстрелило? Хотя, если честно, до сих пор не понимаю, как вам удалось привести свою спортсменку в рабочее состояние после того, как ее не исключили из числа участников командного турнира.

– Дело не в том, что исключили. А в том, как это было сделано. Я была единственным тренером в команде, кто готовил к Играм сразу двух спортсменов, одному из которых предстояло выступать, а второй был в запасе. Естественно, мне нужно было четко понимать, к чему я готовлю людей. К тому, чтобы стартовать 9 февраля, или 19-го? Мы ж не на первенство Москвы приехали?

Конечно, все это было очень нервно. Сейчас я понимаю, что это была моя ошибка – заранее сказать Сотниковой, что она будет выступать в командном турнире. У меня во всяком случае была именно такая информация. А несколько дней спустя я узнала, что моей спортсменки в составе нет.

Когда сказала об этом Аделине, то увидела, как из человека, который "звенит" от собственной готовности соревноваться, она прямо у меня на глазах превратилась в пустую, сдувшуюся оболочку. Из нее ушла вся жизнь. При этом я не имела права ее жалеть. Понимала, что если допущу хоть каплю жалости, то уже никогда больше не сумею "собрать" спортсменку. Да и себя тоже.

Чувствовала себя тогда до такой степени виноватой, что даже не могла смотреть Аделине в глаза. Мне казалось, что это именно я ее предала. Не предусмотрела, что ситуация может повернуться таким образом, упустила момент, не отстояла...

Именно тогда у меня в первый раз резко подскочило давление.

***

– Что переломило ситуацию?

– Первый приезд Аделины в Сочи. Она поехала туда с нашим хореографом Ириной Тагаевой в качестве запасной перед самым началом командного турнира. Посмотрела церемонию открытия, провела одну тренировку, увидела разминку и поняла, что хочет выступать на этом льду и готова бороться. С этого момента Аделина начала переть вперед, как танк. И у нас на глазах вдруг каким-то невероятным образом стало складываться все то, чему мы ее столько времени учили. На последней тренировке она каталась так, что Петя Чернышев, который ставил нам программы, сказал: “Лена, мне страшно…”

Я лишний раз тогда убедилась в том, до какой степени Сотникова – боец. Когда человек проходит через такое количество неудач, внутри него иногда что-то лопается и он просто перестает бороться. По себе знаю, как может быть тяжело, когда тебя все наперебой возносят до небес, восхищаются, а в следующую секунду ты уже летишь вниз и никого уже нет рядом.

– Вас не обескуражил после Игр поток оскорблений в интернете со стороны корейских болельщиков?

– Я сразу постаралась объяснить Аделине, что Юна Ким – это идол всей страны. Единственный к тому же. Других нет и вообще неизвестно, будут ли когда-нибудь. Другими словами, Юна – это национальное сосредоточие надежд, любви, веры и поддержки. Я могу только мечтать, чтобы когда-нибудь у нас в стране стали так болеть за Аделину. Все это я ей и объяснила. Что когда все надежды разом рушатся, очень тяжело продолжать оставаться адекватным.

Конечно, мне неприятны все обсуждения в отношении Аделины. Насколько и за какое время выросла оценка за компоненты… Мы с чем сравниваем ее олимпийский результат? С тем, как она каталась в декабре в финале "Гран-при"? Так там она исполнила программу без пяти элементов. Когда все элементы исполнены чисто, то и вторая оценка автоматически поднимается. Плюс – прибавился очень сложный каскад.

С другой стороны, в большом спорте вообще нужно уметь проходить через сильные эмоции. В том числе и отрицательные. На меня произвело очень сильное впечатление, когда после короткой программы тренер Мао Асады в час ночи вышел к японским журналистам, которые ждали его на улице перед "Айсбергом". Их были сотни. От количества осветительных установок было светло, как при ярком солнце. Он стоял, не поднимая глаз – и говорил, говорил, говорил… Словно извинялся перед всей страной, понимая, какой сильный удар нанесла нации неудача Мао.

***

– Вы хотели бы, чтобы Асада осталась в фигурном катании еще на четыре года, продолжив таким образом гонку за золотой олимпийской медалью?

– Для меня Мао всегда останется маленькой девочкой, которую когда-то ее мама привезла к нам на каток в ЦСКА. Очень ее люблю, хотя и понимаю, что продолжать выступать на столь высоком уровне на третьих Играх подряд ей будет крайне тяжело. Тоже много думала: может быть Асаде нужно было упасть в столь глубокую “яму”, как это случилось в короткой программе, чтобы все мы увидели ее совершенно волшебное катание в произвольной? Ведь именно о таком катании мечтала ее мама – она много рассказывала нам об этом, когда приезжала в Москву. И когда мамы не стало, Мао, знаю, продолжала жить именно этой мечтой.

– А если Аделина, вернувшись в Москву, прийдет на каток и скажет вам, что она больше не хочет кататься?

– Это ее право. Пока она сама очень настроена на то, чтобы продолжать. Говорит, что не была еще ни чемпионкой мира, ни чемпионкой Европы и очень хочет эти пробелы восполнить. Сейчас с удовольствием выступает в шоу, в котором все больше и больше раскрывается. Чернышев за три дня поставил ей две прекрасные показательные программы. Точнее, за три ночи – днем был занят лед. И вот сейчас я вижу, сколь огромное удовольствие Аделине начало приносить фигурное катание. Ее провожают после каждого выступления стоя. И это с лихвой компенсирует весь тот негатив, который до сих пор продолжается в интернете. Уже за одно это я очень благодарна японским болельщикам.

– В одном из интервью ваша ученица сказала, что намерена пробовать более сложные прыжки. Вы, как тренер, считаете это оправданным?

– Пробовать – не значит включать в программу. Но почему нет? Это возможно. Другой вопрос, что об этом можно будет говорить после летних сборов, когда станет понятно, в каком физическом состоянии находится Аделина. Резерв у нее, безусловно, есть.

– Какие из этапов "Гран-при" вы планируете выбрать для своей спортсменки?

– Так ведь у нас нет права выбора. Он есть только у тех, кто выступал на чемпионате мира и закончил его в первой шестерке. Мы даже смеялись, обсуждая это с Ниной Мозер, поскольку у нее в таком же положении оказались Таня Волосожар с Максимом Траньковым. Олимпийский чемпион получает всего один этап. Понятно, что на второй этап победителей наверняка пригласят, но права выбора они лишены.

– А сами-то вы готовы к тому, чтобы впрячься в работу на следующие четыре года?

– С ужасом думаю об этом, если честно. Сейчас пока совсем не тянет на каток и очень рада в глубине души тому, что мои спортсмены уехали в шоу. У меня появилось вдруг столько дел... Иногда вообще не понимаю, как умудрялась сочетать все это с тренировками.

– Домашние еще не стонут от того, что вы постоянно находитесь в семье?

– Я сейчас очень тихая, что для мужа и сына абсолютно непривычно. Меня можно вообще не заметить. Но понимаю, что начинать снова работать будет очень трудно. Через это состояние так или иначе приходится проходить каждый год. После отпуска я обычно всю первую неделю мысленно увольняюсь. Каждый день. Мне кажется, что все это совершенно невозможно выдержать. А потом вдруг снова появляется интерес и опять начинаешь жить на катке...

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ24.04.2014

http://www.sport-express.ru/velena/reviews/43758/

19

savta написал(а):

Во многом их усилиями была выстроена очень грамотная работа, в которой были задействованы специалисты по скольжению, тренеры по ОФП, постановщики, хореограф, массажист, врач-физиотерапевт, диетолог... Раньше мы даже мечтать о таком не могли и, честно говоря, в глубине души я очень надеюсь, что это продолжится и дальше


Очень хотелось бы, чтобы федерация так относилась не только к избранным, но и ко всем, кто этого заслуживает...

20

Елена Водорезова: от юной фигуристки с хвостиками до мамы фигурного катания

http://www.aif.ru/sport/winter/1173316

С Днем рождения  http://kolobok.wrg.ru/smiles/user/aleksey_01.gif

21

Елена Буянова: "Не стоит навязывать спортсмену свои представления о прекрасном"
Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ27.07.2014 15:33

http://ss.sport-express.ru/userfiles/press/4/47131/64413_345px.jpg

Своих личных учеников – Аделину Сотникову и Максима Ковтуна – тренер Елена Буянова на 10 дней отправила в Японию. Традиционно. Накатывать программы. Хотя, придя в ЦСКА, я лишний раз убедилась: в том, что касается тренировок, понятие "личный ученик" становится в фигурном катании достаточно размытым. Работу со спортсменом – как от борта, так и на льду – ведут сразу несколько специалистов. Сама Буянова и Татьяна Тарасова, Светлана Соколовская и Ирина Тагаева, Максим Завозин и Александр Успенский. И совершенно неважно, что на льду – не Сотникова и Ковтун, а Артур Гачинский и Николь Госвияни.

Но говорили мы все-таки с Буяновой о ее главных подопечных.

Свернутый текст

– Предсезонные интервью принято начинать с вопроса: "Как вы провели лето?"

– Прекрасно провели. Были на сборе в Пианкавалло. Этот городок всегда был достаточно популярным в Италии горнолыжным курортом, а вот лед на катке там по каким-то причинам не заливали очень давно. Для нас залили, хотя в Пианкавалло мы попали лишь по стечению обстоятельств – сорвались первоначальные планы.

Качество льда оказалось просто сумасшедшим, как и вся инфраструктура: от катка до отеля было пять минут ходьбы, от отеля до тренировочного зала – десять. И совершенно бескрайние поля вокруг. Так что работа кипела: весь тренерский состав, а у нас он довольно большой, был задействован чуть ли не круглосуточно. Начинали с подъема и зарядки в восемь утра, а заканчивали в районе девяти вечера. В среднегорье это очень большая нагрузка. Но одна из наших задач заключалась как раз в том, чтобы дать спортсменам возможность как следует надышаться горным воздухом, повысить иммунитет. Физической подготовке я уделила огромное внимание. Особенно это касалось Аделины.

– Почему?

– Потому что после Игр в Сочи она довольно долго отдыхала. Нужно было дать организму возможность полностью отойти от всего пережитого, расслабиться, получить полную свободу. Я ждала, когда Аделина сама снова захочет работать. При этом у Сотниковой был еще свой личный тренер по ОФП, а у Ковтуна – свой.

– Почему вашими спортсменами занимались разные специалисты?

– Я хотела, чтобы та силовая и функциональная работа, которую предстояло выполнить Максиму, была для него максимально эффективной. Другими словами, индивидуальной и достаточно жесткой, не позволяющей расслабиться. Поэтому мы специально пригласили специалиста-мужчину. С Сотниковой в этом плане проще: она уже очень много лет работает с одним и тем же тренером – Евгенией Эдуардовной Петровой, соответственно и в работу втягивается очень быстро. Хотя в целом сбор получился тяжелым как для спортсменов, так и для нас, тренеров. Не так просто начинать работу после олимпийского сезона, да еще после отдыха, когда весь организм противится понятию "режим".

– Интерес к себе со стороны местного населения чувствовали?

– О нас все очень заботились, начиная с представителей городской мэрии. На самом деле это удивительно для курортного горнолыжного городка, в котором летом жизнь не просто затихает, а фактически останавливается. В каждый из наших выходных дней – по субботам и средам – нас куда-то приглашали. Возили на экскурсии, устраивали вылазки в какие-то красивые места. Там же, в Пианкавалло, мы отметили дни рождения Аделины и Максима, словом, было весело. А главное – удалось заложить очень хорошую базу для дальнейшей работы.

– Какие-то изменения по сравнению с прошлым годом вы в своих подопечных заметили?

– Максим заметно повзрослел. Было видно, что ему приходится очень тяжело в работе, но он научился терпеть. В горах вообще нелегко тренироваться, я это прекрасно знаю еще по своему собственному опыту.

Что касается Сотниковой, с ней после победы в Сочи произошли достаточно заметные изменения. Такая победа всегда окрыляет. Во всяком случае, даже люди со стороны постоянно говорили мне о том, что Аделина хорошеет с каждым днем.

Возможно, для меня эти изменения были менее заметны. Все-таки мы работаем с Сотниковой уже много лет, и я всегда знала, какой она может быть. Как Галатея, которую ты лепишь своими руками. Просто довольно долго в силу разных причин, и прежде всего – внутренней ответственности, Аделина была сильно закрепощена. А тут все то, что годами копилось внутри, вдруг вырвалось наружу.

Что меня действительно очень радует, так это то, что с каждой тренировкой я вижу в Аделине все большее и большее рвение выступать. Тренер ведь всегда первым замечает, когда спортсмен "не хочет". Иногда, например, очевидно, что подопечный дал в работе слабинку, даже раньше, чем он сам начинает это осознавать. В этом случае действительно становится очень тяжело продолжать работу, и для себя я решила сразу: если замечу, что Сотникова перестает получать от катания удовольствие, то приму любое ее решение, не стану уговаривать. Но пока вижу, что Аделина на самом деле загорелась желанием стать и чемпионкой Европы, и чемпионкой мира. Понятно, что это будет зависеть не только от нее, но пока мы работаем именно в том графике, который я планировала.

– Костюмы к новым программам уже сделали?

– Все эскизы готовы.

– Простите, если вопрос покажется вам не совсем тактичным, но мне кажется, что костюмы никогда не были "сильной" стороной вашей спортсменки. Чаще они отражают слова Аделины о том, что для нее вообще нет разницы, в чем кататься.

– Это действительно так. Возможно, дело в том, что Аделина только сейчас начинает формироваться как взрослая девушка. Это касается всего: внешности, манеры двигаться. Поэтому и бывает тяжело подобрать наряд, который совершенно органично смотрелся бы на ней на льду, в движении. Но мы над этим постоянно работаем. Меня очень радует, кстати, что иностранные судьи, когда разбирают выступления Аделины, постоянно отмечают гармоничность ее катания – в том плане, что она очень мощно прыгает, но при этом хорошо вращается и скользит. Нет однобокости.

– Кто выбирал для Аделины идеи программ нового сезона?

– Татьяна Тарасова и Петр Чернышев. Когда все это было показано мне, я осталась очень довольна. Короткую программу “Лебединое озеро” мы уже опробовали на публике и убедились, что постановка “работает”. Мне, собственно, тем и нравится подход к постановочной работе Тарасовой и Чернышева: они умеют блистательно вытаскивать из спортсмена все то, что заложено в нем где-то внутри.

– Говоря не так давно о Максиме Ковтуне, Тарасова сказала, что эмоциональность его прошлогодней произвольной программы была в какой-то степени принесена в жертву технической задаче – необходимости исполнять три четверных прыжка. Не боитесь, что в нынешнем сезоне ситуация может повториться?

– Максим, как мне кажется, стал кататься более осознанно и оттого – более выразительно. Он всегда был очень дерзким в своем катании, и я не считаю, например, что этот стиль нужно менять на более “балетный” или какой-то еще. На мой взгляд, Чернышеву удалось найти очень интересный ракурс в произвольной программе. Максим в ней стал выглядеть совершенно иначе, чем выглядел до сих пор. Не похожим ни на кого другого. В прошлом году нам было действительно сложно что-то из Макса “лепить”: чтобы быть в руках постановщика как пластилин, спортсмен должен обладать огромным количеством самых разных умений. Которых у Ковтуна еще просто не было.

– Научить фигуриста определенному стилю, на ваш взгляд, можно?

– В какой-то степени это, безусловно, прививается. Тем более что в 15-16 лет сам спортсмен имеет о себе достаточно приблизительное представление. Именно поэтому для постановщика очень важно “увидеть” в человеке те качества, которые следует развивать. А не навязывать ему свои представления о прекрасном.

Мы ведь и сами постоянно учимся. По большому счету делаем одно дело: стремимся накопить как можно больше самой различной информации и передать ее нашим спортсменам. Я как-то разговаривала с Чернышевым на эту тему, и он сказал, что ему очень многое дал в профессиональном плане не тот проект “Ледникового периода”, который проходил на льду, а тот, что был на паркете – с профессиональными танцорами. А тому же Максиму заметно пошла на пользу возможность покататься в шоу Авербуха – рядом с Лешей Ягудиным и другими совершенно выдающимися фигуристами – я за это очень благодарна Илье. Это ведь тоже отдельная наука – показательные выступления. Надо учиться тому, как кататься, как себя преподносить.

– Именно поэтому вы уже не первый год отправляете своих спортсменов на шоу в Японию?

– Это идет им на пользу. Тот же Ковтун начал получать реальное удовольствие от катания именно в шоу – год назад. Понимаете, в чем разница? Можно выйти, откатать номер и уйти. А можно работать в постоянном контакте с публикой, заводя ее, наслаждаясь энергией, которая возвращается к тебе с трибун. Сейчас я вижу, что Максим даже тренироваться стал иначе – с таким же удовольствием. А ведь это не так просто, когда идет очень тяжелая ежедневная работа, когда нужно прыгать столько четверных...

Собственно, показательные выступления хороши еще и тем, что дают прекрасную возможность отвлечься от тренировок, продолжая при этом накатывать программы. Сразу становится видно, какие части постановок спортсмену не очень удобны, что и как нужно поменять. В общем, с какой стороны ни взгляни, кругом польза.

– На официальных прокатах, которые пройдут в конце августа, вы будете показывать программы целиком – со всеми прыжками?

– Такой задачи не стоит. Первые прокаты – они для судей. Для того, чтобы специалисты посмотрели все связки, оценили все уровни сложности во вращениях, шагах, сделали соответственные замечания. А прыжки – они и есть прыжки. На самом деле еще в прошлом году мне понравилось, насколько эффективно прошли прокаты. После каждой из программ судьи и технические специалисты приглашали спортсмена и его тренеров: уже были наготове все видеоматериалы, не упускалось из внимания ни одной, даже самой крошечной детали. Понятно, что тот сезон был очень важный, олимпийский, но, думаю, в этом году все будет организованно как минимум не хуже.

22

«Хочу показать всем, какая Аделина на самом деле»

Тренер Елена Буянова

Сегодня ночью по московскому времени в Чикаго завершился первый этап Гран-при по фигурному катанию – «Скейт Америка». Итоги турнира, открывшего большой международный сезон в одном из самых популярных видов спорта, «Новые Известия» подведут в следующем номере. Пока же предлагаем читателям интервью с наставником олимпийской чемпионки Аделины Сотниковой и чемпиона России Максима Ковтуна – Еленой БУЯНОВОЙ, чьи ученики начнут выступление в Гран-при на более поздних стадиях.

http://www.newizv.ru/images/ph/2014/10/27/1414352748821.jpg

Свернутый текст

– Наверное, не так просто было начинать работу после олимпийского сезона, тем более когда он оказался таким успешным?

– Через это состояние так или иначе приходится проходить каждый год. Но сейчас, конечно, было труднее, чем обычно. Все-таки прошлый год отнял столько сил и эмоций… Наверное, на всю жизнь хватит. Но дело не только в этом. Когда все сложности заканчиваются таким успехом, каким стала победа Аделины в Сочи, очень трудно искать мотивацию для того, чтобы работать дальше. И я в этом смысле не исключение.

– Не возникала мысль пропустить сезон? Или для тренера подобные вещи неприемлемы в принципе?

– Ох… На самом деле, тренеру такое восстановление, мне кажется, бывает даже более необходимо, чем спортсмену. Но я не случайно сказала, что в принципе каждый новый сезон прохожу через эти мысли. Кажется, что все эти бесконечные тренировки, переезды, турниры, переживания совершенно невозможно выдержать. Но потом, наверное, как и у всех, кто посвятил себя тренерскому делу, срабатывает обратное чувство: а как будут без меня мои ученики?.. А я без них смогу? И снова просыпается интерес, азарт, желание опять что-то доказать…

– И мотивация появляется сама собой…

– Да, мы Аделине поставили настолько яркие программы, что было бы обидно, если бы их увидел лишь узкий круг болельщиков. Они нравятся и мне как тренеру, и, что очень важно, ей самой. Хочется, чтобы все увидели, как Аделина расцвела, насколько ее катание стало более чувственным, более женственным, еще более гармоничным. Часто ведь бывает, что, став олимпийским чемпионом, спортсмен как бы «застывает», демонстрируя то, что уже наработано и приносит результат. А Аделина, мне кажется, только сейчас начинает по-настоящему раскрываться, она повзрослела, раскрепостилась, сильно прибавила во вращениях. Конечно, все это будет видно только на соревнованиях, но могу сказать: на мой взгляд, то, что Аделина сейчас показывает на льду, даже больше тяготеет к искусству. Вот мне и всей нашей команде – Татьяне Анатольевне Тарасовой, Петру Чернышову, Ирине Тагаевой – очень хочется показать, какая она на самом деле.

– А в жизни Сотникова сильно изменилась? Все-таки статус олимпийской чемпионки накладывает свой отпечаток на многое.

– Она, как я уже говорила, очень повзрослела. Конечно, какая-то переоценка ценностей в жизни произошла, но в нашей работе мало что поменялось. Хотя вижу, как ей не просто везде успевать. Аделину же продолжают рвать на части, постоянно приглашают в какие-то проекты, шоу...

– Она советуется с вами, где согласиться, а что оставить на потом?

– Конечно, все-таки контроль за тренировочным процессом и подготовкой, каким бы ни был ученик, всегда лежит на тренере. Стараюсь идти навстречу, помогать Аделине. Я же прекрасно вижу, что интересно ей самой, а с чем действительно можно подождать. Я хочу, чтобы она увидела и другую жизнь, а не ограничивалась только спортом. Тем более она заслужила это своим большим трудом.

– Что это за травма, которая не позволила ей выступить на одном из этапов Кубка России?

– Подвернула ногу, случилось растяжение. Ничего страшного, здесь нужно только время, чтобы все встало на свои места. Но, естественно, какие-то коррективы в подготовку пришлось внести.

– А как обстоят дела у другого вашего ученика – Максима Ковтуна?

– С Максимом мы как на американских горках. Он очень здорово выступил на предсезонных прокатах в августе, шел, как я говорю, обгоняя время, а потом у него сломались старые ботинки – и началось. Встал на новые – не подошли, вернулся к старым – получил травму… Месяц, считайте, вылетел из-за всех этих проблем. Сейчас потихоньку набирает форму, но не так все просто. Он ведь уже по три четверных прыжка в программах делал, а тут пришлось все с нуля начинать. И сейчас мы бежим, бежим, бежим… Естественно, Максим переживает. Но, знаете, я считаю, что в большом спорте нужно уметь проходить через сильные эмоции, и не важно, какие они – положительные или отрицательные. Конечно, бывают такие ситуации, которые возникают в самый неподходящий момент, это невозможно предугадать, но учиться бороться с ними можно и нужно.

– Для него минувший сезон тоже был трудным...

– Максим, как и Аделина, повзрослел, стал относиться к себе более вдумчиво и требовательно. Я надеюсь, что в течение сезона он этих качеств не потеряет. Что мне особенно нравится, он начал получать настоящее удовольствие не только от выступлений на публике, но и от тренировок. Это ведь очень ценно, когда каждый день приходится работать на износ, когда нужно прыгать столько четверных. Мы все очень хорошо поработали летом. Петр и Татьяна Анатольевна поставили ребятам программы еще до первого летнего сбора. На сборе с ними занимались разные специалисты: Максим Завозин работал над скольжением, наш хореограф Ирина Тагаева – в зале. Я надеюсь, этот фундамент поможет нам в предстоящем сезоне.

– О программах Ковтуна уже очень много говорят… Когда мы увидим Максима и Аделину на соревнованиях?

– Мне кажется, главное в том, что удалось найти и выделить самое лучшее, что есть у Аделины и Максима, поэтому и образы получились очень интересными и запоминающимися. Максим откроет сезон на третьем этапе Гран-при в Шанхае, а Аделину можно будет увидеть на четвертом в Москве.

http://www.newizv.ru/sport/2014-10-27/2 … anova.html

23

Елена Буянова: внутренний стержень Сотниковой сильнее любых внешних факторов

На минувшей неделе стало известно, что олимпийская чемпионка в женском одиночном катании Аделина Сотникова пропустит из-за травмы серию Гран-при. Но для тренера спортсменки Елены Буяновой это неприятное событие наложилось на приятное - в субботу другой ее ученик, чемпион России Максим Ковтун, впервые в карьере выиграл в Китае этап серии. Корреспондент агентства "Р-Спорт" Мария Воробьева поговорила с Буяновой и о плохом, и о хорошем.

Свернутый текст

- В воскресенье вечером я прилетела из Китая – специально пораньше, чтобы выяснить ситуацию, связанную с Аделиной. Пока ничего совсем страшного нет – на среду у нас запланирована консультация с немецким врачом, после которой все станет понятно, в том числе и по срокам восстановления. Но (на этап Гран-при) в Японию мы уже точно не поедем – нужно основательно вылечиться, чтобы больше не возвращаться к этой теме.
- Сотникова говорила, что нога ее беспокоила больше месяца.
- Это так, но Аделина уже фактически выздоравливала – боль появлялась только в определенные моменты. Мы действовали очень сдержанно. Даже когда поехали на этап Кубка России в Сочи решили просто прочувствовать соревновательные эмоции, поэтому Аделина не делала сложные дорожки. Мы очень пристально следили за ее состоянием, до этого она не каталась три недели – дали ноге покой. Так что все шло на выздоровление. Но в четверг так получилось, что она снова травмировала ту же ногу. Очень обидно, потому что спортсменка практически восстановилась, а теперь - все сначала. Знаю, что и самой Аделине очень тяжело. Когда это случилось, она мне писала сообщения, мы с ней были на связи, и я понимала, как она расстроена. Она настолько светлый и чистый человек, мне ужасно жалко, что с ней это случилось. К тому же Аделина так много работала в этом сезоне, у нас получились очень удачные программы. В Сочи ее зрители приняли шквалом оваций! И она поняла, что все идет действительно хорошо. Судьи подходили к ней, отмечали прогресс. У одной судьи даже слезы выступили на глазах, когда она смотрела выступление Аделины.
Аделина Сотникова: если я по кому-то или чему-то больна, то я больна по льду! >>>
- Вас эти новости настигли незадолго до начала соревнований в Китае?
- Да, я узнала об этом в день проката Максимом (Ковтуном) короткой программы. Еще во вторник перед вылетом в Шанхай я присутствовала на тренировке Аделины. Она катала короткую программу, и прокат получился просто отличным! Я с таким легким сердцем уехала в Китай. Без меня у нее получалось всего пять тренировок. И тут такое… Она начала набирать форму, заряжалась позитивом, с каждым днем в ней росла и крепла уверенность. Она очень хотела выступить именно в России, показать новые программы своим родным болельщикам. Но спорт есть спорт…
- Вы говорите, что Сотниковой хочется выступать, а ведь еще в августе на предсезонных прокатах спортсменка призналась, что ее терзают сомнения, а силы и желание часто пропадают.
- Это естественная усталость после Олимпийских игр. Посмотрите, в каком состоянии сейчас олимпийские чемпионы и призеры Игр. Организм был полностью истощен, исчерпан. Ведь готовились мы не год, а целое четырехлетие. И внутренние ресурсы у организма совершенно ожидаемо закончились. Плюс, завоеванные медали ко многому обязывают и оставляют на плечах спортсменов еще больший груз. Справиться с этим очень непросто.
- За счет чего вам удалось переломить настроение ученицы?
- Аделина - собранный и очень, очень сильный человек. Я бы, наверное, каждому тренеру пожелала иметь такую спортсменку. Ее внутренний стержень сильнее любых внешних факторов. Ситуации, как та, что случилась сейчас, не собьют ее с пути. В ходе подготовки к этому сезону я ее не заставляла, просто старалась объяснять и направлять. У нее было много приглашений на различные мероприятия, мы от них не отказывались, потому что Аделина заслуживает знать, как выглядит жизнь вне спорта. Ей это даже придавало сил, и на тренировках она работала с еще большим вдохновением и нацеленностью на результат. Нам удалось найти золотую середину, поэтому тренировочный процесс пошел в гору.
В Китае были не соревнования, а американские горки
- Едва ли не сложнее, чем Сотниковой, далась подготовка к сезону вашему второму ученику – Максиму Ковтуну…
- Ой, с Максимом нам жизнь все время преподносит сюрпризы (смеется)! Я, на самом деле, уже спокойнее к этому отношусь, а вот ему приходится сложнее. Так получилось, что мы очень здорово подготовились к предсезонным прокатам. База, заложенная летом, крепла и приносила плоды. Но совершенно неожиданно сломались ботинки, соответственно, потерялась форма, и мы вылетели из процесса практически на месяц. Пришлось поменять три пары ботинок. Конечно, это все непросто для спортсмена – выйти на почти идеальную форму, потом потерять все и начать работать с нуля.
- При этом было важно успеть к серии Гран-при?
- Эта мысль в голове пульсировала постоянно и добавляла определенной нервозности. Но предугадать все мы не можем. Тем более в спортивной жизни. Почему мне так легко работать с Аделиной? Я сама через многое прошла за то время, что отдала спорту, поэтому свою ученицу всегда настраивала и готовила к всевозможным перипетиям и случайностям, которые могут возникнуть у нее на пути. Я ей буквально в двух словах могу объяснить ситуацию, и она меня поймет. Максим же пришел ко мне сформировавшимся человеком, со своими мыслями. Поэтому мне намного сложнее пытаться заранее ему объяснить ситуацию. Я всегда чувствую и знаю как будут развиваться события, стараюсь донести все это до него, но не всегда получается.
- Ковтун отмечал, что был уверен в своих силах в Китае и был хорошо готов. Откуда взялась эта уверенность, если существовала вероятность пропуска соревнований?
- К Китаю мы готовились до самого конца, каждый день старались не упустить и использовали каждую тренировку на все сто процентов. К этому этапу он действительно подошел в хорошей форме для того, чтобы показать себя с отличной стороны. Нам ведь хотелось достойно продемонстрировать свои новые постановки и заявить о себе в этом сезоне. Но, к сожалению, до Гран-при нам не удалось выступить ни на одном турнире, а соревновательные эмоции смоделировать очень сложно. И это большой минус в нашей подготовке. Китай у нас получился с чистого листа, Максим это понимал, и мы отдавали себе отчет в том, что какие-то нюансы могут возникнуть. Но что все будет до такой степени… Этого никто не мог предугадать.

- Вы, стоя у бортика, наверняка видели непосредственно момент столкновения японца Юдзуру Ханю с китайцем Хань Янем на разминке перед произвольной программой?
- Конечно… Когда стою у борта, все держу во внимании. Столкновение произошло из-за недостаточной концентрации спортсменов. Ведь подобные ситуации порой случаются, но не так, чтобы фигуристы врезались друг в друга абсолютно наотмашь! В последний момент перед падением или ударом любой человек старается сгруппироваться, а здесь все было с точностью до наоборот. Ситуация осложнялась тем, что никто не понимал, когда продолжатся соревнования. Ребята не вставали со льда, а разминка продолжалась, и другим фигуристам вроде бы нельзя терять время, нужно готовиться к старту и продолжать кататься. Получилась очень щекотливая ситуация – мне, например, самой хотелось выбежать на лед и помочь мальчикам подняться. Главный вопрос, который возник в тот момент - почему не прекращают разминку? На это нужен свисток судьи, иначе фигуристы не имеют права покидать лед. А когда всех все-таки вывели со льда, время потянулось еще медленнее. Было непонятно, можно ли расшнуровать ботинки, а у кого-то уже сильно затекли ноги, начали "остывать" мышцы… Спустя какое-то время разминку возобновили, фигуристов выводили на лед другим ходом, а они, прежде чем начать разминаться, около минуты просто скользили по льду и приходили в себя. Но на этом сложности не закончились – мы оставались в неведении, будут ли выступать японский и китайский фигуристы. Сначала сказали, что Хань Янь снялся, мы рассчитали одно время, потом вдруг увидели, что он идет катать программу… А ребята все были чуть ли не зеленые от волнения.
- Вы вообще ждали от Ковтуна чистого проката после произошедшего?
- Честно сказать, да, ждала. Я пыталась привести его в чувство все это время, и когда мы шли на прокат, я видела по Максиму, что мне это удалось. Но, оказавшись у бортика, мы простояли еще минут пять-шесть – весь лед после проката Ханю был усыпан игрушками и цветами. И я поняла, что Максим опять "теряется". В общем, получились не соревнования, а американские горки. Но, с другой стороны, это тоже неоценимый опыт. Ведь Максим должен уметь справляться и с такого рода сложностями.
- Вы бы выпустили на лед своего абстрактного ученика, если бы подобное приключилось с ним или с ней?
- Наверное, нет. Все-таки здоровье важнее. Не знаю, насколько такая цель оправдывает средства, хотя все зависит от степени тяжести травмы – мы же досконально не знаем в каком состоянии были спортсмены.
- После соревнований Ковтун в интервью сказал, что помимо прочих изменений, связанных с перестановками элементов в программах, вы на какое-то время откажетесь от идеи пяти четверных прыжков.
- Да? Наверное, это Максим сам решил, без меня, я пока не в курсе этого (смеется). У нас впереди не менее важный турнир, на котором будут не менее серьезные соперники. Но в первую очередь мы сами должны показывать достойное катание.
- Вице-президент российской федерации Александр Лакерник сказал, что не хочет давать Ковтуну поблажек и ждет от него катания, которое спортсмен действительно способен демонстрировать.
- В этом и заключается наша основная задача! Спасибо огромное Александру Рафаиловичу и Ольге Кожемякиной, которые перед Китаем постоянно были с нами, посещали наши тренировки. Это тоже подстегивало Максима. Нам ведь в какой-то степени нужно было форсировать подготовку, а это всегда опасно. Но мы все мобилизовались, и я считаю, что с подготовкой мы справились. Только потом нервы чуть-чуть сдали.
- Говоря вашими словами, американские горки начались еще до старта.
- Именно. Сегодня жизнь приносит тебе удовлетворение, а завтра заставляет нырнуть в омут с головой…

http://rsport.ru/interview/20141110/787453536.html

24

Фигурист Ковтун на ЧЕ постарается не давать поводов для придирок - тренер

Двукратный чемпион России в мужском одиночном катании Максим Ковтун во время подготовки к чемпионату Европы, намеченному на 26 января - 1 февраля в Стокгольме, скрупулезно работает над каждой из постановок, чтобы не дать судьям придраться к исполнению элементов, заявила агентству "Р-Спорт" тренер фигуриста Елена Буянова.

Ковтун в первой половине сезона выиграл два этапа серии Гран-при - в Китае и Москве, однако в Финале Гран-при в Барселоне стал четвертым. В произвольной программе фигуристу были снижены уровни сложности некоторых элементов, в частности, комбинированного вращения.

Свернутый текст

"Мы разобрали все наши ошибки, допущенные в первой половине сезона. Максим сейчас - конкурентоспособный спортсмен, за ним все пристально следят, смотрят, на чем можно нас поймать, - сказала Буянова по телефону. - Но мы стараемся сделать так, чтобы никаких вопросов ни по одному элементу к нам не было".

"Все ведь готовятся, не только мы, поэтому нужно быть во всеоружии. Мы более тщательно проверили обе программы, по каждой точке, чтобы не давать никаких поводов", - пояснила тренер.

Буянова рассказала, что после декабрьского чемпионата России в Сочи и празднования Нового года Ковтун возобновил тренировки 4 января.

"Из дома Максим вернулся с позитивным настроем, - отметила собеседница агентства. - В начале с ним много занимались Петр Чернышев и Максим Завозин, дорабатывали дорожки шагов, подходы к прыжкам. Много внимания уделили вращениям, с которыми у нас возникали проблемы. Сейчас уже вкатываем программы под музыку, нарабатываем все то, что отточили на старте подготовки".

Мария Воробьева

http://rsport.ru/figure_skating/20150112/799138762.html

25

Елена Водорезова: «Мои спортсмены научили меня терпению»

Елене Водорезовой, тренеру олимпийской чемпионки Аделины Сотниковой, был вручен приз «Серебряная лань», учрежденный Федерацией спортивных журналистов России, как лучшему тренеру года. Об учениках, которые удержали в профессии, о том, чему они научили тренера, Елена Германовна рассказала сайту ФФККР.

Свернутый текст

Одно дело тренироваться самой, и другое тренировать учеников, что гораздо сложнее. Насколько ценна для вас эта награда?

Безусловно, я очень благодарна за такое признание своей деятельности. Это уже вторая награда как лучшему тренеру, которую я получила по итогам олимпийского сезона. Первая была вручена в Министерстве спорта. И это стало приятным сюрпризом.

«Серебряная лань» -- это приз Федерации спортивных журналистов России. Именно журналистов, которые не всегда лояльны, порой агрессивны, и которых я, откровенно признаюсь, не особо балую вниманием. Но сейчас у меня есть взрослые спортсмены, которые и сами прекрасно могут все прокомментировать и рассказать. Охотно это делают. И то, что Аделину выбрали все российские издания, участвующие в опросе, как лучшую спортсменку года, и отметили нашу сборную по фигурному катанию, дорогого стоит.

Успехи учеников воспринимаются иначе, чем собственные?

Конечно, за успехи учеников радуешься больше, и как тренер получаешь от этого огромное удовольствие. Это ради чего работаешь, это то, к чему мы вместе идем. Когда вся проделанная работа выливается в результат, которого ждешь, то от этого получаешь колоссальное удовлетворение. Это дает мощный толчок для движения вперед. Становится понятно, что делать дальше, в каком направлении двигаться. Аделина, например, очень долго шла к своей олимпийской золотой медали, приложила столько сил, столько вытерпела, и эту награду она, действительно, заслужила.

В жизни случаются разные ситуации, и спортсмен должен быть ко всему готов. Тренер должен научить его, как с этим справляться. Никто не мог предположить, что в этом сезоне так все сложится у Сотниковой. Пожалуй, впервые мы столкнулись с такой серьезной травмой, из-за которой девочка вынуждена была пропустить сезон. Понятно, что мы не могли планировать такого сценария, подготовили новые программы, и Аделина очень хотела кататься, выступать. Несмотря на травму, она делала все, чтобы восстановиться. Приходила на тренировки, еще будучи в гипсе, старалась бежать «впереди паровоза». Но мы вместе рассудили, что этого не нужно сейчас. Пусть нога до конца заживет, потому что из-за травмы фигуристка не могла тренироваться в полную силу.

Но самое главное, что в этой непростой ситуации Аделина не сникла, постаралась переключиться на другую деятельность, начала участвовать в проекте «Танцы со звездами», и я уверена, что она сможет себя там реализовать. Аделина не боится пробовать себя в чем-то новом, постоянно учится. А это потрясающее качество – желание учиться, получать новые звания, навыки, что, несомненно, в будущем принесет свои плоды.

Помимо того, что Аделина продолжает тренировки на льду, она по четыре часа занимается танцами на паркете вместе с партнером Глебом Савченко. Это большой объем работы. Для спорта, для дальнейшей карьеры – это нужно. Сейчас Аделина имеет возможность посмотреть на себя со стороны, для нее это новая обстановка, новая ситуация, новые знакомства с людьми из других профессий, новый опыт, который, безусловно, пригодиться в спорте.

В одном из интервью вы сказали, что именно Аделина удержала вас в профессии. Действительно, был момент, когда хотелось все бросить и перестать заниматься тренерской работой?

Действительно, был момент, когда от меня ушел ученик, талантливый парень, лидер сборной. Слава богу, что в моей тренерской карьере подобных случаев было немного, но это всегда непросто пережить. Дело даже не в том, что ученики предают. Если кто-то принимает такое решение, и с новым тренером двигается дальше, добивается успеха, то для меня это радость. Ведь все мы люди одной профессии. Обидно, когда этого не происходит, когда спортсмены не могут себя реализовать.

То расставание заставило меня задуматься о многом. Понимаете, у любого человека в такой ситуации появляются мысли, сомнения, что, возможно, он что-то делает не так. Не скрою, я очень переживала, не ходила на тренировки, не хотела ничего. Выйти из этого «кризиса» мне помогла моя семья и близкая подруга. Конечно, домашние были рады, что я больше времени стану проводить с ними дома. Но в тот момент мой муж нашел очень правильные слова, сказал, что в жизни через все нужно пройти, что у меня есть ученица Аделина Сотникова, которая уже добилась результатов, что эта девочка ни в чем не виновата, и я не должна ее бросать.

Аделина, действительно, была очень предана мне, ловила каждое слово, нам достаточно было взгляда, чтобы понять друг друга. Мы вместе росли – я как тренер, она как ученица. И это правда, что поддержка моей семьи, моей подруги и Аделины удержала меня в профессии, за что я очень благодарна.

Чему вас научили ученики?

Терпению. С Аделиной мы вместе проходили весь долгий путь со взлетами и падениями. По большому счету, у нас никогда не было проблем. А Максим пришел ко мне спортсменом со сложившейся судьбой. Это, как вы понимаете, другая история. В чем-то мы с Максом похожи, потому и на тренировках иногда как коса на камень. Ведь в жизни я очень спокойный человек, редко выхожу из себя, меня трудно вывести из равновесия. Но в работе становлюсь взрывной, требовательной, даже где-то жесткой. И Максим взрывной, эмоциональный, амбициозный, творческий. У него большой потенциал, то вся эта неудержимая энергия «растаскивает» его в разные стороны, хотя он и старается держать себя в руках.

Но за последнее время Максим очень изменился. Вспоминаю первый чемпионат Европы, где он не мог даже стоять в микст-зоне, реально падал от усталости. И сейчас, когда после выступления он улыбается, шутит.

Макс, конечно, стал другим. Только немногие знают, чего это стоило. Те, кто постоянно следит за карьерой Ковтуна, могут понять, насколько серьезны эти перемены. И не только на льду, но и вне льда. С Максимом, конечно, непросто, но в этом парне подкупает искренность и его стремление меняться. Он всегда четко знает, что ему делать, над чем работать и старается выполнять.

Вообще, сейчас в ЦСКА работает много моих бывших учеников, которые пробуют себя в профессии тренера. Я счастлива, что они вместе со мной. Это значит, что свою работу делаю правильно. Я вижу, что у ребят получается, верю, что со временем из них будет толк. Но профессия тренера требует, прежде всего, терпения. Ничего не приходит сразу. Только тот, кто умеет ждать и терпеть, добивается в жизни и в спорте успеха.

Ольга ЕРМОЛИНА

http://fsrussia.ru/intervyu/815-elena-v … eniyu.html

26

Елена Буянова: "Мой интерес к "Танцам со звездами" был достаточно "шкурным"

Елена
ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Накануне открытой тренировки олимпийской чемпионки Аделины Сотниковой, пропустившей прошлый сезон из-за травмы ноги, интервью "СЭ" дала тренер фигуристки Елена Буянова.

Читать здесь http://www.sport-express.ru/figure-skat … ws/908659/

27

Отредактировано кика (2015-12-16 22:33:14)

28

https://pp.vk.me/c631924/v631924316/7166/5UBt4N0vYjI.jpg  https://pp.vk.me/c631924/v631924316/716b/sv1IHzjcTDQ.jpg   https://pp.vk.me/c631924/v631924316/726c/dkJuO212zSo.jpg

ФИГУРИСТЬI. ПАРАЛЛЕЛИ
вчера в 0:24
ФОТО ДНЯ

Смотрю сегодня "Наедине со всеми" с Еленой Водорезовой. На заднем плане идут фотографии. И среди них вижу свою. Нет, не портрет. А фото, которое было сделано в мае прошлого года. Поздно вечером 20 мая Буянова, Тагаева, Чернышев и Сотникова готовили программу. Через час наступал день рождения Елены Германовны, а у нас ни подарка, ни букета. Пришлось включать фантазию. Из золотой коробки делается самая большая на свете медаль. На нее клеятся фотки Аделины и Максима и смешные штучки. Из остатков коробки - вырезается слово - УРА! И придумывается сценарий. Ровно в 00.01 21 мая выходим на поле с медалью, громко кричим поздравления и пожелания. И план сработал. Елена Германовна была удивлена. Надеюсь, приятно. Тогда и была сделана фотография. А сама "медаль" хранится в тренерской Буяновой.
Алена Гришина

29

Елена Буянова: "Сотникова в состоянии справиться с чем угодно"

Елена
ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Олимпийский сезон и победа в Сочи Аделины Сотниковой сделали из Елены Буяновой одного из самых успешных тренеров мира. В этом году впору было говорить о сокрушительном провале: Максим Ковтун – единственный подопечный Буяновой на недавнем мировом первенстве – занял там лишь 18-е место. Разумеется с этой темы и началась наша беседа.

Читать -> http://www.sport-express.ru/figure-skat … ws/988698/


Вы здесь » Неофициальный форум Татьяны Навки » Фигурное катание » Елена Буянова (Водорезова)